Ильма — королева рабынь

Страница: 19 из 31

её глазами.

— Я здесь, принцесса, — вынырнула из темноты девушка, — Мне показалось, что ты хочешь поговорить со мной.

— Ты наблюдательна, Тилла, — Ильма взяла её под руку.

Они спустились в лощину и уселись на сваленное дерево. Принцесса внимательно посмотрела на воительницу, не решаясь первой завести разговор.

— Тебе хочется знать, — Тилла ковырнула ногой землю, — Откуда мы взялись?

— Д-да, — изумилась Ильма.

— Моё племя когда-то жило в Западных степях, — девушка задумчиво посмотрела в темноту, — Мы разводили лошадей, плели красивые уздечки, делали седла. Мужчины ловили рыбу, били пушного зверя. Когда сходили снега, мы вывозили товары на торжища и обменивали на сыр, муку, кожу. Но пришел Милард, этот жестокий и ненасытный зверь. Он потребовал, чтобы мы платили ему дань.

— Разве он не хотел покорить вас? — удивилась принцесса.

— Он говорил про дань, — повторила Тилла, — Огромную дань. Треть товара, половину голов скота и всех молодых девушек.

— И вы не согласились, — продолжила Ильма.

— Мы — свободный народ, — Тилла гордо вскинула голову, — Наш вождь кинул клич. Со всех сторон к нам стали стекаться боевые отряды. Мы встали стеной на пути армии Миларда. Мужчины бились до последнего издыхания. Женщины, обнажив мечи, вставали на место убитых. Но силы были неравными. Нас смяли и загнали в бесплодное ущелье. Немногим удалось вырваться оттуда. Кто-то подался на Север, кто-то ушел в море. Но никто не пожелал стать рабом.

— А что было дальше?

— Мы долго скитались по степям, прятались в горах. Но мы не сидели без дела. Мы сражались: нападали на обозы, вступали в схватки с мелкими отрядами. Но и наши ряды редели. Нас косили голод, болезни, многие умерли от тяжелых ран.

— А как вы попали сюда? — с дрожью в голосе спросила Ильма, — Как узнали о нас, обо мне?

— В конце зимы, когда снег еще не сошел с вершин, мы наткнулись на небольшой конный отряд. Мы сразу поняли, что эти люди — не солдаты Миларда. Поэтому, нападать не стали. Сидя у костра, мы узнали, что принцесса Ильма Брок из рода Броков собирает под свои знамена всех, кому опостылела рабская жизнь. Ведь принцесса сама вкусила горечь рабства. Мы тайно пришли в эти края, но сперва только наблюдали. А когда поняли, что ваш бунт — не детская забава, решили присоединиться.

— А почему я вас раньше не видела? — спросила принцесса.

— По распоряжению Ури мы несли внешнее охранение. Это далеко от лагеря. А потом твой друг предложил нам стать личной охраной принцессы. Мы посовещались и решили, что охрана — дело серьезное, и ни кто не справится с ним лучше нас.

— Скажи мне, — Ильма развернулась к Тилле, — А это правда, что в твоём отряде только девушки?

— Да, принцесса! — воительница резко встала, — И каждая из них готова отдать за тебя жизнь!

— Я верю, верю, — успокоила её принцесса, — Вы похожи на древнее племя женщин-наездниц. Были такие в древние времена. Они...

— Амелитки, — подхватила Тилла, — Но мы отличаемся от них только тем, что не отвергаем мужчин. Но мы дали клятву не вступать в отношения с мужчинами, пока наши степи топчет враг. И мы сдержим эту клятву, скрепленную кровью и памятью о тех, кто погиб в битвах!

Ильма даже отпрянула назад от того, с каким напором Тилла произнесла эти слова. Схватив девушку за руку, она притянула её к себе и обняла за плечи.

— Спасибо тебе, девочка моя! — на глаза Ильмы навернулись слезы, — Я верю в твою преданность. Успокойся.

— Я спокойна, — металлическим голосом сказала Тилла, мягко отстраняясь от принцессы, — Думаю, тебе надо отдохнуть. У твоего шатра теперь будут стоять мои девушки и оберегать твой покой.

Она коротко свистнула, и из темноты появились пять фигур. Тилла отдала короткий приказ. Охранницы безмолвно кивнули в ответ и направились к личным покоям принцессы.

— Не бойся их, — сказала Тилла, — Доверься им.

— Спасибо тебе, — Ильма откинула полог шатра и скрылась в его чреве.

***

После смерти Терри грабежи караванов прекратились. Милард ликовал! Но он, как всегда, поторопился. Через месяц большой караван, следовавший в город, исчез без следа. Посланные на его поиски ищейки, не смогли обнаружить даже обломков. Более полусотни повозок и четыре сотни людей и лошадей словно растаяли в воздухе.

Это был ощутимый удар не только по предстоящему походу, который Милард намечал на начало весны, но и по его самолюбию. Амбициозный и тщеславный юнец в бешенстве метался по коридорам и проходам замка, раздавая направо и налево тумаки и затрещины.

Но больше всех доставалось бедной Айе. Милард приказал соорудить в его спальне клетку размером со среднюю собачью конуру. Каждое утро он заталкивал туда бедную девушку и держал до вечера. Негритянка тщетно молила своего Хозяина о пощаде, но Господин не желал и слушать её. Когда терпение его иссякало, садист хватал заранее приготовленный хлыст и до полусмерти избивал рабыню.

Как-то, войдя вечером в спальню, глазам Миларда предстала ужасная картина: темнокожая рабыня лежала на полу своей клетки, а голова её была зажата прутьями. Из открытого рта капала бурая кровь, глаза были широко раскрыты.

— Стража! — в бешенстве заорал Хозяин.

На его истошные крики в комнату вбежали все охранники, которые находились поблизости.

— Кто это сделал? — проревел Милард.

Ответом ему была гробовая тишина. Стражники разводили руками и пожимали плечами. Наконец, тот, что стоял у самых дверей, хлопнув себя по плечу, сказал, что в комнату никто не входил, сам он слышал легкий скрип и протяжный стон.

— Девчонка покончила с собой, переломив себе хребет прутьями, — уверенно заключил стражник.

— Дьявол! — выругался Господин, — Что стоите? Немедленно убрать! Рабыню сжечь, а клетку распилить и выбросить! Выполнять, мерзавцы!

Последующие несколько дней Милард обдумывал своё положение. Не находя себе места, он слонялся из комнаты в комнату, выходил в парк, пропадал на верхних ярусах замка, ставшего его тюрьмой. Молодой человек понимал, что бездействие было для него равносильно смерти, но он никак не мог понять что же от него требуется, чтобы вырваться из ловушки, которую он построил собственными руками.

Несколько раз он призывал к себе верных ему людей, но никто из них не мог дать вразумительного совета. За многие годы служения своенравному и упрямому Господину они не могли или не хотели высказывать своё мнение, боясь вспышки ярости, которая могла окончиться их же смертью.

Каждый день ему докладывали о грабеже очередного каравана с оружием или провиантом. Каждый день он устраивал истерики, проклиная тот день и час, когда двинулся на эти земли. Но положение его ухудшалось, а завоеванная власть таяла, как дым.

День выдался солнечным и теплым. Маленькая рабыня в платьице из грубой холстины и черном переднике накрыла стол для завтрака и исчезла в узком проходе, ведшем на кухню. Милард с угрюмым лицом лениво сел за стол. В этот момент в дверь постучали. Хозяин не успел раскрыть рта, как дверь с шумом распахнулась, и в комнату ввалился здоровенный детина в дорожном плаще, до макушки заляпанном грязью.

— Трапезничать готовишься, — не то спрашивая, не то упрекая, сказал гость, располагаясь на стуле.

— Зачем ты приехал, Гирт? — Милард даже не переменил позы.

— Узнал я, — начал детина, — Что у тебя возникли трудности.

— У меня всё идет хорошо, — спокойно ответил молодой человек.

— Не обманывай себя, дорогой братец, — Гирт развалился на стуле, и тот жалобно запищал, — Меня можешь, сколько влезет, а себя...

— Чего ты хочешь? — Милард лениво повернул голову.

— Я хочу тебе помочь, — уверенно заявил брат.

— Что просишь?

— Восточные земли, — Гирт нагло улыбнулся и добавил, — Для начала.

— Мне нужно подумать, — молодой человек медленно встал из-за стола, — А теперь уходи. Я хочу есть.

— Никуда я не уйду, — загудел детина, — Останусь здесь....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх