Школа профессора Лоули

Страница: 1 из 8

— Мистер Брук? Мисс Корнби? Все в порядке? Прошу в машину.
— Куда мы...
— Я отвезу вас к профессору Лоули. Не беспокойтесь, вам у него понравится. Прошу садиться.

Дэйв и Миранда, нагнувшись, влезли в машину, и она тронулась с места.

Вокруг шуршала дождливая ночь. Огни всех оттенков и мастей плясали за стеклами, растекаясь вместе с дождем. Дэйв до сих пор не верил, что обнимает живую Миранду, тонкую, вымокшую, как и он.

— Миранда, — шептал он, ероша мокрые волосы.
— Мммм, — мычала она, уткнувшись ему в шею.
— Все будет хорошо, — уверял он ее и себя. — Приедем, обсохнем, и...
Что «и», он не знал. Они ехали наобум — в никуда.

1.

Все началось с объявления. В «Ивнинг Пост» попадалось немало странных объявлений, но это кольнуло Дэйва в печенки:

«Вниманию Ромео и Джульетт! Родители против вашей любви? Вам запрещают видеться? У вас нет будущего? Вам некуда бежать? Вы в отчаянии? Не беда! Звоните 84—62—98, и ваши проблемы будут решены».

Газета давно пошла на обертки, но клочок с телефоном, вырванный Дэйвом, лежал у него в кармане, не давая ему покоя. В последнее время им с Мирандой удавалось видеться не чаще раза в две-три недели: их отцов угораздило закиснуть в смертельной вражде, к тому же они все-таки пронюхали про них, и... «Нет, это просто нелепо. Ну что я скажу?"Алë, здрасьте, это здесь спасают несчастных влюбленных?» Черт бы подрал проклятого шутника», думал Дэйв, щупая обрывок в кармане.

Потом он думал так: «И что они предложат, интересно? Колдовство? Приворотное зелье для упрямых папаш? Или просто прикончить их? Чепуха, чепуха! Забыть, а обрывок выкинуть».

Он мусолил его неделю, — и когда наконец набирал полустертый номер, сердце колотилось, как перед первым поцелуем:

— Алло? Эээ... Добрый день! Я... мммэээ... видите ли, я по объявлению...
— По какому объявлению? Мы не давали никакого объявления!
— Ээээ... вот как? — Дэйв даже ощутил облегчение. — Извините. Всего хор...
— Минутку! Вы позвонили в Службу Согласования Номеров. Если кто-то указал этот телефон как подставной — это как раз наша забота. Вы сказали, он указан в каком-то объявлении?

Дэйв рассказал, принужденно смеясь, про объявление, продиктовал свое имя, фамилию и адрес. Затем повесил трубку и долго смотрел перед собой, продолжая криво улыбаться.

Через пару дней к ним приходил пожарный инспектор, а после его визита Дэйв обнаружил у себя в кармане конверт без адреса. В нем было письмо:

«Многоуважаемый мистер Дэвид! Думаю, мы можем поправить ситуацию, известную Вам. В воскресенье, в четыре часа пополудни я буду ожидать Вас в...»

Без двадцати четыре бледный, возбужденный Дэйв был на месте. Ровно в четыре подошел неизвестный, назвался Гордоном Чизмэйкером и рассказал ему вещи, поверить в которые было тем труднее, чем больше хотелось. Он рассказал, что его хозяин приглашает их с Мирандой к себе в имение, где они поживут какое-то время в комфорте и безопасности, после чего получат небольшую сумму для самостоятельного жизненного старта. Хозяин не потребует от них за это ничего, кроме небольшой услуги, которая не будет стоить им никакого труда и не причинит вреда их здоровью, чести и достоинству.

И вот они с Мирандой едут к нему, — два влюбленных, сумасшедших, насквозь промокших беглеца без денег и будущего. Дорога была дальней, и Миранда, отогревшись в теплом салоне, обмякла на Дэйве. Вскоре задремал и Дэйв, устав следить за чехардой огней в мокром стекле...

—... Приехали! Эй, парень! Проснись!

Гордон растряс Дэйва за плечо. Дэйв выполз из машины, помог выбраться разомлевшей Миранде, и они вошли в роскошный старинный дом.

Все вокруг блестело лакированным деревом и бронзой. Нигде никого не было видно, но наблюдательный Дэйв понял по некоторым деталям, что дом густонаселен, просто сейчас все спят.

— Я отведу вас к профессору Лоули. Пройдемте. — Гордон повел их по старинной лестнице, устланной ковром.
— К профессору Лоули? — переспросил Дэйв.
— Вы слышали о нем?
— Ддда, кажется... Давно еще, в детстве... По-моему, так звали какого-то чудака-миллионера, который заявил, что нашел следы инопланетян... Миранда, ты чего щипл...
— Профессор Лоули — не чудак, мой юный друг, — назидательно произнес Гордон. — Он — великий ученый, и он действительно открыл послания Солнечной Расы. Более того, он расшифровал их, и... Прошу!

Они вошли в большой кабинет и увидели в нем толстого человека в восточном халате. Он поднялся им навстречу, потирая руки:

— О! Мои новые гости, дорогие гости! Добро пожаловать...
— Зззздравствуйте, сэр. Меня зовут Дддэвид Брук, а это Мммиранда Корнби, — сказал Дэйв. Голос его вдруг заскрипел, как патефон.
— Здравствуй, сынок! Но сколько лет твоей даме?
— Ээээ... ммм... восемнадцать. Скоро будет.
— Джульетте было четырнадцать! — сказала Миранда.
— Да, но... Окей. Я почему-то не подумал, что... Окей. — Профессор Лоули наморщил лоб. — Пойдемте. Вам нужно вымыться, обсушиться — и отдохнуть, как следует отдохнуть с дороги. Пройдемте, я отведу вас в душ.

Их провели к ванной.

— Прошу! Белье вам уже принесли.
— Но... — Дэйв растерянно посмотрел на Миранду, потом на профессора. — Но сэр... А здесь только одна ванная?
— Что? Ты стесняешься своей возлюбленной, сынок?
— Но сэр... Мы ведь еще... еще никогда...
— «... Никогда не видели друг друга голышом»? Все бывает в первый раз. Марш в ванную, и не сметь стесняться! Взялись играть в любовь — так играйте по-настоящему!

Он втолкнул ошеломленных Дэйва и Миранду в ванную и захлопнул за ними дверь.

Оставшись наедине, они долго стояли, обнявшись, и никто не решался шевельнуться первым. Из-за двери слышалось:
— Она же совсем ребенок... Сможет ли она достаточно возбудиться, чтобы...
— Но мы можем найти замену...
— Поздно. Последняя, двадцать первая пара... У нас всего месяц... Пора приступать к тренировкам...

«Последняя пара? Месяц? Тренировки?» — думал Дэйв. Но голоса вскоре стихли, и он забыл обо всем на свете. Перед ним была Миранда — живая, дрожащая, краснощекая Миранда, и это само по себе было удивительно. А рядом с ней была ванна... От одной мысли об этом бежали мурашки по телу, и Дэйв закрыл глаза. Его пальцы нащупали пуговицу на влажной ткани, медленно расстегнули ее...

Через два часа Дэйв и Миранда, распаренные, мокроволосые, розовые от купания и от впечатлений, вышли из ванной. Глаза их горели, губы налились от поцелуев малиновым блеском.

— Ну вот и славно! Пойдемте, я проведу вас в вашу комнату, — профессор Лоули возник, как из ниоткуда, и повел их по коридорам.

За дверями, пестрящими по обеим стенам, там и тут слышались надрывные стоны. Они были более чем красноречивы, и Миранда уставилась в пол, а Дэйв, и так покрасневший, стал совсем малиновым. «Это что, бордель?», думал он, «но зачем им тогда я?»

Он не понимал ничего — и, честно говоря, не хотел понимать. На его губах горел соленый привкус сосков Миранды — розовых тугих комочков, горячих и нежных, как почки; перед глазами плыли груди, которые он только что лизал, задыхаясь от умиления, розовое тело в жемчужных капельках — и пушистое Это, которое Дэйв так и не решился потрогать, хоть ему и страшно хотелось...

— Вот ваша комната. Доброй ночи, друзья. Утром никто не побеспокоит вас. Желаю вам...
— Но...
— Что, сынок?
— Но здесь же одна кровать?
— Да, одна. А зачем вам две?
— Но...
— Послушай, сынок. Ты любишь ее? Не так ли? Вот и люби. Будь мужчиной. Не бойся, моя дорогая, — профессор погладил пунцовую Миранду по плечу, — ты ведь готова к этому, правда? Сладкой вам ночи!

Профессор оставил их в спальне и вышел, бормоча за дверями — «ох уж мне это викторианское воспитание...»

2.

Дэйв и Миранда спустились в холл к трем часам дня, пристыженные, опьяневшие и счастливые. Миранда горела, как мак, улыбалась и прятала ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх