Вереск и Лилия. Главы 1—2

Страница: 3 из 14

Мужчина пристально посмотрел на нее, чуть наклонив голову.

— Сейчас чудный месяц май, почему бы мне не запомнить тебя, как Мэй. Это имя тебе пойдет.

— А как мне называть вас, сэр? — игриво спросила она, подходя ближе и кладя руки на плечи мужчины.

— Меня зовут Франк, — ответил он, приобнимая Нелл за талию, — этого достаточно.

Потом он прижался губами к ее губам, чуть приоткрыл их, и Нелл ощутила кончик его языка. Она разомкнула губы и впустила его в свой рот. Поцелуй был жарким, но недлительным. Когда мужчина оторвался от нее, Нелл вложила в свою улыбку столько очарования, сколько могла.

— Мы еще увидимся, сэр? — тихо спросила она, с надеждой глядя на него.

— Где тебя можно найти?

— «Райские сладости»...

Франк засмеялся, поднял руки и потянул за шнуровку ее корсажа, края которого соединились, скрывая грудь.

— Сколько я тебе должен? — спросил он и, не дожидаясь ответа, достал из кармана несколько монет. — Надеюсь, этого достаточно.

Там было втрое больше, чем Нелл обычно получала от самых благодарных клиентов, и все эти деньги были ее. Она смотрела мужчине вслед и гадала, придет ли он когда-нибудь к ней снова.

Шли недели, среди клиентов Нелл не появилось ни одного нового человека, Чарльз пришел к ней лишь однажды ночью, изрядно выпивший, и повалился на кровать. Мадам де Борж уже спала, и Нелл позволила ему остаться на ночь в своей постели. Она разделась и легла рядом, положив руку ему на лицо и нежно погладив его по щеке. Она никогда еще не засыпала с мужчиной.

— Если бы только ты мог забрать меня к себе, — прошептала она, запуская пальцы в его густые волосы. — Я бы любила только тебя и принадлежала тебе одному.

Ночью во сне Нелл представила себя хозяйкой большого дома с кучей комнат, террас и балконов, с огромным садом, где она могла бы гулять по утрам. Она представляла, как выбирает из рядов дорогой одежды платье, которое наденет сегодня, духи, аромат которых больше соответствует ее нынешнему настроению. Как садится в дорогой экипаж, запряженный прекрасными лошадями. Даже во сне она становилась чуть счастливее. Она со страстью и отдачей приняла в себя пробудившегося Чарльза, прижавшегося к ее спине, прогнула поясницу и чуть согнула ноги, чтобы обеспечить глубокое проникновение его члена. Одна его рука оказалась у нее под головой, ладонью он обхватил ее плечо, а потом грудь, другой он теребил ее клитор, сначала нежно касаясь его кончиками пальцев, иногда похлопывая, потом зажал его между пальцами и принялся натирать.

Когда Нелл, забившись в оргазме, попыталась распрямить спину и ноги, мужчина повалил ее на живот, придавив сверху и не давая вытолкнуть свой член. Он развел бедрами ее ноги и ускорился, вгоняя орган как можно глубже и резче, упиваясь ощущением тугих стенок ее влагалища. Ладонью он обхватил ее ягодицу и надавил пальцем на задний проход, слегка массируя его.

— Нет, я тебе не разрешала, — встрепенулась Нелл, когда его палец попытался нырнуть в ее анус, и Чарльз наклонился к ней, чувствуя телом нежную кожу ее спину, ее изгибы.

— А Лорна позволяет иметь ее во все дырочки, — прошептал он ей в ухо, не убирая руки с ее ягодиц, продолжая натирать ее анус пальцем, но больше не делая попыток проникнуть внутрь, — если там ты еще девственница, я сделаю это очень аккуратно, войду неглубоко. Хочу быть первым и в твоем заду тоже. Я заплачу вдвойне.

— Я сказала «нет», — Нелл повернула голову и прижалась к его губам. Она стала сжимать натренированные мышцы влагалища, обнимая его член, чувствуя, как скольжение становится более затруднительным, как его упругая головка упирается в ее стенки. Они кончили одновременно, и Чарльз расслабился, прижавшись к телу женщины, не вынимая из нее член, и вскоре снова заснул.

Когда Нелл проснулась, Чарльз уже одевался, он был взлохмачен и раздражен, с его губ слетались проклятия, когда у него не получалось застегнуть сорочку. Нелл повернулась на спину и потянулась, наблюдая за ним.

— Ты действительно ходишь к Лорне? — внезапно спросила она, приподнимаясь.

Не прекращая попытки одеться, Чарльз повернулся к Нелл, сидящей на кровати со скрещенными ногами, простынь едва прикрывала ее бедра. На мгновение ему захотелось обхватить ее обнаженную грудь рукой и, сжав, ощутить ее твердость и полноту.

— Ты знаешь, я был без ума от твоей тугой, сладкой, влажной, глубокой дырочки. Но я знаю тебя как облупленную, ты уже ничем не удивишь меня. Теперь я хочу пихать член в кого-нибудь еще. Или ты думала, что я женюсь на тебе?

— Я так никогда не думала, — с грустной улыбкой ответила Нелл.

— Вот и умница, — ответил Чарльз, подходя к кровати и хлопая ее ладонью по щеке, словно собаку. — У меня с собой нет денег, буду тебе должен.

Когда за ним захлопнулась дверь, Нелл откинулась на кровать и стукнула по ней сжатыми кулаками несколько раз. К ней не раз относились, как к ничтожеству, но только Чарльз заставлял ее чувствовать себя такой униженной.

Через несколько минут к ней в комнату постучали. Нелл вскочила, накинула халат и приоткрыла дверь. На пороге стояла девочка, в ее руках была большая коробка, которую она протянула Нелл.

— Это принес один человек, сказала передать это вам. Он не назвался.

— А как он выглядел? — поинтересовалась растерянная Нелл, в жизни не получившая ни одного подарка.

— Мужчина лет 25, сказал, что ему поручили доставить это вам, сказал «для работающей здесь девушки по имени Нелл». Вам что-нибудь нужно? Сменить простыни?

— Чуть позже, сейчас я хочу побыть одна, — ответила Нелл и взяла в руки коробку.

Она положила ее на кровать и осторожно разорвала упаковочную бумагу, а затем сняла крышку. На сером бархате с изумрудного цвета узором лежала записка: «Прекрасной Мэй в надежде на новую встречу. 24, Лестер Стрит. 22 июня. 13.00. Ф.»

Нелл несколько раз перечитала записку, изучая почерк, и рассмеялась. Она аккуратно достала из коробки платье и подняла его. Она часто ходила мимо дорогих магазинов и ателье и знала цену одежде, а это платье было очень дорогим. Она распахнула халат и прижала к обнаженной коже мягкий нежный бархат и закрыла на минуту глаза.

Она почти забыла о незнакомце, а он помнил о ней. В ее памяти на мгновение всплыл образ Чарльза Мэнвила, нависающего над ней, плавно приближающегося и удаляющегося по мере вхождения в ее лоно, его руки на ее груди, его дыхание, его губы.

— Ты шлюха и всегда будешь шлюхой, — сказала ей однажды мадам де Борж, узнав, что Нелл выслеживала клиента и наблюдала за его жизнью, и влепила ей несколько сильных пощечин, — все, что ты можешь сделать, это взять с клиента бОльшую цену, довести в постели до изнеможения, привязать к себе, убедить вновь воспользоваться твоими услугами. Никогда не влюбляйся и никогда не жди, что кто-то полюбит тебя.

Глядя на себя в зеркало, держа в руках ворох дорогого бархата, Нелл дала себе слово, что больше никогда не позволит себе кончить в руках мужчины и не разрешит уйти не заплатив.

В назначенный день она вышла из дома мадам де Борж, прихватив коробку с подаренным платьем, и направилась в сторону вокзала. В дамской комнате она переоделась, причесалась и привела себя в порядок. Путь до Лестер Стрит занял меньше часа, Нелл встала перед крайней дверью в длинном трехэтажном здании, разделенном на несколько секций. Когда она позвонила, дверь открыла пожилая женщина и пригласила ее войти.

— Мисс, прошу вас пройти со мной, — с вежливой улыбкой произнесла женщина и поднялась на второй этаж.

Она провела Нелл в небольшую гостиную и указала на двери в спальню, гардеробную и на балкон.

— Вам приготовили подарок в спальне, — сказала она напоследок и спустилась вниз. Вскоре Нелл услышала, как хлопнула входная дверь, и в доме воцарилась тишина.

Несколько минут Нелл стояла посреди гостиной и осматривалась, на мгновение ей стало не по себе, и она подумала о том, чтобы уйти. Но, несмотря на осмотрительность ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх