Невинная душа. Часть 4: Окончание

  1. Невинная душа. Часть 1
  2. Невинная душа. Часть 2
  3. Невинная душа. Часть 3
  4. Невинная душа. Часть 4: Окончание

Страница: 6 из 9

В голове промелькнула мысль о том, что я ведь сегодня оплодотворил эту сучку, а вдруг и в самом деле всё получилось, она же говорила, что самое время. Может быть прямо сейчас, в этот самый миг, в темных влажных уголках детородной фабрики наши гомункулы соединяются, чтобы подарить миру новую жизнь. От таких размышлений у меня перехватило дыхание и лицо загорело огнем мерзкого вожделения.

Левая рука перебралась на Ирину грудь, прошмыгнула в широкий разрез спереди сорочки и властно легла на небольшое полушарие, пропустив длинный коричневый кончик соска между средним и указательным пальцами. Женщина мягко заелозила задом, однозначно давая понять, что ей нравятся мои ласки и разморенное тело только и ждет продолжения. Я нежно поцеловал ее шейку, приподнявшись на локте. Так я чувствовал ее запах еще сильнее, и он выбивал в моем мозгу целые снопы искр желания, сдавливая член невидимой рукой спазмов похоти.

Я еще раз поцеловал ее и опустился на подушку, в сладкой неге прижимаясь к ней. Ну уж нет, Катерина, мы еще посмотрим кто кого.

— Ира, ты невообразимое чудо, у тебя самая нежная плюшка на свете, — растягивая слова, прошептал я, — спокойной ночи.

— Спокойной, — нежно ответила хозяйка, — только не уходи, я хочу, чтобы ты обнимал меня вот так, пока я не усну.

Рядом с теплым мягким телом столь милой для меня любовницы, одурманенный ее самочьим запахом, ощущая почти позабытое спокойствие и умиротворение, я почти моментально провалился в бесконечную черноту ночи. Может быть, очередное наше грехопадение, может быть просто утомительная дорога, а может просто дежурный закидон моего распаленного воображения, но в ту ночь ко мне опять пришел привычный сон. Впервые после нашей игры с Верой.

Прежняя деревенская изба была все такой же, все те же облезлые серо-коричневые стены, всё та же грубая мебель, и даже густой запах сельского жилья был все таким же, но я не чувствовал прежнего спокойствия и уверенности. Оглядевшись, я понял, что причина моей тревоги тусклая мужская фигура, облаченная в форменный китель, что суетилась перед столом, разбирая какие-то бумаги.

— Кто ты такой? — без промедления спросил я, зная, что надо разбираться как можно скорее, пока все не прошло, — и где хозяева?

Мужчина повернулся ко мне, блеснув маленькими хитрыми глазками, прищуренными под круглыми заплывшими то ли от пьянства, то ли от невоздержанности в еде веками. Весь вид его был неприятным и отталкивающим, но в тоже время вызвал паническое оцепенение, какое бывает при виде представителя власти.

— Хе-хе, — деланно ухмыльнулся он, — разрешите представиться, пристав следственных дел, Новоелов Павел Константинович, коллежский асессор. А вы Кирилл Кириллович, собственно какими хозяевами интересуетесь? Еже ли вдовицей Агрепиницей, то сейчас мы с вами в том времени, когда она еще и не появилась здесь, а прежними я как раз и занимаюсь.

— Откуда ты меня знаешь? — совершенно растерявшись, промямлил я, не понимая собственно, как мне вести перед этим господином, который очевидно имел какое-то отношение к полиции.

— Полно, батенька, — охнул мужичок, — мы ведь в вашем воображении. Как же не знать мне вас, когда я сам не более чем плод вашей душевной болезни.

— Это, что опять шутки домовика? — вскрикнул я, — опять вы меня за нос водите своими намеками.

— Ну, уж, сударь, вы совсем, — покачал головой пристав, — еще и нечистую силу приплетаете, а на вид образованный человек. Говорил мне Семен Ардальоныч, что всякий из нынешних бунтовщиков студентов, суевернее любого темного крестьянина, стоит только испугать как следует. Голубчик, вы меньше в эти глупости верьте, а фактам доверяйте, за наукою будущее. Это даже я в наш темный век крепостничества понимаю, а в ваше просвещенное время и паче того надо от предрассудков избавляться. Я лицо официальное, здесь провожу повальный обыск крестьян деревни Лопыгино на предмет злодеяний, учиненных урлою, по предположению, крестьянки Устиницы и полюбовника ее Агея Провоторхова.

— Не знаю я никакой Устиницы, — произнес я, — а собственно, зачем мне все это показывает мое воображение, я и сам не разберусь. Просто так ведь сны не грезятся, есть какая-то связь с моим настоящим.

— А вот уже и разумные слова из ваших уст. Только эту связь вы сами уж поищите, потому, как сказать прямо вам ваше подсознание не может, по одной простой причине — знание это не зря попало в глубину вашего мозга, вы его жуть как боитесь, — нравоучительствовал следователь.

— Погодите, — прервал его я, — ладно, пусть всех этих асессоров и приставов я мог припомнить, так как читал про них в юности, да видно не обратил на то особого внимания, но вот эта деревня, откуда я могу про нее знать. Чего вы такого расследуете, еще раз?

— Думайте, милостивый государь, — улыбнулся во весь рот мужчина, — в этой самой избе, в деревне Лопыгино была зверски растерзана семья крестьянина Севостьяна. Вы кстати никогда в Новоалександровском уезде не бывали?

— Нет, — задумчиво ответил я, пытаясь сосредоточиться

— Жаль, это может быть, какой-то свет на ваше пребывание здесь пролило бы, — продолжал Новоелов, — Так вот, по некоторым обстоятельствам следует, что злодеяние было совершено Агеем Провоторховым, которого подбила к этому дочь Севостьяна Устиница. Местные показали, что девка была, вероятно, беременна от этого самого Агея, который совратил несчастную в еще юном возрасте. Вполне может быть, что семья девушки была против Агея, а может быть у нее были другие мотивы, но как бы то ни было молодые люди решили расправиться с ее домочадцами. Уж право слово и не знаю, что ими двигало в этом преступлении, но поняв, что за совершенное отвечать придется именно им парочка бежала.

— Странно это, — неуверенно возразил я, — чего бы им вообще убивать родных, если можно было просто сбежать.

— Мы и сами этого не знаем, — ответил следователь, — только вот обнаружили ту самую Устиницу аж в Смоленской губернии много лет спустя, Агеея же до сих пор не сыскали, верно, уже и не найдем.

— Так может она, просто была жертвой и бежала, пытаясь скрыться от преступника, — предположил я, — может этот Агей и совершил убийство, может он, прежде всего ее и хотел убить, а она успела скрыться.

— Я было тоже так думал, но до того, как мы нашли несчастную. Она, видите ли, Кирилл Кириллович, совершенно лишилась рассудка, даже не смогла понять, что попала в руки властей. Полицмейстера управы благочиния принимала за некоего знакомого ей священника иерея Илью, который должен спасти ее грешную душу, требовала, чтобы сломали крышу ее избы, потому что так ей не выйти из дома. На розыске, несмотря на прошедшие многие годы, показала подробно детали убийства, что выдавало в ней очевидицу событий, но только утверждала, что все это совершила некая темная сущность под личиною святой великомученицы Параскевы. Более того, в дальнейшем этот самый демон заставил ее совершать прочие непотребные вещи, склонял к свальному греху, ворожбе, идолопоклонничеству.

— А как же вы вообще ее нашли, с чего стали расспрашивать про преступление, совершенное в другой губернии, да к тому же еще много лет назад, кто ее мог опознать? — поинтересовался я.

— Да собственно, как обычно и бывает, задержали ее по другому делу, — ответил Новоелов, — в связи с ее сатанинскими выходками, по жалобе игумена Герасима, настоятеля Троицкого Тихонского монастыря. Этот достойный муж вел непримиримую борьбу с остатками бесовых суеверий среди местных крестьян и обнаружил, что эта самая Устиница организовала целую секту почитания Параскевы Пятницы, вытворяя неблагопристойности, о которых и говорить не можно. Виданное ли дело, что в последнюю засуху почитатели этого культа выкапывали кости прежних преступных людей, что были заложены на перекрестке тракта, и с этими ложными мощами бродили по полям, вымаливая у покровительницы воды необходимый дождь.

— Покровительницы воды?

— Да, — тараторил пристав, — они, видите ли, на самом ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх