Ильма — королева рабынь

Страница: 7 из 31

Голова её была пуста. Лишь перед глазами возникала ужасная картина с выкинутой из окна обезображенной девушкой.

— Неужели, и меня когда-нибудь вот так вышвырнут на свалку?! — думала Ильма, — Надругаются над моим телом, напьются моей кровью, выпотрошат, как индейку, предназначенную для супа!

На глаза снова навернулись слезы, и принцесса беззвучно заплакала. Её выдавали лишь подрагивавшие худые плечи, да тихий звон шейной цепи.

Незаметно для себя девушка заснула. Ей снова снилась её родина: зеленые поля, залитые яркими лучами ласкового солнца, маленькая речушка, которую можно было перейти, не замочив подола, густой лес, ласково шелестевший кронами вековых деревьев. Как хорошо было в жаркий полдень напиться родниковой водой из ключа, пробившегося среди камней у самой опушки, а потом завалиться в высокую зеленую траву, закрыть глаза и наслаждаться запахами полевых цветов, слушать деловитую возню шмеля или никогда не отдыхавших муравьев. Где теперь этот мир, превратившийся в груду головешек. Возродится ли он опять?

***

Сильный резкий стук заставил рабыню вздрогнуть и открыть глаза. Против её клетки стоял тот самый молодой человек, которого она видела утром во дворе. Из-за полумрака, царившего в зале, Ильма не могла хорошо рассмотреть его. Но она увидела улыбку, плясавшую на лице этого юноши: злую и надменную гримасу, от которой становилось жутко.

Человек упивался своей властью. Время от времени он постукивал по прутьям клетки своим коротким хлыстиком, и глаза его начинали светиться, когда испуганная девушка вздрагивала всем телом. Тогда он медленно поднимал свой стек, с наслаждением наблюдая, как невольница зажмуривает глаза, ожидая следующего удара. Немного помедлив, он проводил хлыстиком по решетке и снова опускал его вниз.

— Так вот ты какая, Ильма Брок! — гортанным голосом воскликнул Милард, уставившись на рабыню, — Хорошо же тебя прятал этот гаденыш Ури. Но, как видишь, я всё равно добрался до тебя, потому что я — твой Хозяин. Господин и Повелитель!

Юноша запрокинул голову назад и разразился громким заливистым, совсем детским смехом, от которого у девушки зазвенело в ушах. Каким же мерзким он сейчас ей показался! Если бы не закупоренный кляпом рот, принцесса, не удержавшись, плюнула бы ему в лицо.

Молодой человек оборвал смех так же резко, как и начал, и его лицо снова перекосила злая гримасв. По его знаку, стоявшая рядом, Гила отперла дверцу клетки и отстегнула шейную цепь. Юноша достал из-за пояса поводок и, щелкнув карабином, пристегнул её к кольцу ошейника.

— Пойдем, милашка, — не переставая скалиться, произнес он, — Я покажу тебе свои владения.

Он потянул поводок на себя, словно пытаясь вытащить рабыню из клетки. Гила ухватила девушку за ноги и сильным рывком выдернула наружу. Юноша быстро повернулся и уже хотел сделать первый шаг, но старшая рабыня, встав перед ним, быстро опустилась на одно колено.

— Позволь сказать, мой Господин, — сказала она, опустив глаза.

— Что тебе нужно? — недовольно рявкнул Милард, — Я сейчас занят!

— Эта рабыня еще не умеет ходить в кандалах, — женщина еще ниже пригнула голову, — Вам будет трудно вести её по...

Не дожидаясь конца фразы, молодой человек взмахнул стеком и обрушил на плечи Гилы сильный удар. Женщина вскрикнула от резкой боли и в недоумении подняла глаза. Второй, не менее сильный удар пришелся по её лицу. На щеке сразу же появилась красная полоса.

— Кто ты такая, — заорал Милард, — Чтобы указывать мне? Прочь с дороги, рабское отродье!

Он отшвырнул её ногой в сторону и, сильно дернув повод, потащил спотыкающуюся Ильму к двери. Девушка мелко засеменила за Хозяином, стараясь попасть в такт его шагов, но сразу же ноги заплелись в короткой цепочке, и она упала на колени.

— Встать, рабыня, — сквозь зубы проговорил Милард, — Каждый раз, когда ты соизволишь упасть, я буду стегать тебя этим хлыстом. Если же и это не поможет, я отправлю тебя к палачу. Он-то уж быстро тебя обучит всему необходимому.

Юноша снова расхохотался диким смехом. Ильма, извиваясь, сумела подняться на ноги и снова засеменила за своим поводырем. С каждым шагом браслеты впивались в лодыжки, а короткая цепь дергала ноги. От непривычной ходьбы икры рабыни начали ныть, но Ильма сдерживала себя изо всех сил, чтобы стоном не выдать тех мучений, которые она испытывала.

Подойдя к очередной двери, Милард резко остановился. Приоткрыв маленькое смотровое окошко, он подтолкнул девушку, приглашая взглянуть, что делается внутри помещения. Ильма прильнула к тонкой решетке, приподнявшись на пальцах ног.

— Смотри, шлюха, — довольным голосом произнес Господин, — Скоро и тебе придется делать такое же.

В комнате было светло. В самой середине стояла огромная кровать, на которой кроме толстой перины не было ни подушек, ни простыни, ни одеяла. Посреди этой кровати стояла на коленях темнокожая девушка. Руки её были связаны за спиной узким ремнем, а ноги разведены в стороны. Девушка, прогнувшись вниз всем телом, старательно сосала член здоровенного мужчины, лежавшего на спине поперек кровати. Тот держал девушку за голову обеими руками, нажимая на макушку и насаживая её глубже на свой кол.

Второй, не менее крепкий, пристроившись сзади рабыни и держа её оттопыренный зад обеими руками, с яростью всаживал своё орудие ей в задний проход. При каждом его движении бедная негритянка пыталась поднять голову, но сильные руки быстро пресекали эту попытку, а толстый член не давал возможности даже стонать.

Ильма отвела от окошка глаза, но Милард, коротко хлестнув её по обнаженному заду, заставил снова повернуться.

— Смотри, принцесса! — юноша схватил девушку за волосы, — Эта черномазая рабыня тоже была когда-то дочерью какого-то вождя. А теперь услаждает своими прелестями моих гостей.

— М-м-м! — только и смогла показать своё возмущение Ильма.

— И ты тоже скоро будешь это делать, — продолжал свою тираду Милард, — А если заартачишься... Нет, я лучше покажу тебе, что будет.

С этими словами он потянул поводок, и они направились вниз по лестнице к уже знакомой камере пыток.

***

Девушка металась в горячке. То и дело она вскрикивала, когда перед её глазами представала страшная картина, увиденная в камере пыток. Подвешенная за руки, девушка извивалась от каждого удара длинного хлыста. Её вытянутое в струнку тело было покрыто кровавыми рубцами, а палач всё бил и бил несчастную. Из горла рабыни вместо крика вырывался страшный хрип, а изо рта капала бурая густая кровь.

Но вот бедняжка замолкла и повисла на цепях. Милард внимательно осмотрел тело и даже для пущей уверенности ущипнул за сосок. Рабыня не пошевелилась.

— Сдохла, — пробасил негр огромного роста с выпуклым мокрым от пота животом, — Что прикажете с ней делать, Хозяин?

— Изруби её на куски и скорми моим собачкам, — как-то буднично ответил Господин, — Она мне надоела.

— Будет исполнено! — палач начал опускать цепь, — А что делать с этой?

— Приласкай её плетью, — распорядился Милард, — Но не до смерти. Новенькая.

Ильма забилась в истерике и...

— Да-а, девка, — сквозь вязкую пелену, застилавшую глаза, Ильма увидела приблизившееся к ней лицо Гилы, — Трудно тебе придется. Хозяин недолго будет терпеть твои обмороки.

Женщина положила на лоб рабыни влажную тряпицу. Стало немного легче. Девушка попыталась что-то сказать и очень удивилась, что её рот оказался свободным.

— Где я? — еле слышно спросила она.

— Милард отдал тебя мне на воспитание, — Гила присела на край лежанки, — Велел за три дня привести тебя в чувства и кое-чему обучить.

— Вам больно, госпожа? — Ильма потянулась к лицу женщины.

— Уже нет, — с усмешкой ответила старшая рабыня, — Я привыкла. И ты должна привыкнуть, если хочешь пожить подольше.

— Разве к этому можно привыкнуть? — горько усмехнувшись, прошептала Ильма, — Я не выдержу. Я умру.

— И не надейся, — строго воскликнула ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх