Служанка

Страница: 9 из 18

остановиться хоть на секунду.

— Встать здесь! — приказала Марго, когда Катя полностью освободилась от одежды.

Девушка, ежась от холода и страха, встала к кафельной стене и заложила руки за голову. Госпожа взяла в руки длинный шланг и стала обливать рабыню еле теплой водой, при этом хохоча во всё горло, когда та подпрыгивала от струи, направленной то между её ног, то попадавшей по грудям.

— Душ-шарко! — поясняла девица, — Полезен для здоровья и для воспитания непослушных рабынь!

Экзекуция продолжалась минут десять, и Катя успела в полной мере «насладиться» этой процедурой. К тому же, она еще и замерзла и теперь вся тряслась от холода, моля Б-га, чтобы эта пытка побыстрее закончилась.

— Утрись, соска! — Марго выключила воду и бросила девушке кусок мешковины, — Давай, поторапливайся! Жрать хочу.

Мешковина была жесткой и колючей, но чистой, и Катя, скрипя зубами, вытерлась, как могла. Марго, ехидно улыбаясь, поманила её пальцем.

— Мамашка сказала, что этот дебил лишил тебя невинности, — прогудела она, понизив голос, — Так что этот аксессуар тебя не испугает. Надевай.

Она бросила Кате в руки узкие резиновые трусики с двумя затычками, вшитыми в перемычку. Девушка никак не могла понять, для чего они нужны, но Марго, орудуя хлыстом, подгоняла её, и рабыня с трудом натянула на себя эту странную для неё одежду. Обе затычки «нашли» предназначенные для них отверстия и без особого труда проскользнули внутрь. Девица осмотрела невольницу и сама подтянула лямки, еще глубже вогнав затычки в неразработанные норки.

— Пройдись, соска! — приказала она.

Катя сделала несколько шагов и поняла всё коварство этой детали её новой одежды. Пластиковые затычки стали тереться о стенки, возбуждая девушку. Даже когда Катя останавливалась, ощущение наполненности не давало ей покоя. Очень скоро появился легкий зуд в сосках, защекотало под грудями.

Марго протянула пленнице платье, сшитое из тонкого черного латекса. Катя втиснулась в него, и материя в ту же секунду «облепила» её тело со всех сторон. Теперь при любом даже самом малом движении возбуждались не только обе щелки, но и грудь. А госпожа выдала Кате фартук с нагрудником, который елозил по соскам, добавляя огня.

— Руки! — крикнула девица и надела на запястья браслеты, сцепленные небольшой цепочкой.

Та же участь постигла и ноги. Теперь Катя была закована, как самая настоящая каторжанка. Марго всучила девушке туфельки-балетки и погнала на кухню.

— Приготовь мне завтрак, соска, — распорядилась она, развалясь на стуле, — Госпожа жрать хочет! А ты свой завтрак еще не заслужила.

Катя принялась за дело. Вскоре на столе появились сэндвичи с сыром и ветчиной, проложенной листьями шпината, большая чашка с ароматным кофе и кувшинчик со сливками. Марго, ухмыляясь и щурясь, начала уплетать завтрак за обе щеки.

— Свари кашу, — приказала она.

Служанка, недоумевая от удивления, выполнила приказание. Глядя на обилие еды, у неё засосало под ложечкой, но госпожа и не думала распаковывать ей рот. Наоборот, девица то и дело отпускала в адрес Кати всякие обидные слова, дразнила её, крутя перед носом недоеденным бутербродом, театрально нюхала кофе.

Наигравшись, она велела невольнице переложить кашу в алюминиевую миску и следовать за госпожой. Они спустились в сырое подвальное помещение, и Марго отперла тяжелую металлическую дверь. Кате в нос сразу ударил спертый воздух, наполненный запахами пота, перестоявшей спермы и человеческих испражнений, которые долго не убирали.

Из темноты подземелья доносились тихие шорохи и приглушенное мычание. написано для sexytales.org Госпожа включила свет. В углу возле стены в плотном кожаном мешке лежала девушка. Катя поняла это по двум холмикам, торчавшим спереди. Голова пленницы была затянута в блестящий резиновый шлем, а рот закупорен огромным шаровидным кляпом, от которого к затылку тянулись ремни. Еще один ремень был пропущен под подбородком и стягивал рот снизу для большей надежности. Марго ткнула невольницу ногой, и девушка зашевелилась и застонала.

— Это, — Марго, присев на корточки, погладила девушку по голове рукой, — Моя рабыня. Когда-то она была фотомоделью, но я украла её и посадила в этот подвал. Она очень строптивая, поэтому, я никогда её не выпускаю отсюда.

Госпожа потянула за молнию, и служанка увидела большую немного отвисшую грудь. Соски были сжаты металлическими зажимами, соединенными тонкой цепочкой. Еще одна цепочка тянулась к низу живота и была закреплена, вероятно, на клиторе. Девица потянула за неё, и пленница жалобно замычала и забилась, как рыбка, попавшаяся на крючок.

— Смешно, правда? — спросила Марго, — Я иногда развлекаюсь с ней, но эта игрушка мне уже надоела. Думаю продать её кому-нибудь. Только вряд ли такую потасканную куклу захотят купить. Ну, и хрен с ней. А пока она здесь, ты, соска, будешь её кормить и убирать за ней дерьмо. Понятно?

— Угу, — Катя почувствовала, что у неё кружится голова, и она вот-вот упадет.

Она даже представить себе не могла, что эта взбалмошная девица способна на такое злодеяние. Катя застыла на месте. Слова, сказанные Марго, потрясли девушку до глубины души. А что, если и её продадут когда-нибудь?! Катя даже поёжилась от этой мысли. Не раз она слышала по телевизору, что такое случается даже сейчас. Человек исчезает без следа, а потом обнаруживается, что его продали в самое настоящее рабство.

— Ты что, заснула, соска? — прикрикнула на неё Марго. — Вытащи кляп и корми! Потом снова заткнешь ей рот. Не забудь! Выпорю!

Служанка присела на корточки перед несчастной пленницей. Расстегнув ремешок, она осторожно извлекла изо рта кляп и вытерла рукой слюни, скопившиеся на губах. Девушка сразу же тяжело задышала и начала облизывать языком припухшие белесые губы.

— Кто ты? — спросила она.

Катя заметила, что говорить девушке трудно из-за того, что её рот долгое время был плотно заткнут, и язык и скулы занемели. Прислонив бедную невольницу к стене, она начала кормить её с ложечки. Девушка набросилась на пресную кашу, как на изысканный деликатес, словно она давно ничего не ела. Видя это, служанка расплакалась и чуть не уронила на пол миску.

— Не плачь, девочка, — грустно сказала пленница, — Не показывай этой гадине свою слабость. Она этого не достойна.

— Угу, — мотнула головой Катя, но слезы всё равно продолжали капать из её глаз.

***

Шли дни, похожие один на другой. Постепенно Катя привыкла к затычкам и почти не обращала на них внимания. Они стали для девушки чем-то обыденным, не доставляющим ни радости, ни неудобств. Хуже дело обстояло с кляпом. Но и тут скоро выручила привычка. Девушка научилась шевелить скулами, и рот её не так сильно затекал. А о кандалах и вовсе можно было забыть. Служанка научилась двигаться так, что они почти не звенели.

Но вот Катина грудь не хотела подчиняться. Соски терлись о нагрудник и начинали зудеть всякий раз, когда девушка ненароком задевала ими обо что-то. Сразу же по телу разливалась теплота, наступала вязкая истома, и служанка вынуждена была на несколько минут прекратить свою работу, чтобы успокоить разбушевавшуюся плоть. Она садилась на высокий табурет и тихонько вдавливала затычки в свои дырочки. Подсунув руки под нагрудник фартука, она гладила соски, чтобы ускорить приближение оргазма, и мысленно молила Б-га, чтобы хозяйка не позвала её в эти минуты или не увидела, чем она занимается вместо работы.

Марго не очень заботилась о том, устала ли её рабыня, хочет ли она есть или пить, спала ли она ночью. Девица была полностью поглощена своими заботами, а именно — получить максимальное удовольствие. В этом она была неутомима и всё время придумывала что-то новенькое.

Она могла средь бела дня, накурившись дури, уволочь Катю в свою спальню и там часами с ней развлекаться. Но после этого госпожа отправляла измотанную до предела служанку ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх