Белый ангел — чёрный демон

Страница: 28 из 30

беспорядке, будто бедного парня подняли с постели по тревоге. Заикаясь и тяжело дыша, он сообщил, что у главных ворот собралась большая толпа народа.

— Они кричат и требуют их впустить, — сообщил солдат.

— Прекрати орать, идиот! — рявкнул граф, — Не можете справиться с кучкой баранов?

— С баранами мы справимся, — уже твердым голосом ответил стражник, — Но там люди хорошо вооружены. И среди них я заметил много бандитов из трущоб.

— И уже в штаны наложил, — издевательски осклабившись, произнес Себастьян, — Выходите на стены и расстреливайте толпу из арбалетов.

— Мы не можем, господин! — крикнул солдат.

— Что? Что ты сказал, мерзавец? Не можете выполнить приказ своего хозяина? — багровея от гнева, зашипел Лазар.

— Из казарм исчезло всё оружие! — задыхаясь от возбуждения, ответил стражник, — И из арсенальных подвалов тоже! У нас остались только короткие мечи и несколько копий и дротиков. Но всё это бесполезно, если начнется штурм. Противник вооружен длинными тяжелыми мечами, копьями с крюками, а кому не досталось оружия, схватил вилы, длинные ножи и топоры.

— Проклятье! — взвыл граф, — Гонца ко мне! Быстро, бездельник!

Лазар бросился к выходу, но вдруг остановился в дверях и бросил на рабыню страшный взгляд. Его глаза налились кровью, руки задрожали, голова стала странно подергиваться. Сжав кулаки, он прошипел, как загнанная в угол змея:

— Не сомневаюсь, что это проделки твоего милого и этого чернозадого раба Кулла. Они хорошо спелись. Но я смогу их одолеть. А потом на твоих глазах я растерзаю этого недоноска. Я заставлю его выть от боли и просить пощады. А когда всё кончится, я сам займусь тобой, шлюха!

Тяжелая железная дверь со страшным скрежетом захлопнулась, и темница вновь погрузилась во тьму. Но Ливия уже не страшилась этой непроглядной темноты. Её женское чутьё безошибочно подсказывало, что Горн скоро придет за ней и вытащит отсюда, и они снова будут вместе.

— Только бы продержаться! — твердила она, как заклинание, — Только бы дождаться!

А Себастьян бежал в свои апартаменты, где его уже ждал человек с бледным лицом и загнутым орлиным носом. Граф вызывал его в крайних случаях и использовал для особых секретных поручений. Звали этого сухого высокого человека Верд.

Гонец быстро встал, когда в кабинет влетел граф. Лазар бросил быстрый взгляд на стол, заваленный бумагами, мотнул головой и сипло выдавил:

— Нет времени. Направляйся в магистрат, и чтобы через час здесь были солдаты городской стражи. Это мой приказ, Верд.

— Я не смогу выбраться из замка, — твердым сухим голосом ответил гонец, — Ворота под контролем бунтовщиков.

— Воспользуйся тайным ходом, который ведет в рощу.

— Понял, граф, — Верд коротко поклонился и скрылся за дверью.

Лазар неторопливо подошел к окну и распахнул створки. Во дворе царила невообразимая суета: солдаты бегали по двору, стаскивая к воротам бочки, столы, бревна, словом, всё, что могло хоть как-то воспрепятствовать проникновению противника внутрь. Небольшой отряд стражников, взобравшись на замковую стену, отчаянно отбивал атаки толпы, но с каждой минутой число защитников уменьшалось.

Стрела, просвистев у самого уха, застряла в тяжелой портьере. Граф инстинктивно отклонился в сторону. В тот же миг тяжелый болт, выпущенный из арбалета, разнес в дребезги большую фарфоровую вазу.

— Дьявольщина! — выругался Себастьян, отскакивая от окна.

Стараясь сохранять хладнокровие, граф начал надевать на себя доспехи: бронзовый панцирь, наплечники, наколенники. Конечно, такая защита была бесполезна против арбалетов. Любой болт пробивал тонкие пластины, но это придавало уверенность. Лазар помахал руками, проверяя свободу движений. Тяжелые латы зловеще заскрежетали. Хмыкнув, граф надел шлем и, взяв в руки свой тяжелый двуручный меч, вышел из комнаты.

Снаружи раздался треск ломавшихся бревен и истошные крики солдат. Подбежав к окну, Лазар увидел, как рухнули тяжелые кованые ворота, и разъяренная толпа ринулась в замок. Солдаты в один миг были смяты и отброшены в глубь двора. Они даже не сопротивлялись, а просто стояли, прижавшись спинами к дворовым постройкам. Многие были ранены и еле держались на ногах, но на них никто уже не обращал внимания.

Граф смачно выругался. Он был взбешен таким стремительным штурмом. Стащив с головы тяжелый и бесполезный шлем, он со злостью швырнул его в угол. Самоуверенный по природе, Себастьян свято верил в свою силу и не допускал даже мысли о поражении.

Боковая ниша бесшумно отъехала в сторону. Граф повернул голову, и в тот же миг в зал влетел Верд. Грохнувшись на пол, он замер в оцепенении. Кожаный нагрудник его был распорот, на лице виднелись следы побоев, из рассеченного плеча сочилась кровь.

— Какого дьявола? — взревел Лазар, уставившись на гонца, — Почему ты еще здесь?

— Потому что я так хочу, — раздался густой бас, и в нише возникла громадная фигура мавра.

Кулл с ятаганом в руке медленно надвигался на своего бывшего хозяина. Зрачки его больших глаз вращались, из приоткрытого рта сочилась слюна. Негр сейчас был похож на дикого разъяренного зверя, готового напасть на добычу, за которой он долго гонялся.

Граф приготовился к бою.

— Он мой! — из-за спины Кулла вышел молодой стройный человек, — Ну, здравствуй, братец! Вот мы и встретились. Пришла пора платить по счетам.

— Я давно ждал этой встречи, — Себастьян начал медленно снимать панцирь, стеснявший его движения.

— Кулл, — Горн, не отрывая взгляда от противника, обратился к негру, — Найди Ливию. Ты знаешь, где она может быть.

— Понял, господин, — мавр метнул полный презрения взгляд на Лазара и быстро вышел из зала.

— На что ты рассчитываешь, юнец? — Себастьян быстрым взмахом нанес вертикальный рубящий удар.

— На торжество справедливости, — юноша легко отразил атаку, поставив блок своим клинком.

— А ты вырос, братец! — Себастьян пристально смотрел на Горна немигающим взглядом.

— Зато ты опустился еще ниже, — огрызнулся юноша.

— Не груби мне, щенок, — Лазар сделал обманный выпад.

— А ты другого обращения и не заслуживаешь, — молодой человек легко ушел в сторону.

— Чего ты добиваешься? — усмехнулся граф, — Моей смерти?

— Такая гнида, как ты, не должна жить.

— Я тебе покажу гниду! — Лазар бросился на противника.

Их клинки скрестились, раздался звон металла, полетели искры. Поединок начался.

СМЕРТЬ КЛАРО

Бой шел уже внутри замка. Солдаты сражались яростно, но сейчас, пожалуй, никто из них не думал о верности своему хозяину. Они бились за свои жизни. Но их силы были ограничены, а мятежники всё прибывали. На место одного убитого или раненого вставали двое, и сражение разгоралось с новой силой.

Кулл, как вихрь, сметая на своем пути неприятеля, рвался к подземелью. Вбежав в узкий коридор, он выхватил из ниши факел и помчался в дальний конец, где была расположена зловещая камера пыток. Какой-то стражник не успел освободить гиганту дорогу и был разрублен пополам.

Негр остановился и перевел дух. Он толкнул дверь, но она была заперта. Рыкнув, Кулл отошел к противоположной стене и со всей силы ударил ногой. Прочная дубовая дверь задрожала, но устояла. Гигант ударил еще. На этот раз не выдержала железная петля. Воодушевленный успехом, негр вложил в следующий удар всю свою мощь. Раздался скрежет, и створка разлетелась на куски, открыв узкий вход в помещение.

В камере было светло и жарко. Кроме факелов в углу полыхал в камине огонь. В середине камеры стояла знаменитая пыточная рама с распятой на ней девушкой, а рядом, ухмыляясь, копошился одетый в красный кафтан палача Кларо. Он ворошил угли длинным железным прутом, облизывая свои толстые губы и косясь на рабыню.

Кулл сделал шаг, но уродец поднял руку в предупреждающем жесте.

— Только попробуй, — сказал он своим скрипучим голосом, — И я проткну её этим прутиком.

— Отпусти девчонку,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх