Невинная душа. Часть 2

  1. Невинная душа. Часть 1
  2. Невинная душа. Часть 2
  3. Невинная душа. Часть 3
  4. Невинная душа. Часть 4: Окончание

Страница: 2 из 9

охватило все трепещущее женское тело.

Когда оргазм накрыл ее, она взывала как раненая волчица. Мне стоило опасаться ее реакции: не контролируя себя, девушка набросилась на меня. Ее ногти снова и снова до крови вонзались в мою несчастную спину, а зубы моей любовницы искусали все мои губы. Будучи уже знакомым ее страстным темпераментом, я, тем не менее, был просто ошарашен тем, что с ней творилось. Трясущаяся в судорогах наслаждения, вся покрытая капельками пота, с растрепанными волосами и бегающими глазами, Катя походила на настоящую ведьму.

Она опять и опять наскакивала на мой член, даже после того как первые искры оргазма подожгли ее натертое влагалище. Я не мог больше сдерживаться, не в силах извлечь орудие из алчущего услады женского лона, я отдался на волю собственным эмоциям и стал заполнять матку потоками спермы. Мое семя напряженной струей било в темное влажное средоточие ее женской сути, мне хотелось заполнить каждый уголок этой пещерки, накачать ее как воздушный шар миллионами своих сперматозоидов.

Наверное, в тот момент мне стоило подумать, что моя подруга может забеременеть, потому что ее крепкое здоровое тело русской бабы, вне всякого сомнения, было идеальной детородной фабрикой, которая не дает сбоя, стоит лишь крохотной мужской частичке проникнуть в нее. Однако каждый поймет, что в тот момент я не мог думать об этом. Точнее я думал об этом, но скорее с другой стороны, сама опасность обрюхатить эту девку заводила еще больше. С каждой каплей, вытекающей из меня в это хлюпающее влагалище, сильнейшее наслаждение обжигало меня своим кипятком.

Я обхватил Катино пышное тело и, прижавшись к ее мокрой коже, спускал в нее еще и еще, содрогающийся всем существом от спазмов необыкновенного оргазма, такого какого у меня уже давно не было. Мы слились с ней в единое целое, не только нашими физическими оболочками, нашими мыслями, нашими душами, наша любовь укутала нас в облако блаженства.

Без сил мы долго валялись в обнимку на диване, целовали друг друга, касались дрожащими пальчиками сокровенные места друг дружки и шептали о том, что мы самые родные и близкие на всем свете люди.

— Ты впервые кончил в меня, — произнесла Катя.

— Это все так захватило... я не смог сдержаться, нам нужно было пользоваться контрацепцией, — оправдывался я.

— Конечно, нет, — улыбнулась она, — я христианка, я не могу губить еще не рожденную жизнь, которую дает нам Господь, тем более, когда эта жизнь соединение с любимым человеком.

— Ну, презерватив — это не убийство не рожденной жизни, если бы так было, то такой грешник, что и в аду мне местечка не найдется, — ухмыльнулся я

— Параскева свела меня с тобой не зря, она всем женщинам помогает устроить судьбу и выполнить Господнее предназначение быть матерью. Если от нашей любви появится чудо новой жизни, не мне мешать этому и идти против воли Господа. Я не стану тебя упрекать, если ты будешь повторять то что произошло каждый раз, это естественно для мужа и жены. К тому же ты ведь женишься на мне, если я забеременею?

— Мне кажется, что я женюсь на тебе даже, если ты и не забеременеешь. Ты меня так привязала к себе.

— Это таинство любви, которую Господь дал нам.

— Не говори ерунды, — слегка вспылил я, — ты ничего не знаешь о любви. Сегодня ты говоришь такие слова, а завтра встретишь другого человека и будешь рассказывать про таинства ему. К этому надо подходить практичнее, нам просто нравиться заниматься сексом и болтать после него, вот и все. Не надо никаких сложностей с чувствами.

— Ты все еще закрытый, все еще боишься. Если бы ты принял Иисуса в сердце своем, ты бы понял, что настоящая любовь не проходит и всегда остается с тобой. Тогда мы смогли бы просить Господа благословить и нашу любовь, — наставляла моя кошечка.

— Это ты про венчание, что ли говоришь? — скривился я.

— Да, ты же знаешь для меня это очень важно, я молюсь каждый вечер о том, чтобы ты проникся любовь к Иисусу также как проникся ей ко мне, — ответила Катя, — для начала тебе нужно открыть путь к богу через крещение.

— Ты убеждена, что я люблю тебя? — с сомнением в голосе произнес я, — я ведь не говорил тебе ничего такого. Мне просто нравиться трахать твое роскошное тело.

— Я знаю, что любишь, хоть и боишься еще раз разбить сердце, — просияла девушка, — мне не нужны слова, чтобы чувствовать это, также как не нужны доказательства любви Господа.

— Ты опять другая, — невольно вырвалось у меня.

— Другая?

— Да, как будто тебя две. Ты хоть помнишь, что за слова ты говорила мне двадцать минут назад, о чем просила меня?

— Я все помню, — вспыхнула Катя румянцем стыда, — моя плоть слаба в твоем присутствии и грех телесный слишком сладок, я ничего не могу поделать с собой, эти желания они терзают меня, будят зверя. Одним лишь я утешаюсь, что все эти гадости я делаю с моим единственным любимым, и всепрощение Господне поможет мне, когда придет час отвечать за дела свои.

— Ты просто моя маленькая шлюшка, которой нравится секс, но которая очень стыдится своих вполне даже нормальных желаний, — подколол я любовницу.

— Мне нравится, очень нравится, но это плотское, низменное, даже если это и с тобой. Душа же всегда стремиться к чему-то светлому, чистому, это ее естественное свойство.

Мы еще долго лежали в сгущающихся сумерках и спорили всё о том же, пока, наконец, Катя не забылась глубоким сном, который так приятно укутывает утомленное хорошим сексом тело. Я же, несмотря на изнеможение, которое мне подарила моя плутовка, долго не мог заснуть, размышляя о ней. Тогда мне впервые показалась пугающей та разница, которая происходит с ней. Я слышал, конечно, о кающейся блуднице Магдалене, но та не переключалась туда обратно, из одного своего образа в другой. Причем Катя в каждой ипостаси была настоящей и искренней, она не играла разные роли, она жила двумя разными жизнями.

6.

В ту ночь мне впервые приснился этот странный сон. Было сложно описать чувства, которые вызвало у меня это сновидение, я отчетливо понимал, что вокруг меня происходят страшные и пугающие вещи, что сердце мое должно замирать от ужаса, но с другой стороны никакого страха от этого я не испытывал, скорее любопытство. Главное, что я прекрасно понимал, что все это происходит со мной не наяву, что это игра моего воображения и стоит открыть глаза, как все пропадет, словно и не существовало.

Мне вообще редко снились сны, я просто проваливался в пустоту ночи, измученный переживаниями и мыслями, которыми награждал меня день, чтобы через пару часов открыть глаза, уставившиеся на не прокрашенные разводы грязного потолка в моей комнате. Тут же, неожиданно и по непонятной мне причине, вдруг появились эти картины, хотя в тот первый раз я не знал, что эти видения будут со мной постоянно. Может быть, все дело было в том, что мой сладкий котенок спал в тот день на моем плече, и мой разум не мог не придумать этих ярких образов, слушая всю ночь ее бархатное мурлыканье.

Я стоял посреди поля. Было немного холодно или скорее по-утреннему свежо, когда металлические пальцы воздуха словно обжигают незакрытые части тела прикосновениями едва живого ветерка. Вокруг меня, окутав с головы до ног, стелился туман, белесый и совершенно не проницаемый для взгляда. Я с трудом мог рассмотреть собственные ноги и, не понимая абсолютно, как я очутился здесь и куда мне идти, просто замер на месте. До слуха не доносился ни единый шорох, а мой голос глухо таял в молочной пелене дымки.

Не знаю, сколько времени я простоял так посреди неведомого поля, проклиная свое нелепое положение, в которое загнало меня собственное воображение. Вдруг мимо меня что-то пронеслось, с невероятной быстротой, мелькнув рыжим пятном. Поначалу я подумал, что это какой-то небольшой дикий зверек вроде куницы, но существо остановилось в нескольких метрах от меня и словно позвало к себе мяуканьем. Я сделал пару шагов по высокой скользкой траве и обнаружил, что на тропинке ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх