Комплекс Электры

Страница: 10 из 14

в душ. Надо привести себя в более-менее приличный вид и наведаться на новую работу: в супермаркет «24» на Луганке.

В кабинете директора я появляюсь, благоухая французскими ароматами.

— Добрый день, Михаил Валентинович, — церемонно здороваюсь с руководством магазина, — Меня зовут Елена Борисовна Явольская.

Из-за стола вальяжно поднимается породистый холеный мужик с гривой роскошных седых волос. Его цепкий взгляд скользит по моим фигуре, лицу, волосам. В мгновение ока он оценивает меня и растягивает губы в улыбке всегда побеждающего самца. Не снимая темных очков, дабы не светить тени под глазами, я с вызовом смотрю ему в лицо, как будто спрашивая: «Ну что, доволен?»

— Наслышаны, наслышаны, дорогая Елена Борисовна. Борис Сергеевич с утра изволил позвонить и предупредить о вашем появлении в ближайшие дни.

Трогательная папина забота неприятно резанула.

«Спасибо, папочка».

А так хотелось «скромно» произнести: «Я ваша новая хозяйка», но, не довелось.

Вместо этого спрашиваю:

— Что еще изволил сказать Борис Сергеевич?

— Строго приказал не чинить вам никаких препятствий и посвятить во все секреты нашего магазина.

— А у вас есть секреты? — деланно удивляюсь я.

— Ну, что вы, что вы. Какие могут быть у нас секреты? Все на виду. Смотрите, трогайте, считайте, если пожелаете. Позвольте спросить, образование у вас какое?

— Высшее, — не задумываясь отвечаю я.

— Ну да, ну да, конечно. Небось, Гарвард заканчивали.

Кажется, или в его словах скользнула издевка?

— Экономическую школу в Чикаго. Слышали о такой?

— А то как же. Хорошая база, крепкая. Ну что ж, в таком случае никаких неприятных сюрпризов вы в нашем магазине не встретите.

Не переставая болтать и окутывать меня бесконечными комплиментами, Михаил Валентинович ус траивает экскурсию по подсобным помещениям.

— А здесь у нас мясной цех. Как видите, все рубщики — квалифицированные сотрудники с медицинскими книжками и огромным опытом работы.

Несколько мужчин подозрительно азиатской наружности поигрывают топорами и невнятно обсуждают на сколько частей рубить лежащую перед ними свиную тушу. Еще несколько трупов висело за их спинами на громадных крючьях. Фильм ужасов какой-то. Настоящая «Техасская резня бензопилой».

— А тут у нас салатный цех. Так называемый «холодный цех». Сами видите, Елена Борисовна, какая здесь чистота. Столы моются хлорным раствором дважды в день, повара стирают халаты трижды в неделю.

Чистота, наведенная явно наспех, назойливо режет глаз. Какие уж они там салаты готовят, не знаю, но на цинковых столах нет ни крошки.

— Маша, — директор вскрикивает так неожиданно, что я вздрагиваю, — Почему фартук грязный? Сколько раз повторять надо? В следующий раз оштрафую.

Маша, получившая незаслуженный выговор, вжимает голову в плечи и отводитраскосые глаза.

« Да уж, — думаю я, — Маша. Что ж не Марфа-то? Ей бы больше подошло.»

— Глаз да глаз за ними нужен, — вздыхает Михаил Валентинович, — стоит отвлечься, так и норовят по уши в грязь залезть.

— Это рефрижераторы, — продолжает он эскурс, — Там хранится замороженное мясо для розничной торговли. Температура не выше — восемнадцати, иначе вся продукция испортится.

— Это «сухой склад». Здесь хранится бакалейная продукция.

Бакалейный склад размерами напоминал ангар для самолетов. В начале склада в каморке сидит развязная рыжеволосая девица и взасос целуется с молодцем щеголеватого вида. Увидев нас, парубок резко скидывает даму сердца с колен так, что та грохается на каменный пол, и вскакивает по стойке смирно. Хорошо, хоть честь не додумался отдавать. Девица, не меняя позы, голосит дурным голосом:

— Михалвалентиныч, а скажите холодцам, пусть они мне накладные подпишут в конце концов. А то третий день не могу дождаться.

— Дисциплина — наше слабое место, — с притворной грустью шепчет мне на ухо Михалвалентиныч.

— Люба, — это уже кладовщице, — я тебе что, нянька? Сама не можешь с этим разобраться? Не видишь, я занят. Новое начальство в курс ввожу. И смотрите у меня тут оба.

«Дисциплина, говоришь, — насмешливо думаю я, — сдается мне, Валентиныч, у тебя не только дисциплина слабое место, а и с цифрами кавардак». Но я сочуствующе цокаю языком и прохожу за директором в склад непродовольственных товаров.

В целом экскурсия мне понравилась. Я с удовольствием прошлась по подсобкам, по торговому залу, поговорила по душам с продавцами, пощупала товар на прилавках.

Освободилась почти к ночи. (Порно истории) Еле волоча ноги от усталости, бухаюсь в кресло в кабинете директора. Умирая от примитивного голода, с благодарностью принимаю от секретаря чашку ароматного кофе.

— Ну что ж, Елена Борисовна, — в заключение говорит он, — вы увидели ваши владения. Надеюсь, они вызвали только положительные эмоции.

— Я в восхищении, — отвечаю почти искренне, — от того, как вам, уважаемый Михаил Валентинович, удается держать в строгом порядке такую громадину.

— Мы работаем, — смущается директор, — все сотрудники очень стараются. Конечно, есть некоторые издержки, но это неизбежно на крупном предприятии. В целом же, наш магазин вполне заслуженно занимает одну из первых строчекрейтинга розничных супермаркетов на рынке города. А все благодаря вашему отцу, Елена Борисовна.

— Это все, конечно, замечательно, — я отставляю пустую чашку и делаю вид, что задумалась, — но мне хотелось бы посмотреть финансовую отчетность за последний год. Включая оригиналы первичных документов. Вы же знаете, у меня экономическое образование. Без цифр я чувствую себя не в своей тарелке.

— Обязательно, обязательно. Но сегодня уже поздно, вся бухгалтерия ушла домой. Давайте, мы займемся этим завтра ближе к обеду. Я предупрежу главного бухгалтера, она подготовит всю необходимую документацию.

— Договорились, — поднимаюсь с кресла, огладив себя по бокам, — я буду у вас завтра ровно в 14. 00

Вообще-то, у меня уже созрел план. Разумеется, я не разбираюсь в бухгалтерских закорючках, на что, видимо, и делал ставку незабвенный Михалвалентиныч, но... У меня же есть Надюха. Та самая, которая закончила экономический институт в Англии. Именно ей я собираюсь позвонить сразу, как только вернусь домой.

— Надюха, — отчаянно перекрикиваю громыхающую музыку клубной эстрады, — Надюха, это я. Ленка Явольская из 24-х супермаркетов.

— А, Ленчик, привет. Как дела, роднуля? А ты зачем звонишь? Я немного занята сейчас, — она просто орет, — пупсик, ты не понял? Я заказывала мартини — экстра драй. «Экстра драй» по-английски значит то же самое, что и по-русски «самый сухой». И с оливкой, а не с маслиной. Где вас только таких набирают?

— Да, Ленчик, — продалжает она общаться со мной, — так чего ты хотела?

— Надюха, ты же заканчивала английскую экономику?

— Конечно. Если бы не закончила, мамик меня из дома поганой метлой бы выгнала.

Мама у нее была строгая дама и торговала элитной итальянской косметикой.

— Надюха, мне нужна твоя помощь.

В нескольких словах обрисовываю ей положение вещей. Она внимательно слушает и весело отвечает:

— А на фига тебе это надо, подруга? Забей на все, стриги бабло с магаза, и отрывайся по полной. Один раз живем, верно?

— Надюха, ты не понимаешь. Может быть, я уже банкрот, и мне нечего стричь с магазина.

— Логично, — подумав, соглашается Надюха, — буду у тебя завтра около 18. 00. Захвати всю документацию за последний квартал хотя бы, больше все равно не унесешь. И эспроприируй у них бухгалтерскую программу. Но за это, подруга, с тебя роскошный ужин. Все, целую.

Не дождавшись ответа, она бросает трубку. В этом вся Надюха. Не иначе, к ней подкатил какой-то сомнительный субъект. И то сказать, сочная блондинка с великолепной фигурой и натуральной грудью хорошего пятого размера.

Падаю в постель, как подкошенная....  Читать дальше →

Показать комментарии (34)

Последние рассказы автора

наверх