Белый ангел — чёрный демон

Страница: 25 из 30

— буркнул Перлат, — Знаю я ваши методы дознания.

— Я — сторонник гуманных методов, — заверил его юноша, садясь на своего жеребца, — А пара синяков — это пустяки. Поехали!

Посадив к себе Ми, он махнул рукой, и маленький отряд быстро исчез в темноте, оставив торговца стоять посреди двора с открытым ртом. Из состояния, близкого к обморочному его вывел всё тот же раб-привратник. Согнувшись, он подполз к своему хозяину и осторожно дотронулся до полы его туники.

— Что тебе нужно, старый? — рявкнул на него Перлат.

— Позвольте сказать, хозяин, — заискивающе глядя на господина, прошамкал беззубым ртом старик.

— Не до тебя сейчас, — отмахнулся купец.

— Как скажете, хозяин, — раб отполз в сторону, — Не у меня же украли рабыню.

— Что ты сказал, наглец? — торговец с силой пнул старика ногой в бок.

— Рабыню украли, — повторил старый раб, — И теперь весь город будет потешаться над моим господином. А мне этого очень не хочется.

— Это как понимать? Почему ты, гнусная скотина, осмеливаешься печься о моём благополучии? — Перлат начинал выходить из себя, — Отвечай, скотина, или я велю засечь тебя до смерти!

— Я долго и преданно служу моему хозяину, — плаксивым голосом начал старик, — И до сих пор видел от Вас только добро. Ну, пару раз ударили меня, ну, назвали нехорошими словами. Это — пустяки. Зато у меня есть кров и еда. Я благодарен Вашей милости. Но когда Ваши дела идут не очень хорошо, нам всем приходится несладко.

— Утихни, раб, — немного остыв, Перлат похлопал старика по худому плечу, — Возможно, ты прав.

Резко повернувшись, он зашагал к дому. Искать следы похитителей среди ночи ему не хотелось. Вряд ли он что-нибудь обнаружит, а молва о том, что обокрали самого благородного Перлата, уже утром разнесется по всему городу. Тогда уж точно завистники не упустят случая вволю посмеяться над глупым купчишкой.

— Лучше помалкивать, — думал Перлат, нежась в теплой ванне и наслаждаясь ласками темнокожей рабыни, — Может, никто и не узнает про этот поздний визит. А без девки я проживу. Всё равно за дорого продать её не получится, а держать в доме бывшую гладиаторшу, которой не составит труда свернуть тебе шею при удобном случае, не так уж и полезно.

А пока работорговец успокаивал себя, друзья без приключений добрались до пещеры Ганта. Дорну сняли с лошади, развязали и расковали с помощью вызванного из своей кузни Примуса и отдали в заботливые руки служанок. Медея не отходила от своей подруги ни на шаг, всё успокаивая её, но и не рассказывала о планах своих друзей. И только после того, как рабыню накормили, Горн обратился к женщине с вопросами, касавшимися лабиринта старой арены.

Дорна быстрыми уверенными движениями начертила план катакомб и указала на нем крестами самые опасные места, где может быть по её мнению устроена засада.

— Когда состоится встреча? — спросила гладиаторша.

— Завтра вечером, — ответил Гант.

— Я пойду с Вами, — заявила женщина.

— Это невозможно, — запротестовал Горн, — «Короли» ждут меня одного, иначе разговор не состоится.

— Меня никто не увидит, — заверила женщина, — А я тем временем посмотрю вокруг. Если возникнет угроза, я смогу вмешаться. Слава Богам, меч и кинжал я еще держать в руках не разучилась.

Юноша не стал отговаривать её. Обсудив кое-какие мелочи, все отправились спать. Следующий день обещал быть трудным и насыщенным. Надо было набраться сил.

— А ловко вы разыграли это похищение! — сказала Дорна Мдее, когда они остались одни в небольшом закутке, завешанном грубой холстиной.

— Это господин Горн на свой страх и риск, — смущенно пояснила негритянка, — Но красть тебя никто не хотел. Так получилось. Просто все поняли, что господин Перлат не даст нам поговорить с тобой, или же он потом всё расскажет графу Лазару или донесет городским властям. Вот и разыграли похищение.

— А мне теперь что делать? — всполошилась Дорна, — Я теперь вне закона. Беглая. Ты не хуже меня знаешь, что делают с беглыми рабами.

— А тебе нравится носить ошейник и цепи? — прищурив глаз, спросила Ми.

— Нет, но... , — женщина не знала, что и ответить.

— Тогда спи и ни о чем не думай, — посоветовала подруга.

Женщина не стала вдаваться в подробности. События этого вечера отняли у неё слишком много сил и нервов. И подруги, прижавшись друг к дружке и крепко обнявшись, быстро заснули.

«КОРОЛИ» ТРУЩОБ

О властителях городских трущоб толком никто ничего не знал. Кроме, пожалуй, Гпнта. Когда рабыня и её чернокожая подруга удалились на женскую половину пещеры, мужчины, распечатав бочонок с элем, уселись вокруг каменного стола.

— Гант, — задумчиво произнес Горн, — Расскажи об этих особах. Ты же много чего знаешь.

— Так уж и много, — ухмыльнулся атаман, — Ничего не знаю. Почти ничего, как и все остальные. Так, обрывки. «Короли» ревностно оберегают свои секреты. В их тайну может проникнуть только их приемник. Но, сам понимаешь, это случается очень редко.

— И всё же, — настаивал юноша, — По старой дружбе.

— Ладно, — Гант сделал затяжной глоток и рукавом вытер губы, — Ты прав, парень. Лишняя информация не помешает.

Усевшись удобнее в невесть откуда взявшееся плетеное кресло, предводитель шайки начал медленно рассказывать:

— Появились эти властители в городских развалинах сразу же после Войны. Надо сказать, что враг прошел по городу, как смерч, оставляя после себя горы трупов и сплошные развалины. Кто мог, удрал из города еще накануне, прихватив с собой свой скарб, а беднякам деваться было некуда. Вот и попали под жернова. Солдаты лютовали не меньше недели. Перебили всех, кого можно и нельзя. Даже детей не пощадили. «Повезло» лишь местным красавицам. Их прямиком отправили на рынки рабов.

Потом армия двинулась дальше. Наступило затишье. Чудом оставшиеся в живых, выползли из своих щелей. Потом вернулась аристократия. На свою беду. Разоренному городу нужна была еда, а её просто так не раздают. Нужны денежки. Лихие ребята начали сбиваться в шайки. Грабили, убивали, жгли. Поговаривали, что существовала даже банда, целиком состоявшая из женщин, которая по жестокости и коварству не уступала, а порой и превосходила мужские шайки.

После налетов, естественно, начинался дележ, который заканчивался драками и поножовщиной. И вот тогда по трущобам прокатился призыв. Кто его кинул, я не знаю, но только однажды ночью на дальнем пустыре собрались все атаманы и после долгих споров решили выбрать главаря, который бы руководил остальными. Кто-то выразил протест и внес предложение разделить город на четыре части: Северную, Южную, Западную и Восточную. И каждым районом должен был править свой «король», а над ними уже встанет один, в обязанности которого входил бы контроль над всем городом.

После споров, которые длились не одну ночь, такие люди были выбраны. Но вскоре они попросту узурпировали власть и обложили данью не только богачей, ремесленников и торговцев, но и бандитов. По трущобам пошла волна возмущения. А тут, как раз, и бунт подоспел. Чем всё закончилось, ты знаешь. Но, говорят, что Великая Резня была устроена не без помощи «королей». Таким образом, они убрали со своего пути недовольных и завели дружбу с городскими властями.

Потом созвали всех атаманов и установили размеры дани. Кроме этого, «короли» создали свою гвардию из отборных головорезов. А мы, честные бандиты, теперь должны содержать всю эту ораву, если хотим выжить. Многие из нас подались в другие края в надежде выйти из-под контроля «королей», но очень немногим удалось это. Гвардия настигала их и расправлялась беспощадно.

— Интересные дела, — хмыкнул Кулл, когда Гант замолчал.

— Но без «королей» мы не сможем уничтожить Лазара, — вставил своё слово «Циклоп», до этого момента сидевший тихо в своём закутке, — У нас мало людей.

— Завтра всё решится! — воскликнул Горн, — Посмотрим, подумаем.

Сумерки окутали город, приятная прохлада пришла на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх