Вереск и Лилия. Главы 1—2

Страница: 14 из 14

к ней, и нерешительно встала, все еще поддерживая рукой платье, прикрывая грудь.

— Ты не слышала меня? — прикрикнул Франк и ринулся к ней, но Кристиан перегородил ему дорогу.

Франк посмотрел в его лицо с такой ненавистью, какой никто от него не ожидал, потом, не отрывая взгляда от Кристиана, чуть повернул голову в сторону Мэй и сказал:

— Чтоб через секунду тебя здесь не было, иначе убью вас обоих.

Мэй боялась остаться, но ей также было страшно уйти, она не знала, на что он способен, и опасалась за Кристиана. Но молодой человек обернулся к ней и мягким голосом произнес:

— Иди, мы все обсудим с мистером Гетеборгом, как цивилизованные люди, как мужчины. И не беспокойся, я сумею за себя постоять.

Мэй осторожно прошла мимо них и побежала в сторону дома, чувствуя, как слезы начинают душить ее. На лестнице она встретила Беатрис, которая в растерянности посмотрела на ее вид, но Мэй велела ей идти к себе и не появляться сегодня. Она пришла в свою комнату, достала из шкафа чемодан и дрожащими руками стала кидать в него одежду, но потом села на край кровати и разрыдалась.

Мэй не знала, сколько прошло времени, прежде чем Франк вошел в ее комнату. На его лице не было ненависти и злобы, но он был рассержен и суров. Он закрыл за собой дверь и прислонился к ней.

— Я знаю, что сейчас тебе кажется, что ты поступаешь правильно, что следуешь зову своего сердца, — медленно произнес он, глядя на нее. — Но ты не в состоянии мыслить здраво, ты слишком много пережила, ты страдала, и ты не понимаешь, что для тебя лучше.

— Я хочу уехать, — тихо ответила Мэй, чувствуя, как к ней возвращается решительность, — я хочу уехать с ним. Я люблю его, а он любит меня, он заберет меня с собой.

— Он уезжает, — подняв брови, ответил Франк, — он берет деньги, плату за выполненную работы и компенсацию, и уезжает. У него нет сил и желания бороться со мной.

— Это неправда, — Мэй покачала головой, — вы запугали его.

— Чем я мог его запугать? Расправой? Убийством? Я рассказал ему правду, и он не стал вмешиваться в дела, которые его не касаются.

— Какую правду? Я ничего вам не должна, меня ничего здесь не держит. Сегодня вы унизили меня, и я не хочу вас больше видеть.

Мэй решительно направилась к нему и попыталась оттолкнуть, чтобы открыть дверь, но Франк схватил ее за предплечья и сжал со всей силой, причиняя боль. Он несколько раз встряхнул Мэй и приблизил к ней свое лицо.

— Раньше ты так не думала, — произнес он, его губы в нескольких дюймах от ее, — или ты забыла, сколько раз ты была моей в этой самой комнате, на этой кровати. Как ты отдавалась мне, пока твоя тетя спала этажом ниже, как стонала в моих объятиях, — каждое его слово отдавалось эхом в голове Мэй, она лишь пыталась качать головой под его напором и отводить взгляд.

Она попыталась вырваться, но он крепко держал ее, подталкивая дальше от двери.

— Я никогда, — прошептала Мэй, — это неправда, этого не было, я бы знала.

Когда она произнесла эти слова, Франк оттолкнул ее, и Мэй упала на кровать. Прежде чем она успела вскочить, Франк навалился сверху, не давая ей возможности двигаться, грубо пробрался под ее юбки и запустил руку между ее ног.

Мэй ощутила, как его палец поникает внутрь ее тела, потом к нему присоединились еще два. Франк орудовал внутри ее уже не девственного влагалища по-хозяйски, как давний любовник, проталкиваясь все глубже, а потом его большой палец лег на клитор и вопреки ее желанию послал сигнал всему ее телу. Мэй замерла на мгновение, невольно прислушиваясь к ощущениям, потом с бОльшей силой попыталась вырваться из-под мужчины, который теперь внушал ей страх.

Франк приподнялся и поставил колени между ее ног, раздвигая их, одной рукой он оперся о кровать, поставив ее рядом с ее лицом, второй расстегнул свои брюки, достал член и слегка надавил им на ее половые губки. Мэй дернулась.

— Расслабься, девочка моя, — прошептал Франк ей в лицо и прижался щекой к ее щеке, потом он обхватил губами ее губы, обсасывая их и облизывая языком. — Тебе нравились мои прикосновения, тебе нужно только вспомнить.

— Пожалуйста, не надо, — прошептала Мэй, пока он вытирал пальцами слезы с ее щек, — я не хочу, я не могу. Умоляю, в память о ней...

Член Франка погрузился в ее лоно, не встретив сопротивления. Мэй почувствовала небольшой дискомфорт в неувлажненном влагалище, но никакой боли не было. Она еще раз попыталась оттолкнуть его, но поняла, что слишком слаба и находится в его полной власти. Франк позволил ей отвернуть лицо и прижался губами к ее шее. Мэй смирилась и отдалась его поцелуям, позволяя его члену скользить внутри своего тела.

— Ты даже не представляешь, как сильно я люблю тебя, я всегда любил только тебя, — шептал Франк, иногда отрывая губы от ее кожи, влажной от слез, — у тебя будет все, что ты захочешь, я все тебе куплю, все для тебя добуду. Я построю тебе дом, где мы будем счастливы, как и планировал. Ведь я все это делал для тебя.

На мгновение Мэй показалась, что она уже слышала его шепот над своим ухом, слышала его прерывающееся дыхание, ей были знакомы ощущения, которые он вызывал в ее теле. Она не поняла, что увлажнилась, но Франк ощутил, что скольжение стало легче, и устремился как можно глубже, ударяясь лобком в низ ее живота, его мошонка шлепалась о ее ягодицы. Груди Мэй колыхались от его ударов, а приподнятые ноги подрагивали. Франк старался не кончать как можно дольше, желая вызвать в ней похоть и доставить наслаждение, но, приближаясь к вершинам, понял, что сейчас не время будить в ней женщину. Пройдет время, и она станет добровольно принадлежать ему.

Излившись в любимое тело до конца, Франк повернул к себе ее лицо и произнес:

— Я обещал Эстер позаботиться о тебе, и я сделаю это так, как смогу. Ты станешь моей женой.

— Никогда, — Мэй упорно покачала головой, она чувствовала себя униженной, изнасилованной, обесчещенной. Ей было трудно поверить, что она могла отдаваться ему когда-то, и еще труднее, что могла так бесстыдно обманывать Эстер, но она не сомневалась в правдивости его слов. Когда-то она испытывала наслаждение от занятий любовью, и ее любовником был именно Франк.

— Сейчас тебе кажется, что тебя прижали к стенке, — продолжал Франк нежным голосом, — но это не так. Я сделаю тебя счастливой, я дам тебе время привыкнуть, приду к тебе тогда, когда ты захочешь. Я буду держать себя в руках, того, что произошло только что, больше не будет. Мне просто нужно было показать тебе.

Видя, что Мэй по-прежнему качает головой, ощущая, как нарастает отчаяние, готовый, если нужно, запереть ее здесь навсегда, Франк использовал последний аргумент:

— А если ты носишь моего ребенка? Мое семя было в тебе много раз, ты могла понести. Хочешь сделать своего ребенка бастардом, шляться с ним по улицам? Думаешь, будешь кому-то нужна? Уступи мне, и ты не пожалеешь. Ты вспомнишь, каково было принадлежать мне.

Глава 3. Франк

Он мчался по коридору к лестнице, в несколько шагов преодолел ступеньки наверх, и перед ним была дверь в ее комнату. Он ворвался внутрь и увидел ее тело на полу с повернутой набок головой, ее лицо закрывали разметавшиеся волосы.

Продолжение следует...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх