Школа профессора Лоули

Страница: 3 из 8

вот, тигреночек замурлыкал... Теперь давайте-ка в постель. Тааак... Тигренок, раздвинь ножки. Не бойся, глупышка!

Она раскорячила Миранде раковинку, покрасневшую от недавнего вторжения, и принялась смазывать ее каким-то маслом из флакона. Миранда взвыла: это было чудовищно стыдно и приятно.

— Ну, ну, тигреночек... — У Лайзы горели глаза и щеки. — Теперь смотри, Дэйв. Чтобы кончить, Миранда... ну покажи ему, Тигренок! Покажи, как ты себя... ну же!

Миранда застыла, и Лайза сама взялась за ее раковинку, вибрируя в ней средним пальцем. Миранда снова взвыла и закатила глаза.

— Вот тебе, вот тебе, Тигренок... Вот тебе! А ну! Теперь сама!

Миранда была уже так возбуждена, что не могла сдерживаться. Всхлипывая от стыда, она окунула руку в масляные складки, закрыла глаза — и откинулась, вибрируя пальцем и всей ладонью между ног. Лайза немедленно последовала ее примеру, кусая губы от наслаждения.

У Дэйва потемнело в голове: его член ныл так жестоко, что готов был влететь с размаху хоть в Миранду, хоть в Лайзу, хоть...

— Смотри, смотри, Дэйв. Ты тоже должен научиться так делать. — Лайза натянула руками створки гениталий Миранды, чтобы ему было лучше видно. — Видишь, она ласкает вот эту горошинку и вокруг нее?... Теперь ты. Попробуй, как она. Пусти его, Тигренок! Помогай ему — показывай, подсказывай... давай!

Пальцы Дэйва оказались в горячей липкой ловушке. Сверху легли ладони Миранды и Лайзы, направляющие его руку, и скоро Дэйв нащупал чувствительную горошинку, поймал движение, скорость... Миранда хрипло застонала, выгнулась — и выпятила гениталии, с силой насаживаясь на руку Дэйва.

Он никогда не знал такой власти над ее телом, никогда не видел такого ее блаженства, и ему казалось, что они сходят с ума.

— Молодцом! Умничка! Умнички! — восторгалась Лайза, терзая себя между ног. — Теперь таймаут, — она вдруг придержала Дэйвову руку. Миранда застонала громче, требуя продолжения. — Погоди, Тигренок. Это так, для затравки. Вот так ты можешь готовить ее к оргазму, Дэйв, ясно? Это верный способ, если Миранда слабо возбудилась. А теперь — главное.

Она лизнула Миранду в губы, потерлась об нее грудями — и продолжила:

— Смотри. Вам нужно кончать вместе. То есть Миранда должна кончать, когда ты в ней. Для этого ты должен долбить ее своим... ну, ты понял... в одну точку. Сейчас мы найдем ее. Тигренок, расслабься...

Лайза вдруг запустила два пальца во влагалище Миранды, в самые его недра.

— Тааак... сейчас... — она завибрировала в Миранде, и та вдруг изогнулась, как от электрошока. — Вот! Вооот наша точечка, вооот, вот как хорошо тигреночку... Попробуй, Дэйв!

Она смазала маслом руку Дэйва, и тот окунул пальцы в любимую. Щупать Миранду изнутри, нырять в самую заветную и стыдную часть ее тела было жутко и сладко до сумасшествия. С помощью стонов Миранды и подсказок Лайзы он вскоре нащупал ту самую точку, примерно отметил ее для себя, и...

— А теперь попробуй... ну, ты понял. Смотри, — Лайза вдруг взяла Дэйва за член, — он у тебя во какой длиннючий, а точечка где-то вот тут. — Она отмерила на члене длину. Выходило примерно до второй трети. — Давай, Дэйв! Ну, Тигренок, держись!

Дэйв ошарашено смотрел на Лайзу, на Миранду... но кипящая похоть, натянувшая его член, уничтожила последний стыд, и он вплыл в промасленное, растянутое, заласканное влагалище Миранды. Ему сразу захотелось всадиться туда по самые яйца, — но Лайза придержала его:

— Погоди... Давай чуть назад. Где точка, помнишь? Попробуй найти ее... и не слишком усердствуй, ладно? Тебе нужно продержаться, Дэйв, и не кончить раньше времени. Только когда Миранда — тогда и ты. Тигренок, дай знать, когда Дэйв...

Но Миранда уже стонала и молотила пятками по кровати: Дэйв исхитрился и поддевал ее снизу вверх, всаживаясь головкой в заветную точку.

— Ой, умничка, умничка! Умнички! Давай, давай, давайте... только держись, Дэйв, держись, не опереди... давай-давай-давай, Тигренок!

Лайза подначивала их и подпрыгивала от нетерпения, не забывая ласкать себя. «Как на скачках», мелькнуло в голове у Дэйва. Мучительно хотелось кончить, но он помнил, как оттягивал блаженство на сеансах рукоблудия, и терпел из последних сил. Миранда изнемогала, выла, взбрыкивала ножками, гнулась, как змея, и опьяневший Дэйв упивался ее возбуждением, как своим...

— ЫЫЫ! ЫЫЫЫЫЫ! ЫЫЫЫЫУУУУУУ!!! — Миранда вдруг обхватила Дэйва ногами; глаза ее закатились, тело вздрагивало от ударов невидимого тока, и Дэйв чувствовал их обожженным членом. Позабыв обо всем, он всадился до упора, напялил пляшущее тело на себя — за плечи, за бедра, за что попало, — и с ревом выпустил струю, и еще одну, и еще, и еще, и еще... Мощные струи рвались из него, как из рога изобилия, обжигая ум и тело, и им не было конца и края, и Дэйв кричал, прыгая на Миранде, и Миранда кричала под ним, надетая на его член, и Лайза кричала вместе с ними, терзая себя между ног...

Потом все кончилось, и какое-то время не было ничего, кроме безразмерной пустоты; и времени тоже не было, и Дэйва, и Миранды.

— Какие вы... умнички, — шептала Лайза. — Вы просто чудо... Я... я побегу к Гарри... — и оставалась лежать с ними.

Дэйв чувствовал ее тело и все его токи так же, как и Миранду. Они были разными: у Миранды — оглушенно-счастливыми, потерянными и с сумасшедшинкой, у Лайзы — умильно-нежные с запретно-стыдной ноткой.

Перед уходом Лайза сказала им:

— У нас тренировки через день. Завтра давайте сами. Постарайтесь не кончать больше трех раз за день, а в день тренировок вообще не кончать до вечера. Терпите, ладно? Чао, мои славные! Я вас обожаю!

4.

Всю ночь и весь следующий день они «тренировались», позабыв обо всем на свете.

Упоительные чудеса их тел поглотили Дэйва и Миранду настолько, что они пропустили завтрак, обед и спустились только к ужину, шатаясь, как пьяные.

— Ооо! Вижу, тренировка идет на славу, — подмигнула им Лайза.

После ужина Дэйв, несмотря на томную слабость во всем теле, отправился выполнять долг чести: искать профессора Лоули, чтобы поблагодарить его, а заодно и кое о чем спросить.

Он, правда, не знал, как задать Главный Вопрос, в котором невообразимые «тренировки» смешались с двадцать первым июня, — но надеялся на авось. Профессора, однако, нигде не было видно, кабинет его был закрыт, и на стук никто не отвечал. Никто не знал, где Лоули, и какой-то паренек сказал Дэйву, что они видят его очень редко, не чаще раза в неделю. Больше ничего выяснить Дэйву не удалось — вероятно, потому, что он сам был не слишком расположен что-либо выяснять, — и ему пришлось вернуться к Миранде.

Перед этим Дэйв вышел на улицу — и столкнулся там с неприятным сюрпризом в виде запертых ворот с двумя охранниками.

— Не велено, мистер, — отвечали они. — А то вы правил не знаете.

Возмущенный Дэйв отправился искать Гордона, тут же наткнулся на него, — и тот объяснил, что профессору Лоули вовсе ни к чему неприятности с родственниками беглецов, а также с полицией. Двадцать первого июня всех их отпустят на все четыре стороны, да еще и с деньгами и гардеробом, а пока нужно потерпеть и делать то, что им говорят. Дэйв хотел выяснить и остальное, но вредный Гордон отмахнулся от него, и у Дэйва не хватило сил бежать за ним.

Почувствовав вдруг невыносимую сонливость, он поплелся в комнату, нашел там спящую Миранду, без лишних слов завалился к ней и уснул, как убитый.

Весь следующий день прошел в ожидании вечерней «тренировки». Лайза, пойманная в коридоре, категорически отказывалась говорить, что они будут делать, и только повторяла «сами все увидите».

Ровно в восемь она заглянула к ним, крикнула: — Идемте! Идемте! — и стремительно вышла. Она снова волновалась.

Дэйв с Мирандой вошли за ней комнату, где стояли почему-то две двуспальные кровати. На одной из них сидел чернявый парень.

— Знакомьтесь, это мой Гарри. Гарри, это Дэйв и Миранда. Залезайте на кровать....  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх