Вереск и Лилия. Главы 1—2

Страница: 13 из 14

Кстати, вам снилось что-то не хорошее, под утро у вас был беспокойный сон.

— Да, кажется, меня впечатлила ваша история об убийстве в этом доме... в моей комнате.

Мэй чуть улыбнулась, она действительно выглядела свежей и счастливой.

Завтрак прошел как обычно. Франк был доволен, что все в прекрасном настроении, Эстер что-то говорила о саде и завтрашней ярмарке.

— Тебе не стоит ехать, — сухо произнес Франк, ни на кого не глядя, — не думаю, что прогулка пойдет тебе на пользу, похолодало и позже будет дождь.

— Я соглашусь, что тете не стоит переутомляться, но не думаю, что легкая прогулка в повозке повредит ей, — высказала свое мнение Мэй.

Франк поднял на нее глаза, пристально посмотрел несколько мгновений и вернулся к газете. Мэй казалось, что она единственная, кто осмеливается перечить Франку таким уверенным тоном, даже Эстер казалась маленькой и тихой в такие моменты.

— Значит, все со мной солидарны, Мэй, переутомление ей ни к чему. Вы вдвоем можете провести время в саду, пока позволит погода.

— Значит, мне тоже нельзя никуда поехать, — встрепенулась Мэй, с упреком глядя на Франка, — я ведь не больна.

Кристиан чуть слышно кашлянул в кулак, но Мэй не обратила на него внимание.

— Я не обязана сидеть здесь целыми днями, не имея возможности никуда выходить. Ты же не станешь мне запрещать?

Ей потребовалось ждать с минуту, прежде чем он поднял на нее глаза.

— Посмотрим, что будет завтра. И да, у меня нет намерения запрещать тебе куда-либо выходить, — Франк встал из-за стола и вышел, не закончив завтрак.

Эстер проводила его растерянным взглядом и извинилась перед Кристианом за нелюбезное поведение мужа, а потом поднялась и вышла вслед за ним, оставив Мэй и Кристиана одних.

— Вы ведь ничего ему не сказали? — спросила Мэй, не глядя на него.

— Нет, я выполнил вашу просьбу, но вам не стоит...

— Надоело, что все говорят мне, что делать. Моя тетя взрослая женщина, она в состоянии отвечать за свои поступки, за свое здоровье, почему все считают нужным указывать ей, что делать. Почему она позволяет ему?

— Очевидно, потому что любит его, и ей важно его мнение, — ответил Кристиан после минутной паузы.

— Я бы не смогла любить его, — еле слышно произнесла Мэй.

Через несколько дней Беатрис пришла в комнату Мэй, которая только оделась к завтраку, и сообщила, что ночью Эстер скончалась, у нее начался приступ кашля, и она задохнулась. Франк пытался помочь ей, но безуспешно. Выслушав горничную до конца, Мэй потеряла сознание и провела в бреду следующие сутки.

Через два дня состоялись похороны, Эстер нашла пристанище в склепе Гетеборгов, находящемся на городском кладбище. Все эти дни Франк ходил темнее тучи, а Мэй скорее походила на привидение. Если бы не внимание и забота Кристиана, она бы растаяла на глазах. Он был рядом, старался отвлечь ее, хотя оба понимали, что он недолго пробудет в имении. После смерти Эстер смысла в строительстве дома и обустройстве сада больше не было.

В один из вечером Мэй вышла в глухую часть парка, в которой оказалась лишь однажды, в день своего приезда. Она шла вдоль кустарников, пока не увидела спрятанный в глубине небольшой фонтан с высокими бортиками. Она села на край и опустила руку, будто хотела коснуться воды, но фонтан был сух.

Она знала, что кто-то шел за ней следом, но не была уверена, был ли это Мортон или Кристиан, или Франк, хотя ему сейчас было не до нее. После похорон он стал заниматься оформлением наследства Эстер. Она не написала завещание, хотя как-то говорила Мэй о намерении оставить ей содержание, и что Франк поддержал ее и пообещал помочь в оформлении. Теперь, когда горечь утраты перестала быть такой острой, она задумалась о том, что теперь ждет ее. У нее ничего не было, ни денег, ни связей, ни друзей. Единственное, на что можно было рассчитывать, это благосклонность Франка, который мог бы позаботиться о ней в память о женщине, с которой пробыл в браке так недолго. Но не будет ли эта забота ей в тягость?

— Я ничего не собираюсь с собой делать, если вы об этом беспокоитесь, — громко произнесла Мэй, обращаясь к невидимому спутнику.

— Я об этом не думал, просто мне не хотелось оставлять вас в одиночестве, — услышала она голос Кристиана, и он вышел из тени и подошел к ней. — Не стану спрашивать, что могу сделать для вас, уверен, вы и сами не знаете. Но я могу быть просто рядом.

— Как скоро вы уезжаете? — спросила Мэй, глядя на него.

— Пока не знаю, мистер Гетеборг не отдавал никаких распоряжений, а я пока не хочу торопить его... мне тяжело оставлять вас, — закончил он, глядя на Мэй с нежностью и любовью.

В едином порыве они приблизились друг к другу, и Мэй положила руки на его плечи, а его руки оказались на ее талии.

— Заберите меня с собой, — произнесла она, — мне здесь нечего делать, как и вам.

Кристиан неуверенно посмотрел на нее и опустил голову.

— У меня ничего нет, я без работы, не знаю, когда смогу подыскать что-то. Я привык довольствоваться малым, вы не сможете жить той жизнью, какой привык жить я.

— А вы не смогли бы жить той жизнью, которая уготована здесь мне. Я знаю его чуть больше года, он мне чужой, я не хочу жить с ним под одной крышей. Заберите меня с собой, и я буду вашей.

Мэй приподнялась на цыпочках и прильнула к губам Кристиана. Его объятия стали крепче, он с силой притянул ее тело к себе, ощущая его изгибы. Его губы впивались в ее рот, сминая их и раскрывая. В перерывах между его поцелуями, Мэй тихо стонала, ощущая прилив желания внизу живота. Она позволила Кристиану переместить руку на грудь и сжать ее через ткань. Заведя руку за спину, она потянула за шнуровку платья, ослабляя ее. Ощутив ее жажду, Кристиан чуть приподнял девушку и усадил на бортик фонтана, встав между ее ногами и прижавшись к ее бедрам. Верх платья Мэй был приспущен на плечи, и Кристиану не стоило усилий запустить ладонь и коснуться кожи ее груди. Когда его пальцы сомкнулись на соске, Мэй откинула голову и тяжело задышала. Его губы были на ее шее, ключицах, они следовали ниже, пробираясь к груди, и наконец вершины упругих полушарий по очереди ощутили тепло его рта и нежные прикосновения языка.

— Возьми меня, — прошептала Мэй со страстью в срывающемся голосе, — здесь и сейчас.

Кристиана не нужно было уговаривать. Его руки подняли ее юбки и принялись ласкать колени, облаченные в чулки, потом поднялись выше, к панталонам с кружевными оборками.

— Я хочу, чтобы ты разорвал их, — сказал Мэй, не желая тратить время на лишние действия, ей хотелось скорее утолить жажду плоти, ощутить в себе мужчину, которого, как ей казалось, она любила.

Кристиан рванул в разные стороны тонкую ткань, и ее нежную кожу обдало прохладным воздухом. Мэй помогла ему расстегнуть брюки, и ее руки впервые коснулись мужского органа, уже поднявшегося, твердого и жилистого, готового удовлетворить ее и заставить забыться. Ладонью Кристиан провел по ее промежности, посылая дрожь по всему ее телу, потому обхватил ее ягодицы и сильнее прижал к своим бедрам, давая почувствовать его желание.

— Прочь! — услышали они вопль, который заставил их замереть в ужасе.

На мощеной дорожке в темноте стоял Франк, вся его поза изображала ярость и угрозу — широко расставленные ноги, вздымающиеся плечи, вытянутая вперед голова. Он словно готов был броситься вперед и разорвать их.

Кристиан убрал руки с тела Мэй, и она натянула платье на грудь. Франк сделал шаг вперед, его взгляд остановился на ее обнаженных ногах, прижимающихся к бедрам мужчины, и Мэй поспешила оправить юбки. Она никогда не считалась с мнением Франка, но сейчас ей было страшно. Она никогда не видела его в таком гневе и не знала, чем все может обернуться.

Кристиан застегнул брюки и сделал шаг к Франку, намереваясь что-то объяснить.

— Немедленно иди в дом, — голос Франка стал тише, но из него не исчезла ярость.

Мэй сразу поняла, что это относится ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх