Невинная душа. Часть 4: Окончание

  1. Невинная душа. Часть 1
  2. Невинная душа. Часть 2
  3. Невинная душа. Часть 3
  4. Невинная душа. Часть 4: Окончание

Страница: 5 из 9

от времени она игриво шалила, то обжигая язычком мою мошонку, то щекоча растянутую щель любовницы, стараясь подобраться через заросли волос к ее затвердевшему клитору.

Ирина послушно опустилась к подсунутому ей под нос пахучему девичьему цветку, раскрывая пальчика его мясистые лепестки. После недавнего вторжения моего члена этот бутон был весь наполнен ароматной смазкой, тягуче стекающей из него по полным ляжкам. Женщина яростно впилась в Катину киску, не выпуская ее ни на секунду из падких оральных объятий. За раскачивающейся в такт ударов моего молота женской головой, мне не было совершенно ничего видно, но по хлюпающим отвратительным, но в тоже время возбуждающим звукам, легко было догадаться, что наша любовница жадно засасывает в себя нектар, прилежно собирая каждую капельку своим алчущим этого напитка язычком.

Эта картина двух забавляющихся самочек, сводила с ума своим роскошным видом, заставляя член сжиматься сокращениями накатывающего оргазма, столь великолепны были они обе, горячие, раскрасневшиеся в бесконечных взаимных ласках и немного ошалевшие от накрывающих их эмоций, две красивые развратницы, неспособные сопротивляться своей похоти, несмотря на все попытки сдержать ее жесткими обрядами служения церкви.

— Нет, не в меня, — заскулила Ира, почувствовав мое приближение к скорому разрешению, — я не предохраняюсь... у меня сейчас как раз это время.

— Замолчи, сучка, — зарычал я, наблюдая, как Катя с силой прижала рот несчастной к своей голодной пизде, чтобы не позволить ей жаловаться, — я хочу накачать тебя по полной своей спермой. Ты же ведь добропорядочная христианка и знаешь, что противиться зачатию большой грех. Ты же не хочешь быть ещё большей грешницей.

Наши с Катей руки крепкими тисками держали ее трепетное тело с двух сторон, и она при всем желании не могла бы помешать нашим грязным замыслам. Впрочем, Ира и сама понимала всю плачевность своего положения. Уткнувшись лицом в вонючий мохнатый бутон незнакомой случайной гостьи, она тоскливо протяжно скулила, чувствуя как густые потеки спермы другого незнакомца, с силой выбрызгиваясь через маленькую щель на кончике гладкой головки, смазывают ее давно не покрываемое мужчиной влагалище, растекаются по женским внутренностям, разнося по ним детородным руслом миллионы головастиков, один из которых прямо сейчас несется к ее созревшей огромной желтой сумке яйцеклетки — средоточию всей жизни и единственной цели прихода в этот отвратительнейший из миров.

Мой член с характерным чпоком выпал из разверзнутой пасти пизды, в тот момент больше похожей на беззубый рот жуткого чудовища, из которого словно рефлекторным капаньем ядовитой слюны вытекала белая тягучая струйка моей кончины, разбавляемая женским соком. Я чувствовал блаженное облегчение. О какое же это наслаждение разрядить в смердящую едким запахом, слизкую, сочащуюся бесконечным потоком смазки, горячую набожную дыру всю скопившуюся похоть, заполнить ее грехом, напитать развратом и порочностью.

Поглаживая холодные от пота, упругие небольшие ягодицы бедняжки, я на миг проникся к ней жалостью.

— Ирочка, всё будет хорошо, ты такая славная девочка, — успокаивал я ее, с некоторым сочувствием глядя на вздрагивающие от рыданий худенькие женские плечи и, утонувшую между обширных ляжек расположившейся под ней девушки, русую головку, — никто не узнает о том, что случилось.

На секунду я даже начал сожалеть, что столь злонамеренно оставил в этой несчастной русской бабе свое порочное семя, но в этот момент я посмотрел на мою распутницу. Катя, закатывая глаза от наслаждения, открытым ртом ловила последние капли спермы, лениво стекающие из раскрытого влагалища монастырской трудницы. Ее тело сжималось в неконтролируемых спазмах блаженства каждый раз, как мутная жидкость попадала на выставленный жадный язычок, по которому она стекала ей прямо в горло. Девичьи губы и щеки сплошь были испачканы вонючей липкой смесью выделений двух ее любовников, которые она так старательно и охотно хватала прямо на лету.

Вся вымазанная этой любовной влагой, развалившаяся в сладкой истоме, насытившая свою грязную прожорливую похоть, Катя была омерзительна... она была изумительна.

18.

Наши дни, г. Никулинск

Приятно утомившись в наших плотских игрищах, мы втроем, все же немного перекусив, отправились спать. Ира понемногу пришла в себя и, хотя глаза ее еще не просохли от горестных слез, она проявила положенное гостеприимство и расстелила старую железную кровать на скрипучей сетке, которая жалобно пищала стоило лишь кому-нибудь присесть на нее. Других свободных покоев в доме не нашлось, но приходилось радоваться и этому.

Катя решительно отказалась пускать меня к себе, заявив, что на этом одноместном и неудобном ложе мы с ней вдвоем не поместимся, я буду жутко мешать, а ей непременно надо выспаться перед завтрашней поездкой в монастырь. Хозяйка, несмотря на всё только что произошедшее с нами тремя, покрывшись пунцовой краской стыда, предложила лечь с ней.

Рассматривая ее правильную соблазнительную фигурку, просвечивающуюся через длинную и по всем правилам должную быть скромной, ночную сорочку, я почувствовал оживление члена в штанах. Хорошо, что у него совести было гораздо меньше, чем у меня, и он без тех сомнений, что терзали меня за проделанное с бедняжкой, просто хотел еще раз войти в ее узенькую теплую щелку. Ожидание этой сладкой плюшки приятной волной растеклось по всему телу.

Моя кошечка злорадно ухмыльнулась и заявила, что это единственное разумное решение проблемы и, наверное, нет ничего дурного в том, чтобы Ира провела ночь со мной, даже, если это ненароком может вылиться во что-нибудь такое... ну такое.

Это ее ехидное замечание, почему-то вызвало у меня внутренний дискомфорт, словно я был ее игрушкой, послушным щенком, который всегда выполняет команды. Это она ведь специально не стала ложиться со мной в одну кровать, чтобы отправить к труднице, еще, небось, будет со злорадством слушать мое пыхтение сверху на бабе, вспоминая как заглатывала соленную сперму, вытекавшую из расстраханной дыры. Взглянув еще раз на хозяйку, я дал себе слово не зариться на нее, пусть распутница немного поостынет.

Однако, усмирить моего меньшого приятеля было куда сложнее, чем просто принять решение об этом. Чувствуя теплое, упругое тело здоровой, красивой женщины, готовой принять мой инструмент в свое влажное нежное лоно, еще сохранившее следы нашего прежнего совокупления, я скрежетал зубами от желания.

Ира расположилась ко мне спиной, часто дыша в волнении своих собственных мыслей. Она не спала также, как и я. В ночной тишине, изредка прерываемой обычными домовыми скрипами и стуками, какие бывают в старых деревенских домах, я задыхался от ее аромата — запаха женского пота, смешанного с натуральным соломенным вкусом ее кожи и терпким пряным букетом животного секса.

Не в силах сдерживать себя, я все же прижался к теплому упругому телу, отчетливо ощущая, как мой вновь напрягшийся боец упирается в трепетное беззащитное бедро любовницы. эротические рассказы Я освободил его из-под резинки трусов и он, распрямившись стальной пружиной, уткнулся своей багровой отекшей головкой между полных женских булок. Ирина не отстранилась и не подала вида, что ей не нравиться такое поведение, а потому я решил действовать более нагло.

Моя рука под теплым полотном одеяла нащупала край ее сорочки и потянула его наверх, оголяя гладкие женские ножки. Она не противилась этому и даже слегка приподняла зад, чтобы облегчить мою задачу. Обнажив ее спелый плод, рассеченный глубокой трещиной на две идеальные дольки, я прижался к труднице еще сильнее, протиснув член между ляжек. Нежная внутренняя поверхность бедер приятно обхватила мой ствол, согревая томным теплом тела.

Я чувствовал, что ее кожа в этом месте влажная и липкая, очевидно, от смешения наших выделений, что еще сочились из ее раскрасневшейся дырочки....  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх