Питер Пэн и Венди. Сон в летнюю ночь

Страница: 5 из 9

«Совсем еще юна и все-таки невинна», — пронеслась у Питера в голове упоительная мысль. Он нахмурился на миг, до конца не веря в подтверждение своих первоначальных надежд, но, когда как следует его осознал, его губы тронула лукавая улыбка. Он последний раз крутанул девушку на руках и начал плавно спускаться вниз. Когда они приземлились, Венди очнулась и огляделась по сторонам — они стояли на небольшом балконе, дверь которого была приоткрыта, хотя комната за нею была погружена во тьму.

— Похоже, я и вправду незаслуженно Вас обидел, — со всей серьезностью произнес Питер. Его глаза по-прежнему искрились лукавством, но на его вежливый тон и слова Венди нечего было возразить, тем более он по-прежнему сжимал ее в своих руках, и это смущало ее и волновало. Особенно ее отвлекали его светлые шелковистые волосы, ниспадающие на высокий лоб до самых бровей, поблескивающая в его ухе серьга и чувственные соблазнительные губы — ей мучительно хотелось прикоснуться ко всему этому и в то же время бежать ото всего этого. Питер смахнул с ее лица выбившийся из прически локон и продолжил. — За этой дверью спальня для гостей. Там Вы сможете привести себя в порядок и вернуться к остальным. Прошу прощения за мое оскорбительное требование впустить меня ночью в Вашу спальню. Я не имею права ничего от Вас требовать. Могу лишь умолять подарить мне Ваш поцелуй.

— Поцелуй?! — чуть не вскрикнула девушка, ощутив мгновенный жар, словно ее всю вдруг пламенем объяло. Этот подлый дьявол, похоже, ее мысли читает и измывается! От этого унизительного ощущения ей стало сладко и горько одновременно. Ее взгляд упал на собственную руку, безотчетно прижавшуюся к его обнаженной груди. Его кожа была гладкой, теплой и загорелой, а под ней перекатывались железные мускулы. Кажется, рубашка скрывала на плече какую-то татуировку. «Боже, он точно пират или разбойник!», — мелькнула страшная и в то же время необыкновенно притягательная мысль. Венди захотелось сдвинуть белоснежную тонкую ткань в сторону и увидеть рисунок, украшающий его тело, но она поспешно сжала руку в кулак, судорожно соображая, что ей ответить. «Я люблю другого», — решила, наконец, отклонить его просьбу она таким вот глупейшим банальным образом, но Питер не дождался ее наивных возражений и потянул ее сзади за растрепавшиеся локоны, чтобы закинуть ей назад голову и поднять к себе лицо.

От нее пахло другим мужчиной и ее собственным возбуждением. Но помимо этих низменных животных запахов, которые сводили его с ума, ее волосы и кожа источали тончайший аромат цветов, свежий и головокружительный. Это был аромат невинности, юности и в то же время готовности познать любовь.

Венди попыталась высвободить свои волосы, но Питер сжал их крепче, склонился и, приоткрыв рот, провел влажной нижней губой по ее пока еще сомкнутым губкам. Кончик его языка скользнул между ними, а губы захватили ее ротик и принялись с нежной и мягкой настойчивостью сводить ее с ума. Ему хотелось превратиться в зверя, такого же, как этот отвратительный Гранд, но это было бы не умно — копировать этого грубого бездаря, мнящего себя истинным соблазнителем и знатоком женщин. Чтобы полностью завладеть этой девочкой, нужно было терпение, время, доминирование и немного нежности. Тогда она станет покорной, податливой, умелой, на все готовой... Губки и язычок Венди начали дрожать и робко отвечать на поцелуй, а потом просить и требовать новых ласк. Питер остановился в тот момент, когда она начала сладко посасывать его язык, а ее робкие пальчики скользнули вверх по его шее и почти коснулись чувствительной мочки уха, украшенной сверкающим бриллиантом. Чтобы слегка охладить ее пыл и вернуть ее с небес на землю, ему пришлось сжать девушку за плечи и отстранить ее от себя. sexytales Она стояла ошарашенная, возбужденная, испуганная и явно осознавала всю степень своего сегодняшнего падения. Ему нравилось свое чувство превосходства над этой глупышкой.

— Я... я сама не понимаю, что творю... , — пролепетала она, замотав головой и хватаясь за кованые перила балкона. — Я вовсе не хотела этого! Я не должна была! Если бы папа с мамой вдруг узнали, какая я на самом деле... , — она запнулась и стала смахивать с щек непрошенные слезинки стыда.

— Твои родители не должны знать о таких вещах... Твои чувства касаются только тебя... , — Питер говорил уверенно, но без излишней нежности и сочувствия.

— Прошу, не выдавайте меня! — воскликнула она, жалобно всхлипывая, — Вы правы, Вы во всем правы! Я голову потеряла... Я бессовестная!

— Вовсе нет, мисс Дарлинг... Вы просто не опытны и не знаете мужчин... , — перешел он на серьезный и вежливый нравоучительный тон.

— Он ведь меня не любит, правда? — никак не могла успокоиться она, зная, что это унизительно, задавать такие вопросы сомнительному незнакомцу, который только что ее целовал.

Питер скептически поджал губы.

— Он не стоит Вашего внимания...

— Он теперь не считает меня настоящей леди! И он прав! Я не должна была так себя вести!

Питер мысленно в очередной раз проклял Динь.

— Мисс Дарлинг... Поверьте мне, большинство самых изысканных, самых утонченных, самых мудрых леди — далеко не святые. Вы тоже не обязаны быть святой. Но вы должны быть умницей. Идите же... Вы отсутствуете слишком долго... Вас будут разыскивать. Скажите, что Вам стало плохо от духоты, и Вы решили подняться в одну из спален для гостей, чтобы немного отдохнуть. Только приведите себя в порядок и постарайтесь держаться весело и непринужденно. Никто вас ни в чем не заподозрит...

Питер чувствовал себя последней лицемерной сволочью, ведь он прекрасно осознавал, что опутывает ее паутиной соблазна, доверия и подчинения. Впрочем, он еще ни одну девушку не сделал несчастной. Сердцеедом он слыл только на словах, а называли его так исключительно со сладкой иронией, с томной страстью или с восхищением... Он просто научит ее получать удовольствие от жизни, не навредив при этом себе...

Питер быстро склонился и влажно чмокнул ее в губки.

— Прощайте, Венди...

— Прощайте, мистер... , — она забыла, как его зовут, но переспросить не успела, потому что он легко перескочил через перила и спрыгнул с балкона вниз. Девушка в ужасе кинулась посмотреть, что с ним произошло, но увидела его парящую вдалеке фигуру, машущую ей рукой. Она тоже махнула ему пару раз и провожала взглядом, пока он не скрылся в темноте ночи. Затем она обнаружила, что машет ему его платком. «Питер Пэн», — было вышито на уголке витыми буквами. «Он умеет летать! « — в очередной раз пронеслась у нее в голове ошеломляющая мысль. — «И он откуда-то знает мое имя...»

***

Через пару дней Венди узнала о помолвке барона Гранда с овдовевшей молодой баронессой, унаследовавшей от супруга баснословное состояние. Две недели она пролежала в постели с лихорадкой, и только кот Нарцисс знал об истинной причине ее недуга, ведь только ему она могла поведать все тайны своей рвущейся на части души. Нельзя сказать, что коты умеют сочувствовать, как, например, собаки, но зато они ужасно любопытны, поэтому Нарцисс терпеливо выносил ее объятья, всхлипывания, слезы, вздохи и бесконечные жалобы.

«Вот глупая! « — думал кот. — «Дался ей этот барон, если на нее обратил внимание сам Питер Пэн!» Правда, высказывать ей свое мнение Нарцисс вовсе не собирался. На двенадцатый день ее болезни кот прыгнул на подоконник, зацепился когтями за ручку окна и повернул ее. Окно приотворилось, и через него в душную комнату дохнуло жизнью, свежестью и надеждой. Сквозь тонкую кружевную занавеску просеялся солнечный свет, и в этот момент Питер уже точно знал, что ее окно открылось.

В тот день в ее состоянии впервые стало заметно улучшение. Мама с наслаждением наблюдала, как дочь с аппетитом поедает фрукты, свежеиспеченный хлеб и сыр, а вечером папа лично проследил, чтобы она выпила стакан теплого молока и съела печенье. Ей наконец-то разрешили принять ванну, расчесали густые ...  Читать дальше →

Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх