Загнанных лошадей пристреливают

Страница: 6 из 9

на площадку и пристегивали к «карусели» — толстому столбу, закрепленному в шарнире, позволявшем ему крутиться вокруг своей оси. К столбу была прикручена короткая толстая поперечина, и Таня должна была толкать её, напрягая руки и спину. С каждым разом госпожа Анна увеличивала нагрузку, и девушка с огорчением обнаруживала, что крутить эту штуку становилось всё труднее.

Вечером Таню снова загоняли в стойло до следующего утра. Она валилась на солому и всё чаще думала о том, когда же наступит предел её возможностям.

— Загоняют меня до смерти, — с горечью думала девушка, — А потом, как старую конягу, отправят на живодерню.

Но наступало утро, и Таня снова радовалась солнцу, холодной струе воды, которой служанка окатывала её из шланга, пресной каше, которая понемногу даже начинала ей нравиться.

Так прошло два месяца. Утро было теплым и солнечным. «Кобылка» потянула носом, наслаждаясь свежестью воздуха, проникавшего сквозь решетчатое окно загона. Но в этот раз служанка не кормила её. Она лишь ограничилась крепким чаем с небольшой порцией меда. Таню вывели из сарая, но повели не на тренировочный круг, а к небольшому фургону, стоявшему недалеко от загона.

Такие повозки девушка однажды видела на улице. В них перевозили настоящих лошадей. Но этот фургон был короче и ниже. Госпожа Анна стащила с Тани моно-перчатку и сковала руки за спиной, сменила затычку на палку, протолкнув её за зубы, и пинком загнала в повозку.

— Сегодня будет забег, — процедила она, сверкая глазами, — Ты должна выиграть, иначе пожалеешь, что на свет появилась.

Сказав это, Анна захлопнула дверцу. Таня осталась одна в полной темноте и духоте. От солнца крыша фургона нагрелась, и дышать, сидя в нем, было трудно. Снаружи слышался какой-то грохот, лязганье железа и недовольное ворчание Антона. Ему вторили грубые окрики госпожи Анны и более сдержанные реплики госпожи Инессы.

Так прошло не менее часа. Но вот послышалось урчание мотора, и повозка, резко дернулась и затряслась по ухабам грунтовки. Сидя на железном полу, Таня пыталась ухватиться за какой-нибудь уступ или ручку, но стенки прицепа были абсолютно гладкими и скользкими. Наконец, девушка уперлась ногами в стену и прижалась спиной к противоположному бортику. В таком положении она и ехала всю дорогу, но к концу поездки немного устала.

— Будем считать это разминкой, — мысленно подбодрила себя «лошадка».

Наконец, повозка, подпрыгнув на очередной кочке, остановилась. Таня прислушалась к звукам, доносившимся снаружи, но ничего не смогла понять. Снова заскрежетало железо, потом дверца распахнулась, ослепив пленницу снопом яркого света, ударившего в глаза. В проеме появилась физиономия госпожи Анны.

— Вылезай, «кобылка», — прошипела она и выдернула Таню из прицепа, ухватив её за ошейник, — Приехали.

Девушка огляделась вокруг. Они находились на небольшом участке, огороженном сетчатым забором высотой не более метра. Справа и слева располагались такие же участки, на большинстве из которых были установлены огромные палатки-шатры. Таня заметила, что Антон что-то судорожно выгружает из багажника автомобиля. Вскоре это «что-то» приобрело форму восьмигранного шатра, в котором сразу же скрылась госпожа Анна.

— Антон! — рявкнула она изнутри, — Волоки сюда «кобылку».

— Слушаюсь, хозяйка, — недовольно буркнул мужик и потащил Таню в палатку.

Анна без всякого стеснения стояла посреди шатра в тонких почти прозрачных трусиках и таком же лифчике, в который еле умещались её огромные тугие груди, а сквозь тончайший шелк проступали пунцово красные соски. Девушка поразилась удивительной стройностью и гибкостью уже не молодой женщины.

— Что вылупился? — опять гаркнула на Антона Анна, — Свободен! Готовь коляску! Скоро запрягать буду.

— Чего орать-то, — проворчал мужик и поплелся вон из палатки.

Смерив Таню пронзительным взглядом, госпожа Анна начала натягивать на себя тонкий комбинезон, раскрашенный под тигровую шкуру. Эта одежда была тонкой и эластичной и после разглаживаний и подтяжек в точности повторила все изгибы тела женщины. Немного располневшую талию она стянула широким кожаным поясом с огромной золотой пряжкой в виде головы тигра с оскаленной пастью. Материя натянулась, и огромный бюст сам собой подался вперед.

Таня даже зажмурила глаза, глядя на такое чудо. У неё самой грудь тоже была не маленькой, но таких размеров при великолепной упругости она даже представить себе не могла. Однажды она даже поссорилась со своим парнем, который осмелился покритиковать чей-то огромный бюст, назвав его коровьим выменем.

— Что стоишь, кобыла драная! — заорала Анна, — Пора и тебе одеваться!

Она стала надевать на Таню какую-то сложную конструкцию из тонких блестящих ремешков и пряжек, подтягивая и поправляя их. Сняв с ног кандалы, которые до сих пор были на пленнице, госпожа стащила с неё трусики. Потом она отстегнула от кольца цепочку, тянувшуюся от сосков. Пропустив через промежность ремешок от упряжи, Анна натянула его и закрепила на спине девушки. Потом снова прицепила цепочку, подстегнув к ней еще одну.

— Проверим клаксон, — злорадно улыбаясь, сказала она и дернула за цепочку.

Острая боль пронзила соски и клитор, и Таня закричала во всё горло.

— Годится, — расхохоталась госпожа Анна.

Порывшись в вещах, она прицепила к шлему огромный пышный султан, который сразу же оттянул голову Тани назад. Девушка немного выгнулась, выставив вперед свои груди, чему её госпожа была очень довольна. Следом она вставила в анальное отверстие пластиковую затычку и закрепила её на ремешке. Теперь из попки торчал настоящий конский хвост.

Оставив девушку в покое, она натянула на ноги высоченные узкие лаковые сапоги на тонкой металлической шпильке, от чего её стройная фигура вытянулась еще больше. Довершила госпожа свой гардероб тонкими перчатками, достававшими ей почти до локтей. Собрав свою огненную гриву, она подколола её с боков, а на нос водрузила темные очки. Экипаж был готов к гонкам.

Таню долго и тщательно запрягали в коляску, проверяя каждый ремень, каждую петлю. Пока Антон и Анна возились с оглоблями, Девушка вдруг увидела, как на соседнем участке какая-то дородная женщина избивает тонким прутом девушку в таком же, как и у Тани одеянии. Бедная «лошадка», упав на колени, уже не кричала, а хрипела, тщетно стараясь увернуться от ударов, но, в конце концов, окровавленная и измученная, потеряла сознание и рухнула ничком прямо в песок.

Её хозяйка, не в силах остановить свой гнев, начала бить её ногами, что-то крича и размахивая руками.

— Госпожа Эльза опять чем-то недовольна, — прокомментировал сцену Антон, — Не смотри туда. Этой кобылке — конец. Если не сейчас, то к вечеру окочурится.

Голос диктора возвестил, что пора выдвигаться на старт. Госпожа Анна, взяв Таню за ошейник, потянула из загона. Шли они недолго и скоро оказались на большой овальной арене. Судья указал им место и выдал стартовый номер, который Анна тут же прикрепила к поручню коляски.

— Видела, как наказывали соседку? — ехидно спросила она девушку.

— Угу, — мотнула головой Таня.

— Если проиграешь, — наклонившись к самому уху, прогудела госпожа, — Я с тобой сделаю то же самое, а потом до самой смерти будешь воду качать.

Таня сникла и опустила голову. Рядом с ней были крепкие тренированные и опытные девушки, видимо, не первый раз участвовавшие в таких забегах. Выиграть у них — задача почти невыполнимая. Оставалось уповать только на чудо, и Таня, закрыв глаза, принялась мысленно молиться, хотя раньше никогда не отличалась набожностью.

Госпожа Анна бойко вскочила в коляску и расправила вожжи. Предстоящая гонка её заводила всё сильнее. Это чувствовалось по тому, как нетерпеливо она дергала ногами и потряхивала головой.

— Надеетесь сегодня выиграть? — раздался мелодичный голос справа.

— Конечно, госпожа Стелла! — бодро ответила Анна.

— Ну-ну! Посмотрим! — соседка справа ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх