Служанка

Страница: 7 из 18

отстраниться, но девица схватила её за кольцо ошейника, который так же ловко надела, и притянула к образовавшейся на полу лужице. Распаковав рот, госпожа приказала вылизать сначала щелку, а потом и пол. Девушка и не думала сопротивляться, боясь снова получить стеком по грудям.

Она старательно водила высунутым языком по полу, пока там не исчезла последняя капля мочи.

— Че? Мутит? — ехидно улыбаясь, спросила девица, видя, как Катю мучают рвотные спазмы, — Иди, просрись, соска!

Служанка еле успела добежать до туалета, путаясь в ножной цепи, которую Марго и не думала снимать. Опустившись на колени, девушка с широко открытым ртом долго стояла над унитазом, отплевываясь и тихо всхлипывая. Она могла представить всё, что угодно, но только не такое варварское унижение. Неужели, и дальше будет продолжаться этот кошмар?!

— Встать! — крикнула Марго, — В душ, зассанка! Воняешь.

Окатив Катю из шланга холодной водой, госпожа долго принюхивалась, но, поняв, что смыла всю мочу, выключила воду. Пристегнув Катю к трубе тонкой цепочкой, она велела ей стоять до тех пор, пока одежда не просохнет. Немного подумав, Марго, злорадно улыбаясь, вставила девушке в рот тугой тряпичный кляп и завязала его полотенцем, чтобы та не могла вытолкнуть затычку.

— Завтра я уеду на несколько дней, — сказала Марго, — А ты не скучай, соска.

Похлопав Катю по щеке, госпожа вышла из душевой. Хлопнула дверь, щелкнул замок. Катя осталась стоять в темной кабинке. Стянутые за спиной руки начали ныть, зачесались щеки и лоб от соприкосновения с грубой кожей шлема. Тряпка, вбитая в рот, превратилась в камень. Девушка беззвучно заплакала, но изменить ничего не могла.

Вернулась Марго поздно. Отстегнув служанку от трубы, она великодушно позволила ей опорожниться и подмыться, развязав руки. Но потом снова крепко связала девушку и уложила на коврик возле своей кровати. Забравшись в постель, госпожа напялила на голову наушники и включила плеер. Катя свернулась калачиком и попыталась заснуть.

— Эй, ты, соска! — Марго пнула девушку ногой в бок, — Не скрепи. Я музыку не слышу.

Погас свет ночника. Госпожа отошла ко сну.

***

Марго уехала рано утром, ничего никому не сказав. Наверное, девица привыкла делать, что хотела, ни с кем не советуясь. После её отъезда Катя летала по дому, как заведенная, выполняя распоряжения Элеоноры и её недалекого сынка. Уже к полудню девушка валилась с ног и с нетерпением ждала, когда госпожа удалится в свою комнату и уснет.

Но когда это произошло, Рудик решил взять реванш, пока его сестра была в отлучке. Дождавшись, пока мамаша утихнет, он прокрался в коморку под лестницей, куда Элеонора опять посадила служанку, и осторожно открыл дверь. Девушка лежала на подстилке с заткнутым ртом и скованными за спиной руками. Ноги госпожа не связывала, посчитав достаточными кандалы.

— Эй, соска, — тихо позвал юнец.

— М-м, — Катя повернула голову в его сторону.

— Опаньки, — обрадовался Рудик, — Вставай и иди за мной.

Катя начала неуклюже ворочаться, но всё же сумела встать на ноги. Подталкиваемая сзади, она вошла в комнату хозяйского сынка. Рудик сразу же запер дверь. Катя уставилась на недоросля с нескрываемым удивлением.

— Что он собирается делать? — думала девушка.

— Гы-гы-гы, — заржал паренек, медленно приближаясь к служанке, — Ну, че, соска? Дашь потискать твои титьки?

— М-м, — Катя отстранилась от него, мотая головой.

— Мычишь? — Рудик схватил девушку за волосы и поволок к кровати.

Быстро расстегнув молнию на платье, он стянул резину вниз, оголив полушария грудей. Завалив свою жертву на спину, этот молокосос вскочил на неё сверху и начал с силой мять обнаженную плоть и щипать соски, довольно лыбясь, когда Катя начинала стонать и охать.

Наигравшись с грудями, которые к этому времени стали лиловыми от синяков, Рудик задрал подол платья и запустил свою липкую от пота пятерню в промежность.

— Раздвинь ноги, сучка! — рявкнул он, — Или я тебе всё порву!

Давясь от слез, Катя раздвинула колени. Парень, не долго думая всунул в открывшуюся пещерку сразу четыре пальца. Девушка взвыла от боли, но её насильник не остановился, а начал проталкивать ладонь глубже.

Внезапно острая режущая боль парализовала Катю, а из щелки брызнула ярко красная кровь.

— Ч-что эт-то? — Рудик отскочил в сторону, будто его тряхнуло током.

Катя застонала и притворилась, что потеряла сознание. Закрыв глаза, она театрально откинула голову на бок и постаралась не шевелиться.

— Ма-а-ма! — завопил парень и бросился к двери.

Катя сквозь прикрытые веки видела, как он долго не мог отпереть замок. Всё его бочкообразное тело колотило, как в лихорадке. Наконец, дверь распахнулась, и Рудик с дикими воплями выбежал в коридор.

На его истошный крик выскочила мать. Схватив сына за шиворот, она спросила, что случилось.

— Там! Там! — парень не мог связать двух слов.

— Что там? — Элеонора вошла в комнату, — Что с ней? Что ты с ней сделал?

— Мы... Мы играли, — запинаясь, промямлил Рудик.

— В казаки-разбойники, — съязвила женщина, склонившись над служанкой.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что произошло. С трудом скрывая улыбку, хозяйка пару раз хлопнула Катю по щекам. Притворяться дальше не было смысла, и девушка открыла глаза. Элеонора расковала Кате руки и вынула изо рта затычку.

— Иди за мной, — приказала она.

Они спустились в гостиную, оставив Рудика в комнате, чтобы не мешал. Госпожа уселась в кресло и уставилась на служанку пустым бесцветным взглядом. Катя, нехотя, опустилась перед ней на колени и заложила руки за спину.

— Кое-чему ты уже научилась, — хриплым басом возвестила женщина, — Но тебе еще многое нужно знать. Например, держать язык за зубами. Ты же понимаешь, что я никогда не допущу, чтобы моего сына, каким бы дураком он не был, привлекли к суду за изнасилование. Ты это понимаешь?

— Да, госпожа, — Катя кивнула головой.

— Хочешь что-нибудь спросить? — Элеонора криво улыбнулась, — Спроси. Я отвечу.

— Я слышала, — робко начала служанка, — До меня у Вас была другая девушка. Что с ней произошло?

— Я её прогнала, — спокойно ответила хозяйка, — Это она подсадила Марго на «травку». Моя дочь тогда была еще невинным ребенком, а эта дрянь где-то раздобыла дурь и приучила её курить.

— Как же она смогла это сделать, если Вы не выпускали её из дома? — удивилась Катя.

— Я тебя из дома не выпускаю, — повысила голос госпожа, — А она ходила по моим поручениям. Еще вопросы есть?

— Нет, госпожа, — девушка опустила голову.

— Очень хорошо, — Элеонора тяжело поднялась со своего места, — Идем!

Они снова пришли в комнату с кафельным полом. Хозяйка сняла с Кати кандалы и велела хорошо вымыться. После этого она дала девушке её прежнюю одежду: короткое платье и белый фартук. Цепей не надевала и даже сняла ошейник.

— Сейчас иди в мою спальню и приберись там, — приказала Элеонора, — Потом можешь отдохнуть. И не трясись. Мой сын тебя больше не тронет. Он сам дрожит от страха.

— Спасибо, госпожа, — Катя впервые позволила себе улыбнуться.

Марго отсутствовала уже третий день. Всё это время Катя выполняла работы, порученные Элеонорой. Но что-то изменилось в их отношениях. Хозяйка больше не орала на служанку, не била её и не связывала, когда уходила из дома или ложилась отдыхать. Она даже позволила девушке выходить на пару часов во двор, посидеть в беседке и подышать свежим воздухом, а в коморке появилась раскладная кровать с постельными принадлежностями.

Рубцы и ссадины больше не беспокоили и почти исчезли. А вместе с ними стали забываться прежние обиды. Рудик больше не донимал Катю своими проказами, словно чувствовал вину перед ней. А однажды, увидев, что служанка тащит тяжелое ведро с водой, вызвался помочь, но девушка отказала.

После обеда Катя сидела в беседке и слушала музыку ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх