Невинная душа. Часть 4: Окончание

  1. Невинная душа. Часть 1
  2. Невинная душа. Часть 2
  3. Невинная душа. Часть 3
  4. Невинная душа. Часть 4: Окончание

Страница: 1 из 9

12.

Наши дни, г. Червоневск

Она не звонила целый месяц, вообще не выходила на связь, даже Вконтакте не появлялась, очевидно, избегая общения со мной, а может быть и со всем миром. Сначала я метался от злобы и желания увидеть ее, снова прижать ее дородное тело к своей груди, почувствовать запах ее волос, уложенных в тугую косу, увидеть ее улыбку и блеск глаз. Это стремление не давало мне покоя, пожирая изнутри диким пламенем черных страстей. Я думал даже поехать в церковь, чтобы перехватить ее перед службой, она ведь, непременно, посещала храм, она просто не могла не делать этого.

У меня было столько мыслей по поводу нашей шалости, этого дурацкого изнасилования, и по поводу странного поведения моей возлюбленной. Я метался из одной крайности в другую, то проклинал ее и бранил последними словами, то готов был разорвать себя за то, что втянул невинную душу в мерзкое липкое противоестественное распутство. Наш роман был так прекрасен, в нем было всё идеально и животный секс, и прогулки по пустым вечерним кварталам, и теплый пахучий хлеб, что она подавала мне на завтрак, и еще миллионы вещей, которые соткали наши отношения. И вдруг всё остановилось, как автомобиль, вдруг врезавшийся в скалу из-за того, что водитель не справился с управлением на крутом горном повороте.

Я не был готов оставить её, вот так распрощаться и сладостно вспоминать её только, когда очередная пассия задаст мне идиотский вопрос: любил ли я когда-нибудь по-настоящему. Я любил ее все также сильно, все также безумно и безудержно. Да, я любил и поэтому пребывал в таких глупых мыслях. Я хотел мою прежнюю жизнь, простую и понятную, и чтобы в этой жизни была моя Катя. Что ни говори, у мужчины исчезают последние мозги, когда он начинает думать сердцем.

Не знаю к счастью или нет, но я смог перебороть это неуемное желание восстановить всё, наконец, взяв себя в руки, распрощался с мечтой. Я взглянул на жалкое зрелище, что предстало передо мной в зеркале: осунувшееся, небритое, постаревшее лицо с впалыми глазами, такое же как было после развода с женой, и сказал себе — хватит. Наверное, уязвленное самолюбие оказалось сильнее, чем чувства к Кате, но она позвонила сама.

Голос был тихий, скромный, но какой-то настойчивый, дававший понять, что моя чертовка снова вошла в образ сдержанной целомудренной прихожанки, словно ничего такого и не происходило в ее жизни. Сказала, что скучала по мне, что поняла, как важен я для нее и что хочет искупить все те непотребства, что натворила в последнее время. Услышав эту хрень, я всерьез насторожился и не зря.

Катя твердым тоном, словно это уже было оговорено сотню раз, объявила, что мы с ней едем в Троицкий Тихонский монастырь, ибо там, по словам ее набожных знакомых, открывается такая громадина истины, что вряд ли уместиться в ней одной, так что истиной непременно надо наполниться и мне. Предчувствуя неладное, я судорожно начал рыться в интернете на предмет узнать хоть что-то об этом монастыре.

Все оказалось весьма грустно, как я и предполагал. Мало того, что монастырь не был самым популярным туристическим местом, соответственно не располагая практически никакой инфраструктурой необходимой изнеженному городскому созданию вроде меня, так он еще и находился на Смоленщине. Не фиговое развитие ситуации, больше полутора тысяч километров махнуть, чтобы только напитаться истиной... Это было чересчур, но ее голос... на меня словно ведро холодной воды вылили. Одна только возможность увидеть ее, побыть с ней напрочь лишала меня какого-либо сопротивления и нормального осознания ситуации.

Я сказал, что непременно возьму отпуск на три недельки (благо летом я не ходил, отчего начальство возражать не стало бы) и мы обязательно поедем вдвоем, ведь это так здорово быть вместе, и дорога сущие пустяки, и мы сможем останавливаться в разных интересных местах и, конечно, предвкушение предстоящего наполнения меня истиной это высшая радость для любого разумного существа.

Все было так спонтанно и немного нереально. Через пару часов я уже подъехал к ней, чтобы помочь собрать вещи. Сердце бешено колотилось — неужели я опять увижу ее, смогу обнять или нет, а вдруг она не хочет больше нашей физической близости, вдруг она приняла обет или как там это у них называется, вдруг...

Когда Катя открыла дверь, все эти мысли смыло чудовищной волной моей страсти. Мне было плевать, что и как думает она — я набросился на бедняжку и прижал ее к стене жарким нескромным поцелуем, сжимая ее талию крепкими объятиями. Я безумно хотел ее, нет, я по-настоящему понял, что люблю ее, именно люблю. Она ответила мне также горячо и, не позаботившись даже закрыть входную дверь, принялась шаловливыми пальчиками расстегивать ширинку на моих брюках.

Стоило только прикоснуться к ней, чтобы стало ясно, что наши тела скучали друг по другу не меньше чем наши сердца. Мой налитый кровью малец только и ждал момента снова почувствовать теплую влажную пещерку, в которой он уже так давно не был. Надо сказать, заниматься сексом стоя, прижав подругу к стене, было не самым удобным способом, но добраться до более подходящего места мы не смогли бы, такое нетерпение зудело у нас между ног.

Встав на колени перед Катей, я с трудом спустил с любовницы белые трусики, упорно перекручивающиеся и цеплявшиеся за ее полные бедра. Когда мои руки судорожно стягивали эту мешающую материю с девичьих щиколоток, запах ее киски, волной ударил мне в нос, совершенно сводя меня с ума. Он породил целую бурю сладких воспоминаний о нашем животном совокуплении, и я живо нарисовал в мозгу сладостную картину предстоящего действа. Мне захотелось прижаться губами к ее сочной пышке, слизывать душистый женский нектар, жадно вдыхать ее интимный аромат, наслаждаться вкусом малышки, но задубевший от неуемного желания член настойчиво требовал поместить его в Катю прямо сейчас.

Я поднялся и посмотрел в глаза девушки — они светились такой же дикой похотью и грязным желанием как, когда мы занимались этим последний раз, а ее пальчики тем временем победоносно расстегивали ремень на моих брюках. Не было сомнений — она хотела опять быть моей шлюхой, и я предоставил ей эту возможность. Мой набухший малец, слегка направляемый ее рукой, резво вошел через скользкие ворота плоти и целиком утонул в нежном пуховом лоне, так что мои шары шлепнулись о ее задницу. Катя выгнулась дугой и приглушенно застонала. Это несравненное ощущение погружения в теплое, влажное и такое привычное место, которое окутывает твой член целиком сладостным блаженством. Ты прекрасна моя кошечка, по-прежнему также прекрасна.

Было очень неудобно, мы пару раз даже чуть не упали, когда Катя пыталась забраться на меня поудобнее, обхватив ногами, но мы не могли остановиться, словно два изголодавшихся путника, которые, наконец, попали на роскошный пир плотского наслаждения. Я снова и снова загонял свое расчехленное орудие в хлюпающее раскрытое влагалище подруги под ее размеренное похрюкивание, пока, наконец, мы не кончили одновременно. С диким ревом я спустил тугую струю семени в незащищенную матку Кати, которая только и ждала этого, словно изголодавшаяся дождем пустыня ждет спасительной влаги. Девушка крепко сжимала меня бедрами, дрожащими предательским тиком распространяющегося оргазма, и шептала самые отвратительные непристойности, которые только могли ей прийти в голову.

— Извращенцы, хоть бы дверь входную закрыли, раз уж на меня вам все равно, — услышали мы язвительный голос Катиной соседки, наблюдающей за нами из дверного проема комнаты, — весь дом слышит, что вы помирились.

— Маришка, — засмеялась моя подруга, все также повиснув на мне, — ну ты же понимаешь, как трудно было удержаться. Мы сейчас пойдем в мою комнату, не будем тебе мешать.

— А мне что пока делать? В ванной мастурбировать? — хмыкнула девушка, — вы так сладко стонете, что у меня по коленкам уже течет. Поеду я к Никите, порадую его не запланировано. И я еще думала, что поселилась со скромной религиозной девушкой....

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх