Загнанных лошадей пристреливают

Страница: 8 из 9

— Ч-черт бы в-вас в-всех поб-рал, — прохрипела Анна.

— Идите спать, хозяйка, — Антон протянул руку, чтобы помочь ей подняться.

— Лошадь — в стойло! — проорала госпожа, — Завтра начинаем тренировки.

— Идите спать, — мужчина подхватил её под руки и выпроводил из комнаты.

Таня, обхватив голову руками, зарыдала во весь голос, раскачиваясь из стороны в сторону. Вернувшийся Антон, застыл в дверях с вытянувшимся лицом. Его бесцветные глаза сами собой наполнились слезами, а огромные ладони сжались в кулаки. Не желая больше слышать рыдания девушки, мужчина, присев на край кровати, обхватил Таню за плечи и прижал её голову к своей груди.

Шепча что-то ей на ухо, Антон бережно уложил девушку на лежанку и плотно укрыл одеялом. Таня, всхлипывая и утирая кулачком слезы, посмотрела на мужчину. Он перехватил взгляд и улыбнулся.

— Я, это, — начал он, — Ты прости меня, ну, за тот раз. Я выпил сильно, а тут новенькая. Вот и понесла меня нелегкая. А вообще-то, я могу быть ласковым.

— Я не сержусь на тебя, — Таня обняла Антона за шею, — Давай забудем всё, что было между нами плохого.

Девушка приподнялась и осторожно прикоснулась губами к его небритой щеке. Трехдневная щетина кололась, будто противилась, но Таня не обращала внимания. Легкими прикосновениями своих влажных губ она начала покрывать поцелуями лицо мужчины, сама возбуждаясь от этого всё сильнее.

Её дыхание стало глубоким и частым, сердце в груди учащенно забилось. Девушка, издав тихий протяжный стон, приникла к крепкой шее, впившись в неё губами. Нащупав бретельки комбинезона, она осторожно скинула их с плеч, потом так же аккуратно начала расстегивать рубашку.

— Погоди-ка, — услышала она чуть сдавленный голос Антона, — Я сам.

Высвободившись из её объятий, он быстро скинул башмаки. На пол полетели штаны, за ними плавки. Откинув край одеяла, мужчина юркнул в постель, нагретую Таниным телом. Девушка, не дожидаясь, пока он уляжется, прижалась к мускулистой груди всем телом.

Антон, довольно улыбнувшись, привлек её к себе. Уложив девушку на спину, он обнял её голову руками и припал к приоткрытому рту губами, стараясь вложить в этот поцелуй всю нежность, на которую только был способен. Девушка подалась вперед, обвив его шею руками, и они замерли, слившись в долгом глубоком поцелуе.

Таня почувствовала, как шершавая рука Антона скользит по её плечу, спускается ниже, накрывает уплотнившуюся грудь. Закрыв глаза, она наслаждалась мягкими прикосновениями натруженных немного жестких пальцев к окружностям вокруг торчавших, как маленькие шишки, сосков. Всё её тело наполнилось приятным теплом.

Вот рука партнера скользнула ниже и легла на внутреннюю сторону немного разведенных бедер. Таня, согнув ноги в коленях, раскрылась, позволяя партнеру беспрепятственно добраться до её лона. Мужчина не заставил себя ждать. Его рука, делая волнообразные движения, приблизилась к гладко выбритому лобку и накрыла чуть подрагивавший от возбуждения холмик любви, согревая его. Пальцы осторожно сжали нежную кожицу и, оттянув её вверх, обнажили уже рвавшийся на свободу клитор, ставший влажным от выделяемой смазки.

— Возьми меня, — простонала девушка, — Прошу тебя!

Антон, устроившись между раскрытых бедер, приподнял её зад, обхватив тугие полушария ягодиц. Таня просунула руку и нащупала напрягшийся фаллос. Оттянув двумя пальцами податливую кожицу, она оголила стержень и направила его в свою, ставшую к этому времени мокрой, щелку, подавшись низом живота чуть вперед. Член любовника, легко раздвигая плоть, проскользнул в теплую пещерку и на мгновение замер там, наслаждаясь мягкостью и теплом молодого тела.

— Я не причиню тебе боли, — услышала она шепот мужчины.

Антон чуть надавил и вогнал своё орудие до предела, достигнув стенки женского органа. Его член начал двигаться осторожно и медленно, потом быстрее, распаляя желание партнерши, которая при каждом проникновении тихо стонала и всхлипывала, жмурясь от удовольствия и нарастающего возбуждения.

Мужчина ускорил свои движения. Девушка помогала ему, подмахивая низом живота, уловив предложенный ритм, и, вскоре, их тела слились в одно целое. Время перестало существовать для них, уступив место необузданной страсти и набиравшему силу удовольствию.

Почувствовав приближение развязки, Антон усилил толчки, и вот этот долгожданный миг! Горячая струя семени ударила в стенки влагалища. Таня издала сдавленный крик, выгнувшись всем телом и прижав любовника к своей груди. Антон, обхватив голову девушки обеими руками, впился в её приоткрытые губы страстным поцелуем. Они оба замерли на несколько мгновений, слившись в одно целое.

— Ты был прекрасен, — прошептала Таня, тяжело дыша и глотая слезы, которые сами собой лились из её глаз.

Антон отвалился в сторону и прижал её к себе, обняв за плечи. Сейчас для немного грубого неотесанного увальня не существовало никого кроме этой хрупкой нежной девушки. Медленно поглаживая её по бритой голове, он наслаждался ароматами её тела, мягкостью бархатистой кожи, нежностью прижимавшихся к его груди сосочков, приятно щекотавших его тело.

— Позволь мне остаться с тобой до утра, — попросила Таня.

— Конечно, — согласился Антон, — Поспи немного. Я тебя разбужу, когда придет время.

Девушка зарылась носиком в его плечо и очень скоро засопела, погрузившись в спокойный беззаботный сон. Антон видел, как она улыбалась. Может быть, этой девчушке снилось что-нибудь приятное.

Таня открыла глаза. Она вновь лежала в своём загоне, крепко связанная, с заткнутым ртом и ошейником, от которого тянулась к стене толстая цепь.

— Я сменил тебе подстилку, — Антон наклонился над ней и погладил по голове.

Дверца скрипнула, и в закуток, где находилась девушка, вошла служанка. Таня взглянула на неё, но быстро отвела взгляд. Прислужница выглядела измученной. В уголках губ запеклась кровь, на правой щеке был виден след от ладони. Под глазом назревал лиловый синяк.

— И тебе досталось сегодня ночью, — подумала Таня, — Наши господа умеют благодарить за службу.

После утренних процедур «лошадку» вывели во двор. Пока Антон запрягал её в коляску, Таня взглянула на дрессировщицу. Госпожа Анна выглядела не лучшим образом: помятое лицо, мешки под глазами, дрожащие руки.

— Свободен, — прохрипела Анна, взбираясь на козлы.

Хлыст обжог Танину спину. Девушка дернулась с места и побежала по песчаной дорожке, направляемая вожжами наездницы. Постепенно её мускулы разогрелись, и дрессировщица это почувствовала. Щелчок хлыстом, потом еще один, и вот уже лошадь несется во весь опор. Перед глазами мелькают деревья, от которых рябит в глазах, а госпожа Анна всё хлещет по спине, наращивая темп.

— Тр-р-р! — палка больно впилась в уголки рта.

Таня остановилась и шумно выдохнула. Перерыв.

***

Так прошло полгода. За это время Таня участвовала в нескольких заездах, и после каждого её, еле живую, уносил на руках Антон. А ночью, когда девушка приходила в себя, они занимались любовью. В эти часы девушка была самой счастливой на свете. Её любовник был аккуратен и нежен. Его грубые натруженные руки осторожно ласкали её кожу, его немного суховатые губы согревали её возбужденную плоть. В эти минуты Тане совсем не хотелось думать о том, что с рассветом её снова запрягут в тележку и будут гонять по дорожкам, нещадно избивая кнутом и понукая громкими криками.

Погода с каждым днем всё ухудшалась, но дрессировщица с упорством барсука заставляла «кобылу» бегать по дорожке, не обращая внимания на грязь и промозглый ветер. После каждой тренировки Таня не могла пошевелиться, а её спина, избитая в кровь, гудела, как неисправная трансформаторная будка. Но утром Анна упрямо гнала девушку по кругу, увеличивая темп и усиливая удары хлыстом.

Однажды, когда на улице неожиданно пошел мокрый снег, и тренировку пришлось отложить, Таня услышала, как её дрессировщица спорила с госпожой Инессой.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх