Питер Пэн и Венди. Сон в летнюю ночь

Страница: 2 из 9

— Ну ты и дуреха, прелесть моя... , — ехидненько насмехался он, глядя, что джентльмен во фраке вытворяет с пышными грудками юной прелестницы, — Что же ты творишь, а? Разве можно было так подолгу удерживать мужской взгляд? И уж тем более позволять этому ловеласу шептать себе на ушко непристойности на людях? Я уж молчу про то, чтобы выходить наедине с таким типом на веранду на приеме у столь уважаемого в светском обществе человека как судья? Что скажут люди о репутации Дарлингов, милая леди? О-го! — присвистнул он вдруг, не сдержавшись, придя в восторг от очередного выпада франта и стона его жертвы.

В этот миг на крыше вспыхнул золотой огонек, и лицо таящегося под покровом тьмы мужчины озарил мягкий желтый свет, тут же отразившийся в его изумрудных глазах. Теперь можно было во всех деталях разглядеть этого типа, явно замыслившего недоброе. Ведь порядочный джентльмен разве станет слоняться ночью по крышам? Взлохмаченные белокурые давно не стриженые вихры развевались на теплом летнем ветру. Трехдневная щетина придавала красивому молодому лицу несколько разгильдяйский вид. Темные брови оттеняли веселые наглые глаза, окаймленные густыми длинными как у девчонки ресницами, а одна бровь была дерзко приподнята вверх, насмехаясь надо всем и вся, как и соблазнительные искушенные розовые губы.

Огонек замельтешил перед его лицом, наполняя безмолвную ночь мелодичным звоном, который, впрочем, был настолько нежен, что его тут же подхватывал ветерок и уносил к сияющим на небе любопытным звездам. В светящейся золотом сфере иногда можно было рассмотреть премилое маленькое существо женского пола, которому просто не мог не радоваться глаз. Почти белые шелковистые волосы были собраны у нее на макушке в тугой пышный хвостик, задорно подпрыгивающий при ее стремительных маневрах. Пухлые алые губки, небольшой вздернутый носик, голубые, сияющие кокетством глаза красовались на миленьком румяном кукольном личике, которое казалось искренним и открытым. Ее пленительно лакомая фигурка с обольстительными формами была облачена только в тончайшие белые чулочки, украшенные рюшками на пухлых ляжках, в обрывки какой-то полупрозрачной зеленой материи на округлых бедрах, из-под которых были видны стринги, и в крошечный топик, в котором едва-едва умещались ее пышные, упруго топорщащиеся груди. Вся она казалась соблазнительной, чувственной и сладостно непринужденной, а еще в ее прекрасных глазах свирепо сияла ревность и уязвленное женское самолюбие. Предмет ее грез явно не обращал на нее никакого внимания хотя она без умолку что-то ему доказывала, суетилась у него перед глазами и эмоционально жестикулировала.

— Что ты несешь, Динь? Мисс Дарлинг все-таки леди... Она не допустит этого... Какая же ты ревнивица и злюка, — рассеянно пробормотал молодой человек на крыше, отмахиваясь от назойливо звенящего огонька.

Между тем, любопытная сценка на веранде полностью завладела вниманием коварного шпиона на крыше. Он сузил хитрые зеленые глаза и нетерпеливо потер ухмыляющиеся губы. До него доносилось практически каждое их слово, каждый вздох, каждый стон, и все это вкупе не по-детски его заводило.

— Мистер Гранд, прошу Вас... Нас могут заметить... , — слабо лепетала Венди, снова задыхаясь в его объятьях и позволяя целовать свою шейку, грудь, лицо, губки.

— Пусть... Ведь теперь наша свадьба — это вопрос времени и нескольких формальностей, — возбужденно хрипел новоиспеченный жених. — Ты же веришь мне?

— О, да, мистер Гранд, но...

— Никаких «но»... Я хочу знать, насколько хороша моя будущая супруга как любовница... Ты должна доставить мне удовольствие, моя хорошая... прямо сейчас и здесь...

— Но я... я ничего такого не умею...

— Я всему тебя научу... , — молвил он, слегка отстранив от себя взволнованную и разгоряченную девушку, которая спиной уперлась в перила, чтобы не упасть из-за предательской слабости в ногах.

Питер, а это был именно он, почти свесился с крыши вниз головой, чтобы хорошенько рассмотреть, что же станет делать дальше страстная парочка. При этом он сильно рисковал свалиться на веранду, потому что просто умирал от любопытства. Он все ждал, когда же уже девчонка пошлет к черту этого напыщенного хама, ведь не могла она быть настолько недалекой.

Между тем мистер Гранд встал напротив своей прекрасной леди, перекрывая ей путь к выходу в залу, где в самом разгаре были танцы и веселье. Девушка смотрела на него, слегка прикрывая рукой обнаженные груди и испуганно прикусив пухлую нижнюю губку, алую из-за истерзавших ее поцелуев и укусов. По одному ее виду становилось понятно, что она даже не догадывается, насколько соблазнительно сейчас выглядит для мужчины. Не сводя глаз с ее пылающего от стыда личика, Гранд медленно расстегнул узкие брюки, выпуская на свободу вздыбленный член, пульсирующий и ноющий от нетерпения и неутоленной страсти. Венди слабо мотнула головой, уставившись на предмет, о существовании которого никогда даже не подозревала ранее. Молодой человек отнял ее руку от груди и снова потянул девушку к себе, положив ее дрожащую маленькую ладошку на свою пылающую плоть. Венди боялась вздохнуть и пошевелиться, ей было страшно и сладко одновременно. Она понимала, что стоит на краю пропасти и при этом на пороге открытия некоей тайны, о которой всегда мечтала узнать. Так вот что значит, любить мужчину... Предмет под ее пальчиками был большой, гладкий и почему-то увлажнился от ее прикосновений. Она боялась сделать лишнее движение, но уверенная рука мистера Гранда настойчиво направляла ее ручку, заставляя гладить то тут, то там, и сжимать. Она чувствовала какую-то силу в его теле, горячую и пульсирующую, и почему-то стремящуюся к ней.

— Давай, моя хорошая... Вот так... , — шептал он, одной рукой управляя ее движениями, а другой поглаживая ее красиво очерченный круглый подбородок и периодически касаясь упруго торчащего бутончика на наливной груди. Под ее рукой стало совсем горячо и скользко, а мистер Гранд блаженно, но в то же время требовательно зашептал, предоставляя ее руке свободу в действиях: «Быстрее, вот так... умница моя... «. Наконец он вдруг резко оттолкнул ее руку, тяжело дыша ей в шею и опираясь на перила за ее спиной. Немного взяв себя в руки, он сжал ее личико рукой и, разглядывая ее прекрасные, смущенно моргающие голубые глаза и податливо приоткрытый ротик, усмехнулся:

— А теперь я хочу, чтобы ты поласкала меня язычком.

Венди сглотнула и облизала пересохшие губки, не совсем понимая, что он имеет в виду, но уже догадываясь.

— Присядь-ка, — тихо, но властно молвил он, немного надавливая ей на плечо тяжелой рукой.

Девушка хотела упереться правой ладонью ему в грудь, но она вся была в его влаге. Его аромат, как ни странно, дурманил ее, внизу живота разгорался пожар, и все тело вздрагивало от нежных, но настойчивых ударов пульса между ног, которые просто сводили ее с ума. Ей снова хотелось поцелуев, ей неимоверно хотелось чего-то еще, но она не знала, чего именно...

Молодой человек на крыше вдруг побледнел, нахмурил брови и исступленно замотал головой, словно не веря своим глазам.

— Твою мать! Динь! — зашептал он грозно, оглядываясь по сторонам в поисках огонька, — Что ты натворила, злобная стерва!

Питер, а это был именно он, вскочил на ноги, чтобы отыскать вдруг затихшую где-то фею.

— Я тебя четвертую! Я тебе ноги-руки поотрываю! — Питер пробрался по крыше в одну сторону, затем в другую, приглядываясь к теням от труб, к щелям, желобкам и прочим укромным местам, где могла спрятаться маленькая, как птичка, фея. Наконец, услышав за спиной легкий звон, он резко обернулся и увидел заметавшийся невдалеке огонек. Стремительно взлетев в воздух, он рванул в ту сторону, и через несколько секунд трепыхающееся волшебное создание уже было у него в руках. Он сжал ее тонкие крылышки между большим и указательным пальцами правой руки и поднес ее к самому лицу.

— Сколько?! — грозно прошипел он в ее сторону, еще больше раздражаясь от ее искреннего ...  Читать дальше →

Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх