Питер Пэн и Венди. Сон в летнюю ночь

Страница: 4 из 9

и глупость в сравнении с тем, что вытворяли Вы в доме судьи с первым повесой Лондона...

— Он... он не повеса! — чуть не задохнулась она от возмущения, — Он мой жених! Как Вы смеете!

— На Вашем месте я бы по крайней мере дождался официальной помолвки...

— Да Вы... Вы! — Венди попыталась встать, но голова у нее закружилась, и она тут же опустилась обратно, чтобы вновь не попасть в цепкие руки этого наглого типа. Она окинула его очередным презрительным и одновременно смущенным взглядом: довольно привлекательный молодой человек, хотя, безусловно, не джентльмен. Почти до пояса расстегнутая рубашка — это уже как-то слишком. Да и побриться мог бы... И постричься давно не мешало бы... Весь он выглядел как-то бессовестно и вызывающе! Словно всем своим видом призывал к чему-то непристойному. Даже его поза была дерзкой и развязной: он стоял с упором на одну ногу, слегка согнув вторую в колене; руки его упирались в крепкие узкие бедра; когда ветер раздувал его рубашку, ей становилась видна загорелая мускулистая грудь, накачанный плоский живот и темная вертикальная полоска коротких волос над широким ремнем с увесистой золотой пряжкой — так низко сидели на нем узкие кожаные брюки... слишком узкие, чтобы их мог носить джентльмен!

Питер тем временем наслаждался ее откровенно любопытными и невинными взглядами снизу вверх, которые возбуждали в его мыслях очень нехорошие фантазии. Одно движение — и он мог бы заставить эту девочку делать то, на что ее не успел уломать этот тупой денди. Все-таки пыль Динь — страшная вещь, и способна даже такую милую застенчивую домашнюю кошечку превратить в страстную бестию, на все готовую и безудержную.

— Вы не могли бы... не могли бы как-нибудь вернуть меня в дом? — наконец выдавила она из себя едва слышно и смущенно опустила глаза, — Только так, чтобы никто не заметил...

— Ах вот как... чтобы никто не заметил... , — иронично передразнил Питер, — Выходит, Вы все-таки не такая дурочка, как я было подумал...

— Не смейте меня оскорблять! — вдруг выпалила она слабеньким сорвавшимся голоском, и из глаз ее брызнули слезы.

— Еще плаксы мне тут не хватало! — закатил глаза Питер. — Вот. Держите платок. Мы заключим сделку.

— Какую еще сделку? — сквозь слезы пролепетала она, промакивая влажные щечки.

Питер опустился перед ней на одно колено и овладел ее испуганным взглядом. Ее глаза растерянно бегали, но ничего прекраснее этих двух сияющих от слез сапфиров под тенью темных пушистых ресниц он еще в своей жизни не видел. Мужчина протянул руку и поймал ее красиво очерченное личико, слегка сжимая нежные щечки. Венди не посмела ему сопротивляться и затихла, словно нашкодивший ребенок.

— Я верну тебя в дом, — властно, но снисходительно вымолвил он, — Причем так, что никто этого не заметит. И никто не заподозрит тебя в непристойной связи с твоим ловеласом, но...

Венди как раз собиралась потребовать, чтобы он не обращался к ней на ты, и еще возразить, что ее жених не ловелас, но выражение зеленых глаз незнакомца заставило ее промолчать. Они словно прожигали ее насквозь, приказывали, насмехались и восхищались одновременно.

— Но за это ты оставишь окно своей спальни открытым сегодня ночью... , — его губы скривила сладкая и высокомерная улыбка, выражавшая всю ту власть, которой он сейчас над нею располагал. Он медленно провел большим пальцем по ее приоткрытым удивленным алым губкам. В этот момент ей вдруг очень ясно вспомнилось то, чем она только что занималась с Грандом, и словно взглянула на стоящего перед ней мужчину по-новому. Ее сердце почти остановилось, когда она допустила лишь мысль, что он хочет от нее тех же самых непристойных ласк, той же самой откровенной близости и такой же безрассудной покорности.

Венди сглотнула и замерла, задыхаясь от переполнивших ее противоречивых чувств и безнравственных неконтролируемых физических ощущений. Тем не менее, поверить в серьезность подобного непристойного предложения со стороны незнакомца было просто невозможно. Она готова была на месте провалиться от стыда за свою нынешнюю развращенность, пошлость, слабость, но ведь надо было что-то отвечать! Молчание уже выглядело неприличным.

— Вы ведь шутите? — пролепетала она, чувствуя, как руки и ноги у нее слабеют и леденеют, а лицо наоборот объяло жаром от его прикосновения и под его взглядом.

— Я похож на шутника? — с угрозой прошептал он.

— Вы... Вы не можете так со мной поступить! — Венди оттолкнула его руку.

— Почему же это? — Питер поймал ее за левое запястье, повернул ее ручку ладонью вверх, склонился и, глядя ей в глаза, лизнул, а затем облизал кончики ее тонких белых пальчиков с длинными ухоженными ноготками. Венди чуть сознание не потеряла от накатившей волны возбуждения, она вся задрожала и встрепенулась, как испуганная птица, часто задышала и попыталась вырвать руку и встать, но ее ножка в изящной туфельке скользнула по черепице, и она осталась на своем месте.

— Потому что это гнусно, гадко и подло! — вскрикнула она в отчаянии в то время, когда он уже целовал ее ладошку и запястье.

— Заранее я бы не стал так сокрушаться... Скорее всего тебе все очень понравится.

— Да о чем Вы вообще?! Как Вы смеете?! — Венди хлопала на него длинными ресницами, и потоки слез сбегали по ее сладостно нежным щекам. Питер потянул ее за руку, заставил подняться, прижал к себе и потянул сзади за густые локоны, чтобы заставить ее смотреть прямо ему в лицо.

— Послушай, милая... , — язвительно прошелестел он в ее сочные губки, — Я очень хорошо видел, что ты тут выделывала с этим потас... кхм... то есть с твоим женихом, так что не стоит разыгрывать из себя святошу. Ни за что не поверю, что невинная дева может так себя вести.

У Венди словно все оборвалось внутри. Неужели она и правда так низко пала, что даже какой-то воришка, лазающий ночью по крышам, считает ее ничтожеством? Неужели ей теперь придется так жестоко расплачиваться за свою любовь к барону? Она стиснула зубы, глядя прямо в его наглые зеленые глаза голодного хищника.

— Я никогда! — яростно прошептала она, — Слышите? Никогда! Никогда не пойду на такую мерзкую сделку! Я лучше сброшусь с крыши, чем соглашусь пускать такого проходимца и подлеца как Вы ночью в свою спальню! — Венди изо всех сил толкнула Питера в грудь.

Они оба пошатнулись, потому что он вовсе не ожидал такой силы от этой изнеженной барышни. Скользкие бальные туфельки Венди вновь ее подвели, она оступилась, качнулась в сторону и начала падать, увлекая за собой своего шантажиста... но в этот момент произошло чудо... Они не покатились по скату крыши вниз, ломая по дороге руки и ноги и обдирая кожу об острую черепицу. Они вдруг плавно и легко взлетели в воздух. Питеру пришлось крепче обнять свою жертву, а затем и вовсе перехватить ее под колени и под плечи, чтобы она не выскользнула из его рук. Сама же Венди, тут же позабыв о своем ущемленном тщеславии, о своей попранной чести, о своей уязвленной гордости, изо всех сил обвила дрожащими руками шею незнакомца и прильнула к его груди, смея лишь из-за его плеча поглядывать за миром, стремительно уносящимся вниз.

— Мы летим... , — наконец ошарашенно и восторженно пролепетала она, — Вы правда это умеете!

Под ними расстилался темный, только кое-где отмеченный огнями город, правда, еще осененный хрустальным светом луны. Над ними сияли любопытные звезды, и, конечно, некоторые из них, самые любопытные, тут же срывались со своих мест и исчезали где-то за горизонтом. Венди, увидев две падающие звезды, тут же позабыла, в каком положении она находится, закинула назад голову и позволила ночному небу затянуть ее в свой омут. Угадав ее настроение, Питер медленно закружился на месте. Его взгляд блуждал по ее кукольно прекрасному лицу с ясными сияющими голубыми глазами и пухлыми медовыми губками, по ее белоснежной изящно изогнутой шейке, по округлостям юной трепетно вздымающейся груди, соблазнительно утянутой голубыми шелками, по тоненькой талии....  Читать дальше →

Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх