Белый ангел — чёрный демон

Страница: 29 из 30

— негр опустил свой ятаган, — Это наш с тобой спор. Рабыня здесь ни при чем.

— Да-а, Ку-улл! Да-а, до-ро-гой! — нараспев сказал Кларо, — Но теперь она — моя со-обственность. Граф подарил мне девку за усердную слу-ужбу. Так что прова-аливай, пока я не рассердился.

Хотя тело Кларо было изковеркано самой природой, Кулл знал, что силы в этом уродца хватило бы на пятерых. И его угрозы не были пустой болтовней. Этот изверг сдержит обещание, если он сделает хотя бы шаг в сторону Ливии.

— Чего ты хочешь, мразь? — стиснув зубы от злости, спросил Кулл.

— Чего я хочу-у? — Кларо почесал свой мясистый нос, — Хороший вопрос. Но я тебе отвечу. Я хочу твоей смерти. Тогда, может быть, эта рабыня останется жива. Но я её чуть-чуть покалечу. Отрублю ноги, отрежу груди, переломаю руки, выбью зубы.

— Мерзавец, — негр с силой запустил в садиста ятаганом.

Уродец, не ожидая такого выпада, отскочил в сторону и выронил из рук раскаленный до красна прут, тем самым освободив проход. Кулл, как кошка метнулся к раме. Кларо судорожно заморгал своими маленькими поросячьими глазками и в следующую секунду кинулся на гиганта.

Длинными, как у гориллы, руками он вцепился в негра мертвой хваткой. Дернув его на себя, уродец впился зубами в раненое плечо. Кулл взвыл от боли, но Кларо еще сильнее сжал челюсти. Они оба повалились на пол и начали кататься по нему, сбивая всё, что попадалось у них на пути.

Ливия зажмурила глаза, но её слух резали дикие вопли сражающихся, звон разбивающихся склянок, треск ломаемой мебели, хруст костей. Потом всё внезапно стихло.

Девушка медленно подняла ресницы. Кулл сидел на каменном полу камеры, привалившись к стене и тяжело дыша. На белой рубашке расплывалось бурое пятно от открывшейся на плече раны. Рядом в неестественной позе со свернутой набок головой, не подавая признаков жизни лежал её мучитель. Из его полуоткрытого рта капала кровь, а в горле торчала рукоятка кинжала.

— Он мертв? — нерешительно спросила рабыня.

— Мертвее не бывает, — хрипло ответил Кулл.

— Твоя рана открылась, — в глазах девушки блеснули искорки слез.

Ничего не ответив, негр тяжело поднялся и подошел к раме. Осмотрев её, он бросил презрительный взгляд на Кларо. Искать у него ключи было бесполезно. Все браслеты и обручи были наглухо забиты большими заклепками.

— Потерпи немного, — попросил Кулл.

Ухватившись руками за стойки, он с невероятной силой рванул раму на себя. Железо выдержало, но деревянный остов противно заскрипел и рассыпался под мощным напором. Еще пара рывков, и рама превратилась в груду обломков. Лишившись опоры, обессиленная рабыня сползла на пол, но тутже была подхвачена огромными руками Кулла.

— У нас мало времени, — гигант сорвал со стены какую-то портьеру и, закутав в неё девушку, поднял на руки и вынес из камеры.

— А где мой господин? — вдруг спросила Ливия, — С ним всё хорошо? Он жив?

— Наш господин сражается с графом, — задумчиво ответил гигант, — Будем надеяться, что удача на его стороне. А нам нужно скорее уходить. Скоро в замок войдут солдаты, и тогда нам всем будет плохо.

— Я не уйду без него, — девушка попыталась высвободиться из крепких рук Кулла.

— Это его приказ! — воскликнул негр и легко тряхнул рабыню, чтобы успокоить, — Он велел нам отправляться на Голубое озеро. Ми уже там ждет нас.

Когда они выбрались из сырого подвала на поверхность, сражение уже закончилось. Лишь в отдаленных углах вспыхивали короткие схватки. Это солдаты, не желавшие сдаваться на милость победителю, предпринимали отчаянные попытки вырваться из стен крепости. Повсюду лежали окровавленные тела убитых. Раненых солдат добивали копьями и мечами.

Кулл с рабыней на руках направился к стойлам, но был остановлен двумя уже пьяными громилами. Они бесцеремонно сдернули с лица девушки покрывало.

— Оставь её нам, парень, — заплетающимся языком приказал один из них, — Все рабы переходят в собственность «королей». Таков уговор, ты не помнишь, что ли?

— Только не эта рабыня! — проревел негр, — Пропустить!

— А мне плевать! — один из бандитов достал кривой нож.

— Прекратить! — раздался громкий голос за спиной.

Верзила не успел опомниться, как был сбит с ног сильным ударом в челюсть. Кулл увидел перед собой высокого человека с топором в руке. Тот брезгливо посмотрел на лежавшего налетчика и пнул его в бок ногой. Громила закряхтел и попытался подняться. Второй удар лишил его не только чувств, но и пары зубов.

— Это та самая девчонка? — спросил мужчина.

— Да, — подтвердил Кулл.

— Эй, коня ему! — крикнул «король», — Хорошего коня и двух человек охраны!

— У меня есть лошадь, — улыбнулся негр, — И сопровождение мне тоже не нужно. Сами доберемся. А от одежды для девушки я не откажусь.

— Как знаешь, — мужчина что-то сказал парню, стоявшему чуть поодаль, и ушел своей дорогой.

Парень исчез и вскоре вернулся с небольшим свертком. Вдвоем с Куллом они помогли Ливии одеться и усадили на коня. Гигант взгромоздился в седло, прижав рабыню к груди, и они спешно покинули замок. Нужно было уехать подальше от крепости, пока не наступили сумерки, и негр пустил коня в галоп. Вскоре очертания замка исчезли из вида.

ПОРА ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ

Дорна опустила меч. Рыжие волосы выбились из-под косынки и прилипли ко лбу. Пот катил с неё ручьем. Тяжело дыша, она опустилась на широкий кат, валявшийся во дворе. Даже на арене она так не уставала, как в этом сражении.

— Старею, — с грустью произнесла женщина, — Пора бы и на покой.

— Ты цела? — к гладиаторше подошел Гант.

Его куртка была изорвана, на ноге из распоротой штанины текла кровь, лицо и плечи были перепачканы грязью. Он тоже устал, но старался держаться браво. Дорна подвинулась, уступая место атаману. Он уселся и прижался спиной к дрожащему от напряжения телу напарницы.

— Я давно хочу тебя спросить, — после недолгого молчания сказал он.

— Спрашивай, если хочешь, — улыбнулась женщина.

— Ну, покончим мы с этим делом, — начал Гант, — Потом придется уносить ноги. Ты не жалеешь, что ввязалась в эту авантюру?

— Нет, — Дорна медленно повернула голову в сторону собеседника, — А ты?

— Нет, не жалею, — с усмешкой ответил бандит, — У меня давно было желание покончить с этим ублюдком. А потом уехать куда-нибудь, где нет таких графов, нет крови, нет злобы и жадности. Только вот какая штука. Нет на свете такого места.

— А может быть, ты плохо искал? — рыжеволосая воительница хитро прищурила один глаз.

— А ты считаешь, что природа человека неодинакова? — пыпытался уколоть её Гант, — Что живут где-то люди, далекие от стяжательства, не предают ближнего, не стараются отнять у него последний кусок хлеба, если самому жрать нечего?

— Я бы поехала с тобой искать такое место, — задумчиво проговорила Дорна, — Но захочешь ли ты связываться с беглой рабыней?

— Тьфу! Совсем забыл, — Гант хлопнул себя по лбу, — Утром приходил мальчишка из дома Перлата. Принес документ, в котором говорится, что женщина по имени Дария отныне свободна. Так что можем отправляться в путь прямо сейчас. Правда, парнишка еще передал на словах, что Перлат будет рад видеть тебя в своём доме в качестве его помощницы. Прежний его управляющий уличен в казнокрадстве и передан в магистрат для разбирательств.

— Сначала я полечу тебя, — сказала Дорна, снимая с головы косынку.

Сев на корточки, она разорвала штанину и осмотрела рану. Потом припала к ней губами и тщательно вылизала порез, после чего наложила повязку. Гант сидел с прикрытыми глазами и млел от прикосновений этой сильной, но такой нежной в эти минуты женщины.

— Тебе плохо, милый? — услышал он её нежный и немного встревоженный голос.

— Что ты! Мне хорошо, дорогая Дария, — Гант нежно взял её за плечи и притянул к себе, — Не смейся над тем, что я сейчас скажу.

— Не буду, — пообещала воительница, — Можешь смело говорить....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх