Невинная душа. Часть 1

  1. Невинная душа. Часть 1
  2. Невинная душа. Часть 2
  3. Невинная душа. Часть 3
  4. Невинная душа. Часть 4: Окончание

Страница: 5 из 8

к вожделенным холмикам грудей. Я проглотил левый сосок, втянув его так, что все ореола оказалась у меня во рту. Протяжный стон девушки дал мне понять, что я на правильном пути. Впрочем, затягивать предварительные ласки было ни к чему, мне хотелось быстрее открыть ее ворота.

Я приподнялся и посмотрел на своего мальца. Он был в полной готовности, блестящая от предэякулята головка требовала немедленного погружения в жерло женского вулкана. Я поднес его к половым губкам мой любовницы, и Катя пальчиками раздвинула их, приглашая войти в нее. Благодаря большим размерам ее задницы, киска располагалась как раз на нужном уровне, и подкладывать подушки не потребовалось. Член заскользил по обильно увлаженному лону, и мы с Катей одновременно испустили сладкие стоны. Неужели мне удалось сделать это. Я полагал, что на такую зажатую девушку могут уйти месяцы, но вот она лежит подо мной и сладко вздыхает от моих проникновений.

Решив не церемониться, я начал трахать ее в жестком темпе, засаживая свой ствол по самое основание. Хотя ее киска была довольно тугой, женской смазки хватало с лихвой, и никаких болевых ощущений у девушки не было. Это было понятно по ее непристойной реакции. Она мотала головой из стороны в сторону, от чего прическа распалась окончательно, и пряди волос прилипли к влажному от пота лбу. Долгое протяжное «нет» сменялось пошлым согласием в самых ярких красках женского мата, коготки моего котенка время от времени вонзались мне в предплечья, оставляя заметные царапины.

Я согнул ее ноги в коленях и, слегка приподняв их, упер голени любовницы в свои плечи — так член входил еще глубже и кроме того я мог свободно гладить ее пухлые мясистые ляжки. Наклонившись, я поцеловал ее сочные губки. «Так глубоко», — охнула Катя, жадно заглатывая воздух. Я намеренно подался еще как можно дальше вперед, в таком положении головку члена приятно щекотала какая-то шершавая поверхность стенок ее вульвы. Мое тело застыло на мгновение и тут распутница заскулила от блаженства, а я почувствовал легкое сжимание ее влагалища — она кончала.

Такое быстрое разрешение стало для меня неожиданностью, я ведь еще толком не набрал темп, но мне было приятно осознавать, что я доставил плутовке удовольствие. Почему-то в тот момент меня переполнила нежность к этой такой родной девочке. Я шептал ей о том какая она замечательная и восхитительная и еще какую-то ерунду, за которую мне было бы стыдно в нормальной ситуации. Член я не доставал, позволяя ей продлить радужное парение плоти, просто поправлял ее пряди волос и целовал лицо: губы, щеки, вздернутый носик.

— Мне так хорошо, — тихо пропела она через пару минут, — грех всегда так сладок.

— Дался тебе этот грех, — прервал я ее, в очередной раз, целуя раскрасневшиеся губы, — что дурного в том, что два человека наслаждаются своей близостью.

— Ты не понимаешь, — словно извиняясь, говорила она, — это все неправильно, но теперь уже поздно. Я знала, что так и будет, еще когда увидела тебя на остановке в тот день. Я пошла в храм, чтобы отогнать эти мысли о тебе и молилась о спасении пока ты пожирал меня своими бесстыжими серыми глазами.

— Так это ты моя искусительница, — засмеялся я, — значит это не я опорочил целомудренную прихожанку, а у нее самой в светлой головке зародились темные мысли. Мне нравится, что сейчас ты была такая развязная и похотливая, и еще я так рад, что мы встретились.

— Я не знаю, рада ли я, — протянула Катя, — ты мой воздух, без тебя я уже не могу, хотя знаю, что пропадаю, теперь я твоя вещь и мне не вырваться. Моя жизнь была так понятна и так проста до тебя, а сейчас я лежу в твоих объятиях и совершенно не могу собрать мысли в единое целое.

— Что за глупости, нам просто хорошо вместе, то, что было сейчас это очень и очень славно. От этого твой мир не рухнет.

— Прости за то, что ты не получил удовольствия до конца, — замялась девушка, — я слишком завелась от всего этого. Весь день сегодня думала в университете о том, что произойдет, всё грешные картинки перед глазами были, от твоей фотографии на телефоне глаз не могла отвести, а у самой сердце как бешеное колотилось.

— Ты знала, что это произойдет? — удивился я

— Конечно, знала, — ответила она, — ты же с первого дня мечтаешь залезть мне в трусики, что ж я не понимаю этого. И я тоже с первого дня думаю об этом. Больше просто невозможно было терпеть, сегодня была прекрасная возможность.

— Я хочу тебя еще, моя сладкая, — шепнул я ей на ушко.

— Ты можешь делать со мной все что хочешь, — отозвалась распутница, — я твоя игрушка.

— Прямо все, — игриво воскликнул я

— Мне страшно подумать о тех вещах, которые ты, возможно, захочешь сделать со мной, я представляю, как это унизительно и отвратительно, но я исполню любое твое желание, даже самое грязное. Ты ведь все равно попросишь меня сделать эти вещи.

Эта фраза несколько сбила меня с толка. Конечно, я мечтаю о проникновении в ее заднюю дверцу и о том, как она будет облизывать язычком моего малыша, но получается, что я насилую ее своими желаниями. Какое же удовольствие от секса, если твоя женщина не мечтает о всех этих шалостях.

Что это такая попытка с ее стороны разбудить мою совесть или ей просто нравиться быть униженной и принужденной к мерзости, чувствовать себя грешной и повинной в распутстве?

Впрочем, мне нужно было что-то сделать: либо уверить ее, что ничего такого у меня в мыслях нет и ее вкусовым рецепторам на язычке не грозить узнать вкус моей спермы, либо же согласиться играть роль жестокого развратителя и насладиться всем этим богатством. Недолго думая, я все же выбрал второй вариант, вот только решил не торопиться сразу взять все трофеи.

Перевернув ее резким движением на живот, я скомандовал:

— Что ж, я думаю тебе и правда стоит опасаться тех вещей, о которые я с тобой сделаю. Подними попу вверх.

Катя послушно встала на колени, опустив голову на подушку. Ее попочка была как на ладони. Великолепные широкие бедра и круглые половины булочек, между которыми словно призывая пульсировал коричневый глазок ануса. Я положил головку члена, который и не терял напряжения, прямо на эту шоколадную пуговку и несколько раз провел по ее поверхности. Девушка тихонько вздрагивала от этих прикосновений, но не уклонялась. Мне хотелось надавить и с размаху загнать его внутрь этой соблазнительной дырочки, но я знал, что для этого еще не пришло время.

Перехватив свой стрежень посредине, я повел его на юг, пока головка не провалилась в буквально хлюпающее от смазки влагалище. Катя дернулась от резкого проникновения, но крепкие руки, ухватившиеся в этот момент за бедра, удержали ее. Она испустила сладкий стон и ее пещерка сама начала движение на встречу мне, поглощая мужское орудие сантиметр за сантиметром, пока наконец я не почувствовал жесткие курчашки лобковых волос. Тут я подался назад, выведя член на половину из жаркого лона, и сразу резко загнал его обратно так, что девушка уткнулась лицом в подушку от этого толчка.

Я начал иметь ее грубо, с силой шлепал ладошкой по белой жопе и снова и снова вгонял болт в мокрое, теплое влагалище, которое желанно обхватывало его по всей длине. Катя подстроилась под этот бешенный ритм, и сама помогала мне движением бедер, напряженно упираясь в спинку кровати руками. Все было именно так, как я себе и представлял. Нас обоих захлестывало наслаждение, мы рычали как два зверя и никак не могли насытиться друг другом. Минут через пятнадцать моя кошечка опять кончила. Услада была слишком сильной для бесовки, и она не могла совладать с чувством, целиком заполнившим ее. Колени у девушки подкосились, и она упала на живот, пытаясь вырваться из моих объятий, но я продолжил долбить ее еще и еще, ощущая, что семя из шаров начало подниматься вверх, готовое вырваться наружу.

В таком положении она еще сильнее обхватывала мой ствол так, что долго продержаться у меня не было ни единого шанса. Едва я успел извлечь пульсирующий член из малышки, ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх