Вереск и Лилия. Главы 1—2

Страница: 9 из 14

Гетеборг отправил бы за вами экипаж и встретил вас лично. Прошу вас пройти со мной.

— Благодарю, мистер... , — Мэй замялась, теребя в руках перчатки, ожидая, что встретивший ее человек представится.

Она была не из робких девиц, но сейчас в незнакомом доме, в незнакомой стране растерялась.

— Меня зовут Мортон, вы можете обращаться ко мне по любым вопросам.

— Мой багаж остался у ворот... Мортон... надеюсь, вы пошлете кого-то за ним.

Мужчина бросил взгляд в том направлении, откуда пришла Мэй, будто рассчитывая увидеть багаж, о котором говорила гостья, хотя ограду и ворота скрывали ряды деревьев.

— Не тревожьтесь, мисс Кэмпер, я позабочусь о вашем багаже.

Мэй прошла за мужчиной в дом и оказалась в большом холле, главной доминантой которого была огромная лестница, спиралью поднимающая вверх. Из холла вели два широких коридора, рядом с лестницей было закрытая дверь. Молчаливый провожатый знаком указал Мэй пройти по одному из коридоров, а сам вошел в дверь, оставив гостью одну. В его холодных манерах было что-то зловещее, но он не казался высокомерным и дерзким. Напротив, Мэй его поведение выглядело уместным. Мортон выполнял свои обязанности, не будучи навязчивым.

Мэй не спеша проследовала по коридору, обращая внимание на многочисленные картины, висевшие на стенах, статуи и вазы, закрытые двери с необычной резьбой, пока ей на встречу не вышла тетя Эстер. Она торопливо, насколько это было возможно при ее состоянии, бросилась навстречу любимой племяннице и заключила ее в объятия.

— Милая, как же я рада тебя видеть, — залепетала она, то обнимая Мэй, то целуя ее лицо, — как же так получилось, что мы не знали о твоем приезде. Ты такая взрослая и самостоятельная, но как же я хотела встретить тебя сама. Франк! — она обернулась в сторону открытой двери. — Почему тебя не предупредили? Пойдем же, детка, проходи. Ты устала?

Эстер провела Мэй в большую гостиную, посреди которой стоял Франк. Он подошел к Мэй, взял ее за руки и крепко пожал их.

— Я не менее счастлив видеть тебя в своем доме, Мэй. Эстер с нетерпением ждала тебя, мне в пору ревновать.

Они устроились в гостиной с огромными окнами высотой от самого пола почти до потолка. Комната была дорого обставлена, в ней сочетались современные модные предметы декора и старинная мебель.

Мэй рассказала тете и ее новому мужу о том, как пересекла границу, как нашла дорогу до имения, какие приключения пережила по дороге. За это время в комнату несколько раз заходил Мортон, что-то приносил и уносил, но Мэй не решалась повернуться и посмотреть. Этот человек смущал и интересовал ее, и она не хотела этого показывать.

Потом ее почти насильно накормили ужином, а затем отвели на третий этаж.

— Теперь это и твой дом тоже, Мэй. Эстер очень любит тебя и хочет, чтобы ты была рядом. Я буду рад всему, что делает мою жену счастливой. Прошу тебя называть меня Франк, ведь теперь мы одна семья. Наши с Эстер комнаты находятся этажом ниже, этот этаж пустовал долгие годы, теперь он полностью в твоем распоряжении. Надеюсь, ты будешь здесь счастлива.

— Благодарю вас, Франк, — ответила Мэй с невероятно милой улыбкой.

Франк оставил Мэй и Эстер одних, и вместе они разобрали вещи. После долгой дороги девушка не готова была осматривать дом и угодья, хотя ей очень хотелось увидеть все своими глазами. Служанка принесла графин с теплой водой, и Мэй умылась, потом из последних сил переоделась в ночную рубашку и легла в кровать, а Эстер села рядом с ней.

— Я так счастлива, милая, — произнесла она, — даже не думала, что смогу испытать подобное. Мой прошлый брак не был удачным, ты знаешь. И хотя его смерть стала для меня ударом, она не сделала меня несчастнее.

— Ты влюблена, тетя? — спросила Мэй, понимая, что больше всего на свете Эстер хотелось сейчас поделиться своими чувствами.

— Да, и сильно, — ответила та, — Франк очень нежен, предусмотрителен. Я думала, что здесь мне будет скучно, ведь все мои друзья остались далеко, да и тебя так долго не было. Но за те 3 месяца, что я живу здесь, каждый день я словно в сказке. Нет, он не сидит со мной целыми днями, иногда он уезжает, но я с нетерпением жду его возвращения, и это делает меня счастливой. Но ты устала, у тебя закрываются глаза. Не буду тебя утомлять. Спи, детка.

— А как твое самочувствие? — спросила Мэй, когда тетя уже открыла дверь в коридор.

Эстер обернулась и улыбнулась племяннице, ничего не ответив.

Мэй понравилось имение Гетеборгов. Оно принадлежало семье Франка уже четыре поколения, хотя сам Франк редко бывал здесь после семейной трагедии. И имение стало приходить в упадок. За домом следили все эти годы, а вот окрестности пришли в упадок. Сад вокруг дома высох и зарос. Через месяц после свадьбы Франк и Эстер переехали сюда, и женщина приложила немало усилий, чтобы обновить интерьер и привести в порядок внутренний сад. Она наняла двух садовников и лично руководила работами.

Почти всю жизнь Эстер страдала от больных легких, этот же недуг скосил когда-то и мать Мэй. В детстве сестры жили совсем рядом с фабрикой по производству хлопка, а Мэй слышала, что многие рабочие страдали от того, что пух попадал в легкие и оседал там. Потом Эстер, слывшая красавицей, вышла замуж за богатого человека, но без любви, и спустя годы он оставил ее богатой вдовой.

Здоровье Эстер ухудшилось еще до свадьбы, но это не остановило Франка, его намерения были серьезны, и Эстер была особо благодарна ему за искреннюю привязанность. И здесь, в Швейцарии, ей не становилось лучше, она часто кашляла, особенно по ночам. Теперь у нее с Франком были отдельные спальни, хотя, по неловким замечаниям Эстер, муж нередко приходил к ней поздними вечерами.

Мэй много читала, гуляла, также занималась садом. Она задумала восстановить один из фонтанов с цветником и попросила Мортона заказать из столицы некоторые детали, растения. С каждым днем Мортон вызывал у нее все больше доверия и уважения. Он также старался угодить ей, не переходя при этом должные рамки. Для всех в доме он был незаменим.

Франк редко уезжал из дома, он много времени проводил в своем кабинете, работая, иногда сопровождал жену и ее племянницу на прогулках. Он завел правило совместных завтраков. Мэй не могла пожаловаться на него, но он не вызывал у нее особых симпатий. У них было мало общего, он был из другого поколения, и она мало интересовалась им и его делами. Впрочем, он также не лез к ней с вопросами, советами, нравоучениями. Он знал, что Эстер безумно любит ее, и принял это как должное.

Поздней осенью самочувствие Эстер заметно ухудшилось, и она стала чаще ездить в город к врачам, потом Франк сам отвез ее в Цюрих, где она прошла обследование. Потом ей посоветовали отправиться на полгода в Италию ближе к морю. Эстер была против, но Франк настоял на отъезде, пообещав, что сразу, как она пройдет курс лечение в клинике, он пришлет к ней Мэй, и они вместе поживут на арендованной им вилле. Также он обещал приезжать к ней как можно чаще. И Эстер согласилась, у нее почти не оставалось сил возражать, и Мэй настаивала на том, чтобы она подумала о своем здоровье. Эстер была ее единственным близким человеком, и больше всего Мэй боялась потерять ее.

Наступила зима, погода в этом году была настолько ужасна, что Мэй почти не выходила из дома и стала чаще чувствовать недомогание. Однажды утром она едва смогла встать с постели, у нее болело все тело, ломило суставы. Из-за головокружения она весь день провела в постели, но отказалась приглашать врача, несмотря на уверения Франка. На дворе лил дождь и дул сильный ветер, к полудню начался ураган. А на следующий день ей стало лучше. Но хандра так и не проходила до конца, ночи были неспокойны, пробудиться утром было еще сложнее. В конце концов врач все-таки осмотрел ее, но не нашел никаких признаков болезни. Он прописал ей успокоительные и обезболивающие на случай приступов мигрени.

Мэй помнила об обещании приехать к Эстер, но ее обуревала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх