Белый ангел — чёрный демон

Страница: 24 из 30

Я к его груди прильну,

Потому что я люблю!

КРАЖА ДОРНЫ

Подготовка к штурму замка Лазара шла вяло, что очень нервировало Горна и Кулла. В один из дней Гант, вернувшись из города, торжественно объявил, что «короли» хотят лично встретиться с юношей.

— Будь очень осторожен в выражениях, — напутствовал бандит, — Этим ребятам нет никакого дела до твоих проблем. При графе ли, без него ли, им живется всегда одинаково вольготно. Они никому ничего не платят. Скорее, платят им за относительное спокойствие.

— Какова их реальная власть? — спросил Горн.

— О-о! — усмехнулся Гант, — Сразу видно, что ты не разбираешься в иерархии трущоб. Они всесильны. С ними не ссорятся даже городские правители. А иногда не отказываются от их помощи. За плату, конечно.

— А где обычно проходят такие встречи? — спросил в свою очередь Кулл.

— На старой арене. Это в северной части города. Там раньше был Цирк, устраивались гладиаторские бои. После Великой Резни Амфитеатр сгорел, но каменные катакомбы, в которых содержали бойцовских рабов, сохранились. Место жуткое, но «короли» предпочитают именно его для своих сборищ. Посторонний человек там просто потеряется.

— И за каждым камнем может сидеть убийца, — вставил Кулл.

— Я пойду туда, — решительно ответил Горн, — В конце концов, ругаться я с ними не собираюсь. Согласятся — хорошо. Откажут в помощи — их дело, я в обиде не буду.

— Но ты можешь просто оттуда не вернуться, — предупредил его Гант, — Провожатого нет, а заплутать в лабиринте — раз плюнуть.

— Господин, — послышался робкий голос Медеи.

— Ты почему здесь? — строго спросил девушку Кулл, — Иди к служанкам. Здесь мужчины решают свои дела.

— Погоди, — остановил его юноша, — Говори, Ми. Мы тебя слушаем.

— Господин, — тихо начала маленькая негритянка, переминаясь с ноги на ногу, — Ожидая продажи, я жила в бараке с другими рабынями. Там старшей была Дорна. Она говорила, что раньше была гладиатором. Может быть, она даже сражалась на этой арене.

— И что из этого? — пожал плечами Кулл.

— А то, милый, — Медея ласково погладила гиганта по плечу, — Что Дорна может знать ходы лабиринта. Вам она может и не сказать, а мне расскажет.

— А девчонка права! — воскликнул Гант, хлопнув себя по колену, — Но где её искать? Наверно, купчишка давно продал её.

— Дорна говорила, — настаивала на своём Ми, — Что хозяин не хочет её продавать. Она следит за порядком, и его это устраивает. Позвольте мне сходить и поговорить с ней, господин.

— А что! — глаза Горна загорелись, — Можно попробовать. Мы поедем к торговцу и поговорим с ним.

— Как зовут этого купчишку? — спросил Гант.

— Перлат, — Медея почесала носик, — Да, Перлат.

— Тот еще пройдоха, — буркнул атаман, — Водит знакомства с ворами и Лазаром одновременно. И от каждого имеет свою выгоду. Думаю, что и «королям» что-то платит. Не-ет, дело дохлое.

— А мы попробуем, — твердо заявил Горн, — Со щитом или на щите.

— Дело ваше, — Гант безнадежно махнул рукой, — Печенкой чую, что большой бедой обернется эта ваша затея.

Но Горн ухватился за предложение Ми обеими руками и не желал никого слушать. Кулл вызвался сопровождать его и пошел приводить в порядок свой маскарадный костюм.

Вечером, едва солнце скрылось за холмами, двое мужчин и маленькая девушка выехали из пещеры и пустили своих коней в сторону кварталов, где располагались дома богатых аристократов и удачливых купцов. Старательно огибая площади и парки, где в это время, наслаждаясь вечерней прохладой, прогуливалась городская знать, друзья въехали на широкую аллею, ведшую к дому Перлата.

Кулл, бывавший в этом районе города, остался доволен своей памятью и блаженно улыбался, глядя по сторонам и давая пояснения, кто проживает в том или ином доме. Медея слушала своего любимого, открыв рот. Горн, напротив, только качал головой. Его уже начинало раздражать внезапно разыгравшееся красноречие «мавра».

— Долго еще? — не удержавшись, осадил негра юноша.

— Пару шагов, — оглядевшись по сторонам, ответил Кулл, поняв намек Горна.

Старый раб-привратник открыл маленькое окошко, вырезанное в створке ворот и, увидев огромную голову мавра с зловеще вращающимися белками глаз, неистово зазвонил в колокол.

— Почему шум? — спросил его подошедший стражник.

— Т-там! — заикаясь, раб ткнул пальцем в ворота.

— Эй, любезный! — Горн отстранил Кулла, — Нам нужен твой хозяин. Потрудись доложить, что к нему пришли по важному делу.

— Благородный Перлат отдыхает, — невозмутимо ответил солдат и собирался уже закрыть окошко.

— Советую поторопиться, — настойчиво произнес юноша, — Или за твоим господином явятся солдаты и под конвоем поведут через весь город.

Солдат, бормоча что-то себе под нос, пошел к дому, приказав рабу впустить поздних гостей. Старик, сжавшись в комок, открыл ворота и отскочил в сторону на всю длину шейной цепи, которой он был прикован к стене.

Ждать пришлось недолго. Вскоре из дома вышел невысокий человек в просторных одеждах. Шел он медленно, сохраняя достоинство, но на лице было написано неподдельное недоумение. Он никак не мог понять, кому в такой час он мог понадобиться и зачем.

— Это он, — прошептала Ми, — Господин Перлат.

— Чем могу быть полезен уважаемым господам? — обратился купец к Горну, косясь, однако, на грозную фигуру мавра, — Уже поздно.

— Тем более, — юноша говорил громко и уверенно, — У меня в Вам очень срочное дело.

— Какое дело? — Перлат явно не хотел приглашать гостей в дом.

— Будем разговаривать на улице? — напирал Горн, — Или же пройдем в более подходящее помещение,

— Эй! — торгаш ткнул пальцем в сторону Ми, — Эту девку я знаю!

— Безусловно, — согласился Горн, — Вы её продали несколько дней назад этому мавру — моему слуге. Всё по закону.

— Ну-да, ну-да, — забормотал Перлат, — Но какое у Вас дело ко мне? Рабыня оказалась плохим товаром?

— Нас интересует другая рабыня, — заявил юноша, — Мы хотим с ней поговорить.

— О чем можно говорить с тупой цепной девкой?! — всплеснул руками купец.

— Это уж наше дело! — оборвал его Горн, — Прикажите привести сюда рабыню по и...

Молодой человек вовремя замолчал, потому что понял, что допустил грубейшую ошибку. У рабов не было имен. Им давали клички и прозвища, тем самым приравнивая к скотине. Если бы Горн вовремя не остановился, вся его затея пошла бы прахом, а самому юноше и его спутникам немедленно пришлось бы уносить ноги.

— Так я Вас слушаю, любезный, — невозмутимо произнес Перлат, — О какой рабыне идет речь?

— Рабыня Дорна, — взяв себя в руки, произнес Горн.

— Что она натворила? — возмутился купец.

— Я не обязан отвечать, — повысил голос юноша, — Но, поскольку речь идет о Вашей собственности, скажу лишь, что девчонка замешана в Государственной измене. И еще не ясно, какую роль в этом заговоре играете Вы.

— Я? — вскипел Перлат, — Да как Вы смеете!

— Прикажите доставить сюда рабыню! Немедленно! — крикнул Горн таким тоном, что купец сразу же сник.

Двое стражников по знаку хозяина дома опрометью помчались к бараку и через пять минут привели Дорну. Она была обнажена. На ногах позвякивали тяжелые кандалы, руки были связаны за спиной грубой волосяной веревкой. Женщина непонимающими глазами смотрела на своего хозяина и незнакомых людей.

— Это она? — спросил Горн Медею, прятавшуюся за спиной Кулла.

— Да, господин, — подтвердила девушка, изобразив на лице испуг.

— Я ни в чем не виновата, хоз... , — начала оправдываться рабыня.

Но охранник ловко вставил ей в рот кожаный кляп и крепко затянул шнурок. Следом на её голову натянули кожаный мешок и перебросили через седло лошади Кулла.

— Не беспокойтесь, любезный, — уже спокойным тоном сказал Горн, — Если девчонка не имеет отношения к заговору, мы вернем её Вам, как только всё выяснится.

— В виде фарша,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх