Белый ангел — чёрный демон

Страница: 6 из 30

Господин, — купец снова расцвел в улыбке, — Это здесь рядом. Его зовут Примус. Его мастерская находится в конце ряда.

Он еще долго смотрел в след удалявшейся паре, то и дело ощупывая карман, в котором позвякивали деньги, и никак не мог поверить, что это ему не приснилось.

— Эта девчонка поймала удачу за хвост! — думал торгаш, — Если она не наскучит этому парню, то проживет счастливую жизнь.

Мастерскую Примуса Горн и Ливия нашли без затруднений. Еще издали они приметили большой деревянный навес, под которым валялась всякая рухлядь: старые поломанные колеса от телег, разбитые бочки без ободов, проржавевшие листы кровельного железа. Посреди двора стоял невысокий столб с врезанным в него на уровне шеи кольцом. От этого кольца тянулась короткая толстая цепь, к которой за ошейник была прикована девушка, одетая в лохмотья. Её руки были заведены за спину и сжаты широкой металлической полосой. На ногах поблескивали новенькие кандалы. Видимо, её хозяин решил сменить оковы и теперь расплачивался с кузнецом.

Из кузни вышел мужчина высокого роста, широкоплечий и весь запачканный сажей. На нем были лишь грубые суконные штаны, светившиеся в нескольких местах прожженными дырками, грубые башмаки и кожаный фартук. Руки и плечи были обнажены, если не считать обильного волосяного покрова, и давали ясное представление о недюжинной силе кузнеца.

Вслед за ним семенил человек, едва достававший до плеча. Одет он был ярко, но без всякого вкуса: оранжевый кафтан, под которым виднелась лиловая шелковая рубашка с огромным жабо, синие пузырчатые штаны чуть ниже колен и башмаки с блестящими пряжками и на огромном каблуке.

— Если что-нибудь понадобится, господин Райс, — пробасил кузнец, — Смело обращайтесь. Я всё сделаю.

— Благодарю, Примус, — пестрый человек чуть склонил голову.

Достав из кармана ключ, он отомкнул от кольца цепь и дернул её, давая рабыне понять, что пора идти. Девушка опустила голову и покорно засеменила за хозяином, звеня кандалами. Горн наблюдал эту картину, стоя в стороне и надвинув свою широкополую шляпу на самый лоб. Ливия предпочла спрятаться за его спину.

— Чем могу служить господам? — густым раскатистым басом прогремел кузнец.

— Я ищу мастера по прозвищу Примус, — изменившимся голосом сказал Горн, — Мне рекомендовали его, как прекрасного мастера.

— Он перед Вами, — мужчина раскинул в стороны руки.

— Тогда посмотрите на это, — юноша вытащил из-за спины рабыню и подтолкнул её вперед, — Нужно снять эту железку и подобрать хороший и легкий ошейник.

— Это запросто! — рассмеялся кузнец.

— Не торопитесь, — остановил его Горн, — Сделать всё необходимо очень аккуратно, чтобы не причинить вреда девушке и не напугать её.

— И это возможно, — улыбнулся Примус, — Пройдемте в помещение.

В мастерской царил еще больший беспорядок, чем во дворе. В углах валялись всевозможные цепи, прутья, зажимы. В середине возвышался обшитый железом верстак с огромными тисками, а в углах на толстых кольцах висели браслеты. Рабыня, задев один из них, отскочила в сторону с широко раскрывшимися от испуга глазами.

— Это для непослушных девочек, — обнажив белоснежные зубы, загоготал кузнец, — Но, если ты будешь вести себя хорошо, мне не придется приковывать тебя к столу.

— Я... , — Ливия запнулась и покраснела, — Я буду вести себя хорошо.

— И ладно, — сказал Примус, — Иди сюда. Я должен посмотреть, что у тебя там. Снимай плащ и куртку. Расстегни ворот рубашки, а лучше всего, сними и её тоже. Да не трясись! Не трону я тебя.

Несколько минут кузнец осматривал ошейник, поворачивая его взад-вперед, зачем-то засовывал пальцы между ним и шеей. Потом взял в руки маленький молоточек и начал постукивать по тому месту, где обруч был соединен.

— Знакомая работа, — ухмыльнулся он, отойдя в сторону, — Помнится, меня приглашал один граф в свой замок. Странный человек. Всем рабыням надел на головы мешки, а некоторых связал ремнями и рты позатыкал.

— У каждого свои странности, — ответил Горн.

— Ну, ладно, — Примус указал на верстак, — Ложись, девка, на живот и лежи смирно.

Несколько минут кузнец возился с ошейником, чем-то постукивая по нему, что-то подпиливая. При этом он громко сопел и похрюкивал. Ливия лежала на верстаке, боясь вздохнуть. Она даже зажмурила глаза, а руками вцепилась в края стола с такой силой, что побелели пальцы.

Но вот раздался легкий скрип, и металлический обруч соскользнул с шеи девушки. Рабыня вдруг почувствовала необычайную легкость, будто с её плеч сняли огромную гирю. Она медленно приподняла голову и вопросительно посмотрела на Горна, который с невозмутимым видом стоял рядом с верстаком.

— Ну? — Примус растянул губы в улыбке, — Как себя чувствует рабыня?

— О, господин! — задыхаясь от волнения, пробормотала девушка, — Мне вдруг стало так легко!

— Когда тебя окольцевали? — вдруг приняв серьезный вид, спросил Примус.

— Два года назад, — Ливия опустила глаза.

— Тогда понятно, — кузнец грузно уселся на табурет, — Но ты ведь не думаешь, что твой хозяин оставит тебя без ошейника.

— Нет, господин, — рабыня бросила на Горна быстрый взгляд, но больше ничего сказать не решилась.

— Успокойся, девка, — Примус медленно встал и подошел к огромному шкафу, занимавшему чуть ли не всю дальнюю стену его мастерской, — Я подберу тебе хороший ошейник. Ты его почти не будешь чувствовать.

Он вытащил из недр своего склада что-то блестящее и протянул молодому человеку. Горн долго рассматривал кольцо, взвешивал его на пальце, исследовал края. Потом согласно кивнул и вернул обруч кузнецу.

— Любезный, — сказал он, — Обточи края и сделай на ошейнике красивую надпись. Только имя владельца...

Тут он замялся и, схватив мастера за руку, оттащил его в угол. Там они долго совещались, при этом у Примуса от изумления приподнимались брови, а лицо становилось то багровым, то мертвенно бледным. О чем они говорили, и как это было связано с её новым ошейником, рабыня не могла понять, но было ясно, что её новый хозяин затевает что-то странное и, скорее всего, приглашает в союзники Примуса.

Решительно мотнув головой, кузнец отложил обруч в сторону.

— Запомнил адрес? — обратился он к Горну, — Тогда вот тебе ключ. Сейчас там никто не живет и не появится до весны. Место тихое, соседей мало.

— Спасибо тебе, Фоллет, — юноша пожал мастеру руку.

— А я сам завтра вечером к тебе наведаюсь. Не возражаешь? — сказал кузнец.

— Я всегда рад тебя видеть, — молодой человек хлопнул Примуса по плечу, как старого приятеля, — Но, я думаю, пока не стоит никому говорить, что я здесь.

— Само собой! — раскинул руки в стороны мастер.

РАССКАЗ ЛИВИИ

Снова разыгралась непогода: поднялся сильный ветер, а вечером разразился настоящий ливень. Но в доме было тепло и уютно. Весело потрескивал в камине огонь, согревая своим теплом небольшую комнату. Тяжелые гардины были плотно закрыты, заглушая завывания ветра, а толстые каменные стены создавали приятное ощущение защиты от разыгравшейся стихии.

Горн сидел в глубоком кресле, покуривая свою неизменную трубку. Рядом у его ног расположилась Ливия. Как он не упрашивал её, рабыня ни в какую не хотела садиться в кресло. Притулившись плечом, она положила голову на колено хозяину и замерла в такой позе, полу прикрытыми глазами наблюдая за горящими поленьями.

— Ты сказала, что стала рабыней всего пару лет назад, — Горн запустил свою руку в волосы девушки.

— Да, хозяин, — Ливия приподняла подбородок и посмотрела в глаза своему господину.

— А что было до этого?

— Господину угодно знать историю жизни своей невольницы? — лукаво улыбнувшись, спросила она.

— Угодно, — кивнул Горн, — Расскажи.

— Да, мой господин, — Ливия уселась поудобнее и положила локти на колени молодому человеку, — Мы жили в большом городе на берегу моря. Отец занимался торговлей, мама вела хозяйство, а я, как старшая,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх