Перед рассветом

Страница: 23 из 27

украшенная витиеватой резьбой шпага.

— Рад приветствовать на борту своего корабля господина командора и его очаровательную подругу, — капитан Бритс браво отдал честь, — Отходим через пять минут. Мои ребята заканчивают последние приготовления. Прошу на борт.

Отдав швартовые, яхта плавно отвалила от причала и взяла курс по ветру. Дана, стоя у борта, смотрела, как зеленоватая вода обегает корпус судна, отражая на себе солнечные блики. Солоноватый морской воздух слегка опьянил её, и девушка, пошарив рядом с собой, взяла Криса за руку.

— Как красиво и спокойно! — воскликнула она, взглянув на Норта, — Сколько я плавала, но ни разу не замечала этой красоты.

— Это море приветствует тебя, — многозначительно произнес командор, — Меня оно встретило штормом и ветром. Но потом мы подружились.

Раздалась зычная команда капитана, и над палубой раскрылись широкие полотнища парусов, сразу же принявших в себя весь напор ветра. Яхта плавно заскользила по водной глади, наращивая скорость. Скоро берег стал виден, как узкая черная полоска, а потом и вовсе скрылся за горизонт.

Кто-то из матросов, свободных от вахты, усевшись на канатный ящик, заиграл на причудливом инструменте, напоминавшем бубен с приделанной к нему узкой дощечкой, на которой были натянуты жилы. Звучание было немного резковато, но красиво. Парень, видимо, обладал хорошим слухом и сильным голосом.

Он был высоким и широкоплечим. Кожа его была намного темнее, чем у остальных моряков и отдавала красноватым отливом. Длинные черные вьющиеся волосы выбивались из-под шляпы и спадали на плечи. Узкие черные глаза смотрели на девушку без злобы.

Пел он медленную немного заунывную песню на незнакомом Дане языке. Но песня эта девушке понравилась. Она подсела ближе к матросу и стала слушать. Кончив петь, парень улыбнулся.

— Что это за песня? — спросила девушка, — Я такой раньше не слышала.

— Эта песня о несчастной любви, — объяснил молодой человек, — Поэтому, и такая грустная.

— Эй, Муно! — окликнул его один из матросов, — Не наводи тоску! Спой что-нибудь повеселей, а то девушка сейчас расплачется от твоей неразделенной любви!

Парень ударил по струнам и стал быстро перебирать пальцами. Полилась веселая мелодия, и несколько моряков пустились в причудливый пляс, выделывая ногами невообразимые пируэты. Другие, встав полукругом, начали хлопать в ладоши в такт мелодии. Дана, понаблюдав за движениями, не раздумывая, присоединилась к танцорам и вскоре уже сама отплясывала замысловатый танец, смеясь при этом, как маленькая девочка.

Каблучки её сапожек отбивали веселую дробь в такт хлопкам зрителей, а концы платка вились на ветру так же легко, какой легкой и гибкой была их хозяйка.

— Вы прекрасно танцуете, госпожа! — воскликнул пожилой матрос, когда танец закончился.

— Спасибо, — Дана, отдуваясь, обмахивала себе лицо ладошкой, — Только я не госпожа, а рабыня господина командора.

Она приподняла пальчиком свой ошейник. Матрос наклонился и медленно прочел надпись.

— На моем корабле нет рабов, — послышался голос капитана.

Матросы расступились. Бритс стоял поодаль и, конечно же, видел, как веселилась девушка. Он мягко взял Дану под руку и сказал, что господин командор попросил показать ей корабль, если девушка, конечно, захочет. А после экскурсии они спустятся в кают-компанию, где к тому времени будут приготовлены прохладительные напитки и легкие закуски.

Под восхищенные возгласы моряков капитан увел девушку на корму.

— Это, — заявил он, — самое главное место любого корабля. Отсюда отдаются нужные приказы команде, отсюда управляют судном.

Они подошли к штурвалу, за которым стоял рослый матрос с рыжими волосами и густой бородой. Двумя руками ухватив рулевое колесо, он внимательно всматривался вперед, иногда косясь на компас, расположенный прямо перед румпелем.

— Хотите попробовать? — неожиданно спросил Бритс.

— А можно? — изумилась девушка, — Я никогда не водила суда. Только видела.

— Дин! — обратился капитан к рулевому, — Подвинься.

Рыжий матрос отошел в сторону, уступив место Дане. Девушка положила свои маленькие ручки на рукоятки штурвала и вдруг почувствовала, как колесо само начало поворачиваться. В это же время стрелка компаса тоже полезла в сторону.

— Держать курс, десять тысяч осьминогов! — шутливо прикрикнул капитан, помогая рабыне выровнять корабль.

— Есть, капитан! — приняв эту игру, ответила Дана, — Только боюсь, что у меня не хватит сил.

— А Вы не торопитесь, — посоветовал Бритс, — Даже опытные моряки считают управление кораблем нелегким делом.

Постояв у штурвала еще минут десять, Дана передала управление рыжему матросу, и в сопровождении капитана пошла осматривать такелаж и остальное корабельное хозяйство. Бритс с увлечением рассказывал о парусах, мачтах, о канатах и других приспособлениях, не упуская возможности поведать очаровательной гостье какую-нибудь историю из морских баек.

Заметив, что девушка немного утомлена прогулкой и его болтовней, капитан предложил Дане спуститься вниз. Кают-компания представляла собой просторное светлое помещение с тремя круглыми иллюминаторами. В самой середине стоял овальный стол из дорогих сортов дерева, на котором молодой матрос расставлял бокалы, бережно вынимая их из буфета и протирая полотенцем, переброшенным через плечо.

В углу на диване уже сидел командор и листал увесистую книгу в сафьяновом переплете. Увидев девушку и капитана, Крис отложил в сторону старинный том и поднялся со своего места.

— Ну, как погуляла? — спросил Норт, усаживая рабыню в мягкое кресло.

— Спасибо, господин! — заулыбалась девушка, — Всё так интересно! Господин капитан мне рассказал такие истории! Я даже немного постояла у штурвала корабля!

— Замечательно! — одобрил командор, — А как ты себя чувствуешь?

— Немного устала, хозяин, — смущенно ответила Дана.

— Ничего, сейчас поешь, попьешь и приляжешь отдохнуть. Господин Бритс, это будет возможно?

— К Вашим услугам приготовлена каюта по левому борту, — сообщил капитан, — Можете ею воспользоваться. Терри, выйди-ка со мной на минутку.

Молодой матрос бросил презрительный взгляд на негритянку и лениво поплелся за Бритсом.

— В чем дело, Теренс? — спросил капитан, когда они оказались в коридоре, — Я же видел, как ты косился на эту девушку!

— Скормите меня акулам, — надменно ответил матрос, — Но я не могу понять, почему вы оба так распинаетесь перед этой черномазой девкой.

— Если ты не будешь любезен с этой, как ты сказал, девкой, гаденыш, — прошипел Бритс, схватив парня за ухо, — Я действительно вышвырну тебя за борт и не посмотрю, что твой папаша заседает в магистрате. Дома вытворяй, что хочешь, а здесь я устанавливаю порядки. И считай, что это плаванье для тебя — последнее! Понял меня, сморчок? А сейчас — вон отсюда и позови Ирвина. Бегом, паршивец!

В каюту вошел полный человек в белом колпаке с огромным подносом в руках. Поставив угощения в самую середину стола, кок, орудуя большим ножом и не менее солидной вилкой стал раскладывать на тарелки нарезанные ломтиками дольки паштета, вареного мяса, фрукты и зелень. Первую тарелку он поставил перед Данной, мило улыбнувшись ей и пожелав приятного аппетита. Потом обслужил командора и лишь за тем принялся за своего капитана.

— Желаете что-нибудь еще? — мягким басом спросил кок, обращаясь главным образом к девушке, — только скажите, и я всё сделаю.

— О, нет, спасибо! — воскликнула Дана, вдыхая аромат свежеприготовленной пищи.

— Спасибо, Ирвин, — ответил капитан, отпуская толстяка, — Думаю, этого вполне хватит.

Сдержанно поклонившись, кок вышел из каюты.

— Что Вам налить, госпожа? — Бритс повернулся к девушке, — Осмелюсь предложить это прекрасное вино. Его мне по случаю доставили с Ямайки.

— О, господин, капитан, — неуверенно ответила Дана, — Я давно не пила вина. И мой господин может быть недоволен....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх