Ильма — королева рабынь

Страница: 6 из 31

по своим делам.

— Вот гнида кривоногая, — пробурчала женщина, — Опасайся его, девушка. Страшный человек.

— Спасибо, госпожа, — прошептала Ильма.

— И меня бойся, — с улыбкой продолжала Гила, — Я тоже страшная.

— Слушаюсь, госпожа, — рабыня не смогла сдержаться и тоже улыбнулась.

Они подошли к узкой железной двери. Гила повернула большое кольцо, и створка с противным скрежетом отъехала в сторону. Женщина первой вошла в темный коридор и потянула за собой рабыню. Из черноты подвала пахнуло сыростью и холодом. Гила запалила факел и, освещая себе дорогу, повела пленницу по узкому проходу. Ильма с замиранием сердца оглядывалась по сторонам. Заметив её тревогу, Гила хмыкнула, но ничего не сказала.

— Заходи, — женщина толкнула тяжелую дверь.

Рабыня робко ступила в помещение и замерла от неожиданности. На каменных стенах в изобилии были развешаны тяжелые цепи. В дальнем углу была сооружена самая настоящая дыба, а рядом с ней стояла самая обычная лестница.

— Ну, что встала? — Гила подтолкнула Ильму в спину, — Камеры пыток не видела? У твоего папаши такая же была.

— Я ничего не знаю, — заикаясь, прошептала рабыня.

— Еще бы! — женщина разожгла огонь в камине, — Тебя туда не приглашали.

— Что вам от меня нужно? — девушка никак не могла справиться с обуявшим её страхом.

— Помыть тебя хочу теплой водой! — расхохоталась Гила, — А заодно и предупредить. Будешь капризничать — отправишься сюда. Милард — большой любитель придумывать пытки.

Пока котел с водой грелся, женщина, ловко орудуя непонятными инструментами, сняла с рук и ног рабыни кандалы. Следом полетел на пол и тяжелый ошейник. Девушка от удовольствия с облегчением вздохнула. Впервые за долгое время её шею не сдавливало грубое железо.

— Кто тебя так обстриг? — усмехнулась Гила.

— Старший охранник, госпожа, — после небольшой паузы ответила Ильма.

— И вымазал навозом тоже он?

— Да, госпожа, — девушка кивнула головой.

— Ну, и правильно сделал, — женщина скинула свой плащ и завязала волосы на затылке узлом.

Как приятно сидеть в большой кадушке с теплой водой! Тело рабыни распарилось и размякло. Гила медленно терла свою подопечную мягкой материей, постепенно смывая грязь с её кожи. Запустив в густую гриву свои сильные пальцы, она, будто бы, хотела промыть каждый волос рабыни. Ильма наблюдала, как эта сильная женщина методично обрабатывает каждый дюйм её тела. Набравшись смелости, она произнесла:

— Госпожа.

— Говори, — буркнула Гила.

— Простите меня, госпожа, — робко начала девушка, — Кто вы в этом доме?

— Кто? — женщина откинула непослушную прядь волос, упавшую на лоб, — Старшая рабыня. Удивлена?

— Нет, госпожа, — выдохнула Ильма, — Но я думала, что вы — свободны.

— Потому что я ударила Терри?

— И Терри и охранник с вами говорили уважительно, — объяснила девушка.

— Охранник знает меня давно, а Терри — просто трус и подонок! — Гила присела на маленькую скамейку рядом с кадушкой, — Я уже давно в этом проклятом доме. Милард убил моих родителей, когда я была еще ребенком. Он сам воспитывал меня и внушил, что все люди — его вассалы. Я ему верила. Но когда на моих глазах он убил нескольких рабынь лишь потому, что ему так захотелось, я задумалась. Ничего! Придет время, и я отомщу этому зверю за все его злодеяния.

— А что будет с тем солдатом и Ури? — решилась спросить Ильма.

— Надеюсь, что их уже нет в замке, — ухмыльнулась женщина, — Милард не очень расторопен. Я всё слышала и предупредила Ури, а того парня отправила к нему. Надеюсь, что они смогли уйти. А этот бандит, думаю, уже забыл про них. Его, скорее, сейчас занимаешь ты.

— Он меня тоже убьет? — голос рабыни стал сдавленным.

— Кто его знает, — пожала плечами Гила, — Может, даст тебе пожить немного. Или придушит в первую же ночь.

От страха по телу Ильмы побежали мурашки. Она вдруг вспомнила ту обезображенную девушку, выпавшую из окна. Неужели и её ожидает такая же участь?! Гила перестала тереть мочалкой распаренную кожу невольницы и посмотрела на неё прищуренными глазами.

— Ты чего? — настороженно спросила она.

— Нет, ничего, — Ильма дернулась, словно её кто-то ущипнул.

— Я всё вижу, девка, — строго сказала женщина, — Говори, о чем думаешь!

— Я вспомнила ту несчастную, — робко произнесла рабыня, — Которую...

— А! — Гила снова присела на скамейку, — Не повезло малышке Долли. И недели не прожила. Видно, наш Господин выпил вина больше обычного. А когда он пьяный — буйствует. А тебе лучше поскорее забыть об этом.

Вечерний воздух был прохладен и свеж, когда они вышли из подземелья замка. Гила сковала руки девушке за спиной и пристегнула к ошейнику короткий поводок. Одежды она никакой не дала, но накинула на плечи Ильмы свой длинный плащ.

Они прошли в боковую дверь и поднялись по узкой лестнице на второй этаж дома. Гила закрепила факел, которым освещала дорогу, в углублении на стене и начала возиться с замком.

— Вечно он застревает, — злобно бормотала она, поворачивая массивную бронзовую ручку то вправо, то влево, но запор никак не хотел поддаваться.

— Дьявол! — выругалась старшая рабыня и ударила дверь ногой.

Тяжелая створка со скрипом отползла в сторону, открыв следующий проход. Ильме показалось, что весь дом — это сплошной лабиринт, состоящий из коридоров, ниш, маленьких и больших комнат, в котором новому человек легко можно заблудиться. Она вдруг ощутила себя маленьким мотыльком, запутавшимся в паутине огромного кровожадного паука. От этих мыслей девушке стало грустно. Она тяжело вздохнула, но быстро взяла себя в руки.

Гила подвела новую рабыню к очередной двери и резко остановилась.

— Пришли, — тихо сказала она, оглядывая невольницу с ног до головы.

Дернув ручку, женщина распахнула створки. Ильма осторожно проследовала за ней в огромный погруженный в полумрак зал и хотела осмотреться. Вдоль стен этой огромной комнаты стояли решетчатые клетки, в которых были заперты девушки. Руки у них были скованы за спиной такими же, как и у Ильмы, наручниками, представлявшими два браслета, соединенных между собой толстым кольцом. На лодыжках поблескивали широкие кольца, соединенные короткой цепью, позволявшей лишь мелко семенить. Все пленницы были прикованы шейной цепью к задней стенке клетки. Принцесса заметила, что некоторым рабыням заткнули рты большими кожаными шарами, закрепленными широким ремнем на затылке.

— После налюбуешься, — Гила дернула поводок, — Времени у тебя будет предостаточно.

Она хлопнула в ладоши, и из боковой ниши вышел высокий коренастый человек, одетый в короткие замшевые штаны и тяжелые башмаки. Не говоря ни слова, он подошел к Ильме и ловко надел ей на ноги кандалы. Наручники менять не было необходимости. Порывшись в своих карманах, мужчина вытащил широкий металлический ошейник и защелкнул его на шее рабыни. Бросив взгляд на Гилу, он достал из другого кармана кляп и быстро вставил его в рот не успевшей опомниться девушке.

Старшая рабыня отперла свободную клетку и втолкнула в неё Ильму, а слуга, просунув сквозь толстые прутья свои длиннющие ручища, пристегнул к ошейнику цепь.

— Отдыхайте, принцесса! — с ехидной усмешкой произнесла Гила, накидывая на плечи свой длинный плащ.

Лязгнула дверь клетки, раздался громкий щелчок. Еще раз осмотрев новую пленницу, женщина развернулась на каблуках и быстро вышла из зала. Наступила тишина, иногда нарушаемая тихим звоном цепей и сдавленными звуками заткнутых ротиков рабынь. Другие же сидели тихо и даже не пытались перешептываться.

Немного поёрзав на жестком полу и найдя удобное положение, Ильма откинулась на холодные прутья решетки и прикрыла глаза. Спать ей не хотелось. Душевные переживания последних дней действовали на девушку, как хорошее тонизирующее средство.

Принцесса хотела обдумать своё теперешнее положение, но, как назло, её сознание отказывалось работать....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх