Служанка

Страница: 8 из 18

через наушники. Хозяйка, как всегда, отправилась спать, и у служанки появилось немного свободного времени. Визг тормозов и запах солярки заставил её посмотреть в сторону дома.

Возле крыльца остановился небольшой фургон с тонированными стеклами. Из кабины высунулась фиолетовая голова Марго.

— Эй, соска! — крикнула она, — Бегом ко мне!

От неожиданности Катя раскрыла рот. Медленно сняв с головы наушники, она направилась к фургону. Марго, краснея от гнева, вытянула вперед руку, чтобы схватить девушку за волосы, но служанка вовремя отскочила в сторону. Девица распахнула дверцу и заорала во всё горло:

— Ко мне, сучка драная! Твоя госпожа приказывает тебе подойти!

— Оставь её! — Элеонора высунулась из окна, — Перестань орать и иди в дом!

— Вы че? — возмутилась Марго, — Охренели здесь все разом?

— Иди в дом! — прикрикнула мать, — Соседи кругом!

— Та-ак! — протянула девица, вылезая из кабины, — Барыня говорить желають. Послухаем!

Бросив на Катю полный пренебрежения взгляд, она вошла в дом. Хозяйка уже ждала её в гостиной. О чем они говорили, Катя не слышала, но после бурной беседы на повышенных тонах, Марго заперлась в своей комнате и не вышла даже к ужину, послав всех по известному адресу, именуемому пешим эротическим путем.

Вечер был тихим и прохладным, и служанка решила немного посидеть на крыльце перед сном. Накинув на плечи теплый платок, девушка удобно расположилась в шезлонге, который стоял у входной двери, и любовалась закатом. Она вдруг вспомнила, как в детстве, забравшись на чердак, она до глубокой ночи могла наблюдать за звездами, слушать тихий шорох ночных насекомых. В эти минуты она ни о чем не хотела думать.

Что-то скрипнуло за спиной. Катя лениво обернулась, и в тот же миг огромная тряпка с приторным запахом прижалась к её лицу. Девушка попыталась высвободиться, но её голова вдруг закружилась, а тело стало ватным. А еще через секунду, как в бреду, девушка услышала гнусавый голос Марго:

— Словила рыбку!

Часть 2

Катя очнулась от сильной тряски. Открыв глаза, она не сразу поняла, где находится. Вокруг стояла непроглядная темнота, сильно пахло бензином и ужасно трясло. Постепенно её сознание прояснилось, и девушка догадалась, что находится в машине, скорее всего, в том фургоне, на котором приехала Марго.

Попробовав пошевелиться, Катя поняла, что крепко связана. Рот был заткнут грубой тканью и несколько раз обмотан пластырем. Кроме всего, на голову ей надели плотный мешок, от которого несло пылью и гнилыми помидорами.

Машину перестало трясти. Наверное, Марго выехала на асфальтированную дорогу и теперь, прибавив скорости, гнала автомобиль по направлению к своему жилищу. Катя перестала биться, поняв, что это бесполезно, и притихла.

— Попробую немного подремать, — решила она, — А то девица не даст мне и минуты покоя, когда мы приедем на место.

— Эй, соска! — раздалось откуда-то спереди, — Ты там жива?

Девушка не ответила. Марго резко затормозила и, перегнувшись через бортик, ткнула пленницу в бок. Катя тихо замычала и заворочалась.

— Ну-ну, — прогудела девица, — Можешь пока отдохнуть. Но скоро мы приедем, и тогда...

Она не договорила, что же будет, когда они доберутся до места. Снова взревел мотор, и машина понеслась по дороге, увозя девушку в неведомый мир с его особыми нравами и правилами.

Катя закрыла глаза. Сказывалась усталость и нервное напряжение, и девушка, подтянув ноги к груди, забылась тяжелым беспокойным сном.

— Приехали! — заскрипели тормоза.

Хлопнула дверца. Катю обдало холодным сырым воздухом. Через плотную ткань мешка, надетого на голову, просочилась вонь застоявшейся болотной воды. Марго выволокла невольницу за ноги из фургона и, взвалив на плечо, понесла, громко пыхтя и чертыхаясь.

— Стоять, соска, смирно! — скомандовала девица.

Катя замерла, боясь потерять равновесие. Щелкнул замок, и заскрипела входная дверь. Марго снова подхватила девушку и внесла в дом. Запах болота сменился застоявшимся смрадом дури, прокисшего вина и продуктов, давно исчерпавших срок реализации.

Новоиспеченная госпожа плюхнула свою пленницу на диван и сама приземлилась рядом. Переведя дух, она стащила с Кати мешок. Девушка, похлопав глазами, чтобы привыкнуть к освещению, осмотрелась и поняла, что тот беспорядок, который девица устроила в комнате, гостя у матери, лишь жалкая копия настоящего бардака, который царил в этом доме.

— Ну, как? — Марго явно хотела произвести впечатление на свою служанку, — Нравится моё жилище? Чего молчишь? Отвечай, когда тебя спрашивает госпожа!

— М-м-м! — Катя замотала головой.

— Мычишь, как корова, — разозлилась девица, — Но рот я тебе всё равно не освобожу, пока не буду уверена, что ты полностью мне покорилась. Будешь покорной, соска?

Марго схватила Катю за волосы:

— Будешь? Или я тебя исполосую плетью, как зебру!

— Угу, — девушка кивнула головой.

— Посмотрим, — девица оставила рабыню в покое, отпустив волосы, — Полежи пока здесь.

Марго куда-то ушла, оставив Катю связанной на диване. В окно пробились первые лучи, но тепла с собой они не принесли. Из открытого окна гостиной несло гнилой водой болота, затхлой травой и квашеной капустой.

Девушка лежала, не шевелясь. От этого руки и ноги затекли, но менять положение она боялась. А вдруг хозяйка наблюдает за ней из какого-нибудь укромного местечка. Еще выскочит с плетью и отделает по первое число.

Марго вернулась минут через тридцать. Её размалеванное лицо сияло от радости. Майки на ней не было, и Катя заметила около стоявших торчком сосков два фиолетовых засоса.

— Так! — девица развязала Кате ноги, — будем переодеваться. Но сначала я тебя побрею. Твои волосы слишком длинные.

Схватив невольницу за плечо, она поволокла её в ванную комнату. Усадив на табурет, Марго достала из шкафчика машинку, какими обычно пользуются парикмахеры, и, приказав сидеть смирно, стала сбривать волосы с головы. Катя сначала сопротивлялась, но, получив пару затрещин, притихла и лишь тихо скулила, как побитая собака, видя, как её каштановые волосы падают на пол.

Марго работала быстро, но аккуратно, и вскоре вся голова девушки

была похожа на бильярдный шар. Катя взглянула на себя в небольшое зеркало и, не удержавшись, разревелась в голос. Но госпожа даже бровью не повела. Орудуя длинными тонкими ножницами, быстрыми и точными движениями она срезала пластырь, стягивавший рот рабыни, но тряпичную затычку вынимать не стала.

Достав из ящика уродливый кожаный шлем, она натянула его на голову Кати и застегнула на шее широкий ошейник, зафиксировав его маленьким замочком, чтобы невольница не смогла его снять.

— Сидеть тихо, соска! — приказала она и добавила, — Запорю!

Девушка съежилась от страха и замерла, боясь шелохнуться. Марго долго рылась в ящиках, но, наконец, видимо, нашла, то, что искала. Подойдя к Кате сзади, она одним рывком вытащила из её рта тряпку и тут же затолкала жесткий резиновый шар, прикрепленный к плотной кожаной накладке.

Затянув на затылке ремни, госпожа оглядела невольницу со всех сторон и слащаво улыбнулась, удовлетворенная своей работой.

— Шлем будешь носить постоянно, — торжественно объявила она, — А твой милый ротик я раскупорю, когда мне что-нибудь захочется.

Катя увидела в зеркале своё изображение и тихо заскулила. Её голова теперь была похожа на уродливый набалдашник, возвышавшийся над туловищем, бесформенный, с двумя небольшими прорезями для глаз.

— Встать, соска! — крикнула Марго и подстегнула девушку стеком, — Одеваться!

Катя, как ужаленная, подпрыгнула с табурета. Марго освободила ей руки, и рабыня, путаясь в том немногом, что не ней было одето, стала стягивать с себя пропахшую бензином и потом одежду. Девица, щурясь от радости, наблюдала за девушкой и, как тюремная надзирательница, подгоняла её отрывистыми окриками и своим хлыстиком, не давая возможности ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх