Вереск и Лилия. Главы 1—2

Страница: 11 из 14

.

Он на мгновение уставился на стоявшую на пороге девушку в нежно-голубом платье, одна рука ее лежала на ручке распахнутой двери, ведущей в коридор, другой она прижимала к груди книгу.

Кристиан поднялся и поспешно застегнул жилет, стараясь привести себя в подобающий вид.

— Простите, мисс Гетеборг, я не ожидал посетителей в такой поздний час.

Мэй сделала несколько шагов вперед и остановилась посреди комнаты, ее взгляд был прикован к его лицу.

— Мисс Гетеборг? — переспросила она, приподнимая брови и улыбаясь, какая разница, кем он ее считает. — Пусть будет так. Я не стала бы беспокоить вас так поздно, но я сегодня виделась с Франком, он рассказал нам о вас, о вашем с ним разговоре. И мне не терпелось задать вам один вопрос.

— Да, конечно, мисс, я отвечу на все ваши вопросы.

Кристиан смотрел на Мэй, заставшую его врасплох. А она смотрела на него в ответ, пытаясь угадать, какое впечатление произвел на него ее неожиданный визит. Сейчас вблизи он показался ей еще более привлекательным, и в ней возникло естественное желание быть соблазнительной.

— Какой смысл в том, чтобы вы все делали по своему? — спросила она после некоторого ожидания.

Кристиан сразу не нашел, что ответить, он лишь слегка качнул головой, пытаясь понять, что именно она имеет в виду, и Мэй продолжала.

— Вы сказали Франку, что хотите оставить за собой право не вносить никаких изменений, если вам покажется, что это неправильно? Какой в этом смысл? Если вы захотите сделать в центре дома бальную залу, а она нам не будет нужна, какой смысл делать ее?

— Вы не совсем правильно поняли, мисс Гетеборг. В доме будут только те комнаты, которые вам будут нужны. Речь шла скорее о создании стиля, декора, архитектурных элементов, цветовых...

— Я не люблю желтый цвет, а тетя Эстер не переносит красный. Вы будете на них настаивать? А еще я не люблю всякие скульптуры, херувимов, маленьких мальчиков. А впрочем, это не важно. Я не об этом хотела вас спросить, просто почему-то этот вопросы пришел мне внезапно в голову. Вы знаете, что в этом доме погибла сестра Франка и двое ее детей? Ее муж обанкротился, и ее отец попросил его уйти из дома и никогда не видеться с ней и детьми. Тогда он взял пистолет, застрелил своих маленьких сыновей, жену, изгнавшего его свекра, а потом выстрелил в себя. Это было лет 20 назад, и застрелился он в этой самой комнате.

Мэй замолчала. Она стояла напротив Кристиана со спокойным лицом, будто рассказывала, что будет на ужин. Когда-то эта история привела ее саму в ужас, именно с этим происшествием она зачастую связывала свои кошмары, до тех пор, пока в них не появилась близость с мужчиной, преследовавшим ее.

— Спокойно ночи, мистер Таунсенд, — произнесла она в конце концов, понимая, что произвела нужное впечатление, — Надеюсь вы как можно скорее построите этот свой новый дом, и мы сможем уехать отсюда.

Мэй направилась к двери. Открывая ее, она обернулась и произнесла:

— Если хотите, чтобы вас не беспокоили, запирайте двери.

На следующее утро как обычно она спустилась к завтраку в положенный час, встретив на лестнице Кристиана, который вежливо поинтересовался ее настроением. В столовую они пришли последними. Во главе стола сидел Франк, отложивший газету при их появлении, слева от него была Эстер. Мэй заняла свое место по правую руку, а Кристиан сел на предложенное место рядом с ней.

— В этом доме есть определенные порядки, мистер Таунсенд, — сказала Эстер, когда подали завтрак, — мы все не часто собираемся вместе за одним столом. Я не ужинаю совсем, мистер Гетеборг ужинает в своем кабинете за работой, Мэй предпочитает вечерами сидеть в своей комнате. А обедаем мы все в разное время. Поэтому мой муж установил правило, что завтракаем мы все здесь в один и тот же час, за очень редким исключением.

Эстер улыбнулась и посмотрела на мужа, погладив его по руке. Он также ответил ей улыбкой.

— Предпочитаю начинать день с того, чтобы увидеть свою жену в хорошем настроении и добром здравии.

Эта фраза, а точнее тон показались Мэй неестественными и неправдивыми. Она взглянула на Франка и отвела взгляд, когда он ответил на него. Последнее время Франк вызывал у нее все меньше симпатии, ей казалось, что он недостоин ее благородной и невероятно нежной тети, воспитывавшей ее последние 5 лет. Кому он сейчас хотел продемонстрировать свое внимание к жене? Неужели наемному работнику?

— Я замечательно сегодня спала, — как обычно защебетала Эстер, — Мне приятно, когда в доме появляются новые люди, я люблю гостей, но они редко бывают у нас. Мы так далеко от всех старых друзей, к нам приезжают разве что по делам, чтобы встретиться с Франком. Да и я уже давно не являюсь интересным собеседником. Я не в курсе всех новостей и сплетен, зато могу наизусть цитировать медицинские справочники.

— Я буду стараться, мадам, оживить вашу жизнь, этот дом. Обещаю, что в скором времени вы будете цитировать учебники по архитектуре, если вам будет это интересно. Надеюсь, и мисс Гетеборг будет принимать участие в наших обсуждениях, вчера вечером она проявила заинтересованность, — сказал Кристиан, поворачиваясь к Мэй, на которую не решался взглянуть до этого.

В этот момент Франк положил вилку и впился взглядом в девушку, которая на мгновение замерла, а потом продолжила завтрак, не обращая внимания на окружающих.

— Так, может, мы перенесем встречу из твоего кабинета, дорогой, сюда. Так мы все вместе сможет высказать свои пожелания, — предложила Эстер, оглядывая присутствующих. Ей хотелось задержаться здесь подольше, побыть рядом с мужем, ведь теперь у них наконец-то появилась общая тема.

— И правда, почему бы вам не сообщить нам о своих планах? — произнесла Мэй, кладя вилку и нож и откидываясь на спинку стула, ее взгляд был прикован к лицу Франка. — Мы столько слышали об этом грандиозном строительстве, о том, сколько состояний на него уйдет. Мортон, принесите, пожалуйста, мистеру Таунсенду лист бумаги и что-нибудь для письма.

Кристиан обернулся и увидел, как Мортон выходит из комнаты. Он даже не заметил этого тихого бессловесного человека, хотя Мэй всегда чувствовала его присутствие. Через минуту Мортон вернулся и положил перед ним чистую тетрадь и карандаш.

— Мы все внимательно слушаем, а мистер Таунсенд готов фиксировать все то, о чем мы будем говорить, — сказал Мэй, ее взгляд был по-прежнему прикован к лицу Франка, который также пристально смотрел на нее в ответ.

Тогда хозяин дома отложил газету и, взяв в руки чашку, выпрямился.

— Дом, в котором моя семья живет уже много десятилетий, невелик, как вы видите. Он стар, некрасив, к тому же с ним связаны не самые приятные воспоминания. Я видел дома, которые строят себе мои деловые партнеры, это новые современные светлые дома со смелыми решениями. Я готов потратить деньги на такой же дом. Это первое. Второе. Дом находится на самом берегу озера, как вы успели заметить, берег очень быстро заболачивается, в подвале постоянная сырость. Боюсь, что это не прибавит здоровья тебе, Эстер. Новый дом будет находиться в пятистах метрах от этого, я выкупил прилегающие земли. И третье, мистер Таунсенд, я хочу большой, красивый, тщательно спланированный парк. Мортон передаст вам план участка, принадлежащего мне, вы сами выберете место, предложите планировку.

— Думаю, я понимаю, что должно вам понравиться, мистер Гетеборг, — ответил Кристиан, — у меня есть некоторые идеи, я сделаю наброски, которые вы сможете посмотреть и сделать замечания. И остается вопрос о составе и размере помещений. Вы говорили, что хотите, чтобы дом был больше по размерам, для большой семьи. Я могу предусмотреть больше комнат, устроить детские комнаты.

Когда Кристиан закончил фразу, Эстер замерла с поднятой ложкой, Мэй повернула к нему голову и слегка приподняла брови. Франк молча поставил чашку, было заметно, как раздулись его ноздри и сжались губы. Повисла пауза, все замерло.

— Полагаю, я уже выросла ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх