Звезда поневоле

Страница: 4 из 13

в нашем сериале, значит, будет отражена. Причём в двух вариантах, так сказать, мягком и жёстком. Впрочем, об этом Вам беспокоиться нечего — это задача монтажа. А вот насчёт поиска пациентов — мы хотели бы рассчитывать на Вашу помощь. Сами понимаете, мы же не можем насильно оплодотворить модель, чтобы сделать ей аборт, — это пахнет уголовным кодексом.

Игорь подумал, что этот Шмидт явно скромничает — он может, но, почему-то, не хочет. Почему именно — да какая, собственно, разница?

В это время официант принёс заказ. Изысканные яства, красиво разложенные по тарелкам, пробудили в собеседниках волчий аппетит, и на некоторое время беседа заглохла. Игорь первым нарушил молчание.

— Скажите, Александр... — Петрович, — подсказал Шмидт, — да, Александр Петрович, как мне убедить возможную пациентку сняться в этом фильме? Ведь большинство из них воспримет это, как унижение. Лично мне это не очень понятно, но они порой стесняются даже меня, врача! Что, собственно, я могу им предложить?

— Вот это я понимаю — деловой разговор, — оживился сын лейтенанта. — Во-первых, гонорар. За один эпизод мы платим модели, — он назвал сумму. Это было больше, чем Игорь предполагал, но он всё же не был уверен, что легко найдёт подходящую кандидатуру.

— Кроме того, — продолжил Шмидт, — в зависимости от некоторых качеств модели сумма может быть увеличена, до двух раз. Так что Вы можете сказать, что указанная сумма гонорара — это минимум. Кстати, Игорь Матвеевич, если Вы договариваетесь с моделью сами, то ваш гонорар тоже удваивается.

— Кстати, Александр Петрович, — в тон ему произнёс Игорь, — а какой он, мой гонорар, если без удвоения?

Шмидт ответил. У Игоря засосало под ложечкой. Вот она, птица удачи! На эти деньги, если их удвоить, он мог... Впрочем, рано делить шкуру неубитого медведя, эти деньги надо ещё заработать.

— И, кроме того, — донёсся до него голос собеседника, — бывает, что у девушки нет денег на операцию, мы в этом случае оплатим все расходы и даже дадим ей небольшой гонорар. Не мне Вам объяснять, как убедить пациентку, что делать аборт ей нужно именно у вас в клинике. Ну и, понятно, что в такой ситуации она будет сговорчивей в деталях контракта.

Они поговорили ещё и обсудили некоторые подробности своего соглашения. Оказывается, у Шмидта уже был готов пакет документов. Игорь взял бумаги на изучение, и они покинули ресторан. При прощании новоиспечённый партнёр внимательно посмотрел на Игоря и произнес с полуулыбкой:

— Один момент, Игорь Матвеевич. Я очень не советую Вам показывать кому-нибудь эти документы. Заказчику это может совсем не понравиться...

* * *

Предложение доктора повергло Вальку в шок. Какой-то непонятный спонсор готов заплатить за аборт, если она даст согласие на съёмку всего процесса для какого-то дурацкого учебного фильма! А потом десятки, нет, сотни юных балбесов — студентов-медиков — будут разглядывать её сокровенные местечки, заснятые крупным планом и выставленные напоказ! А ведь до сих пор её, в сознательном возрасте, не видел голой ни один мужчина, кроме Пашки, конечно, да вот этого эскулапа. Ну да ещё был как-то случай.

Однажды на даче, ещё подростком, она купалась с девчонками на речке, а местные мальчишки подкрались из-за кустов, чтобы поглазеть на «голых баб», как они говорили. Никто из купальщиц не заметил их поначалу, а они вдруг выскочили с торжествующими криками и побежали прямо к одежде, оставленной на берегу. Девчонки, конечно, завизжали и спрятались в воду, а тем как будто то и надо было — схватили всю одежду и тикать. Недалеко, понятно. Остановились метрах в тридцати от воды и стоят, дразнятся. Место отдалённое, на помощь взрослых рассчитывать нечего.

Валька созвала совет — что делать. Мальчишек всего трое, а их — пятеро. Да и формами девчонки, уже вступившие в пору созревания, превосходили своих обидчиков. Если что, сила была бы на их стороне, только вот чтобы эту силу применить, им надо было выскочить из воды как есть, голышом, и напасть на неприятеля. Девчонки ни за что не соглашались. Вальке и самой очень не хотелось сверкать телесами перед молодыми негодяями, но те, похоже, были готовы ждать сколько угодно, а прохладная вода отнюдь не располагала дожидаться темноты.

Кое-как удалось ей уговорить одну из девчонок пойти вместе с ней. План её был прост, но принёс успех. Они вдвоём неторопливо вышли из воды и, не прикрываясь, направились к супостатам. Те были озадачены и с удивлением смотрели на спокойно приближающихся к ним голых ровесниц. Когда до нахалов оставалось метров пять, они переглянулись и рванули прямо на мальчишек, которые, почувствовав, что их будут бить, и, возможно, ногами, пустились наутёк.

У двоих одежду удалось вырвать сразу, а за третьим они погнались, как были, не одеваясь. Догнать, правда, не удалось, но добычу свою он бросил. Правда восторжествовала, но этот случай оставил ей на память фигурный шрам на интимном месте — ломясь через кусты за вором, она сильно поцарапалась об острые колючки. Впрочем, в эстетическом плане шрам её не беспокоил, поскольку был практически всегда спрятан под одеждой. А с той девчонкой они крепко подружились. Впоследствии она и привела Вальку на дискотеку.

И вот теперь ей предлагают пойти на унижение во сто крат худшее. Валька представила себя на кресле с раздвинутыми ногами, а напротив — какого-нибудь мерзкого мужика-оператора с камерой, и на душе у неё стало совсем противно.

— Нет, — сказала она, — я не могу. Я вообще не могу сниматься — нефотогенична.

Конечно, она так не думала, но в тот момент не смогла придумать лучшего аргумента. Игорь Матвеевич бросил на неё оценивающий взгляд, как будто только что впервые увидел.

— Мне кажется, — сказал он с лёгкой ухмылкой, — Вы себя недооцениваете. Впрочем, дело Ваше, Валерия Ивановна, Вы можете принять предложение или отказаться, сделать операцию за деньги, если найдёте, или пойти в консультацию. Единственно что — я бы рекомендовал Вам поторопиться, если Вы не хотите выскабливания. Вот, — он протянул ей прямоугольный листок, — моя визитка, Вы можете позвонить, желательно в рабочее время, и сообщить мне своё решение. Но, повторяю, постарайтесь поскорее. Я напишу Вам направления на анализы; как я говорил, Вы можете сделать их в нашей клинике со скидкой, если оперируетесь тоже у нас. Если Вы примете предложение спонсора, анализы будут для Вас бесплатными.

Взяв направления и визитную карточку врача, Валька отправилась домой. Весь вечер она обдумывала, что ей делать, но так ничего и не придумала. Ночью она долго ворочалась и не могла заснуть, а когда сон, наконец, пришёл, то ей приснилось, как она голая бежит куда-то, а вокруг стоят мужики, показывают на неё пальцами и гадко хихикают.

Проснувшись наутро с головной болью, она решила всё же посоветоваться с подругой. У той оказались какие-то планы, но Валька упросила её отложить их для срочного дела. Встретились на улице, сели на скамейку, и тут Валька ей всё и выложила. Подруга долго качала головой и высказывалась в стиле «ну ты даёшь» и «ну ты попала». В конце концов, Валька намекнула ей, что ждёт какого-нибудь мало-мальски осмысленного совета, а не пустых причитаний. Та обиделась и сказала:

— На твоём месте я бы соглашалась. Этот док, по-моему, правильно говорит — без денег у тебя ничего хорошего не получится. А тут всё на халяву, да по высшему разряду. А поторгуешься — может, ещё и приплатят — не теряйся. И вообще, наверно, по приколу — сниматься в кино с голой ж-й. — Тут она засмеялась.

— Вот и шла бы сама сниматься — возмутилась было Валька, но в ответ ей напомнили, что залетела-то именно она и что запрошенный совет она получила.

Похоже, делать было нечего — надо было соглашаться. Она попрощалась и пошла домой. Мать, понятно, была на работе. Не раздеваясь, Валька бросилась на кровать и начала плакать. Покончив с этим увлекательным занятием, она взяла в руки трубку, достала визитку к. м. н. И. М. Воробьяненко, вдохнула глубоко,...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх