Белый ангел — чёрный демон

Страница: 12 из 30

Горн пару минут внимательно разглядывал гиганта, потом выудил из кучи тряпья длинный пестрый платок и велел повязать им голову. Сверху Куллу он надел широкополую шляпу с заломленными к низу полями.

— Вот теперь хорошо, — удовлетворенно произнес он, — На мавра ты не похож, но и так сойдет. А кинжал откуда?

— Прихватил у графа, — пояснил Кулл, намеренно скрыв истинное происхождение оружия.

Расплатившись с торговцем, Горн и Кулл направились в конные ряды и выбрали для негра крепкого буланого мерина. Гигант легко вскочил в седло и тут же поставил коня на дыбы. Огладив и успокоив животное, он соскочил на землю и подал узду Горну.

— У меня уже есть лошадь, — ответил тот, — А этот жеребец теперь в твоём распоряжении.

— Спасибо, хозяин, — искренне поблагодарил Кулл, — Приказывайте! Всё исполню.

— Домой! — крикнул Горн, усаживаясь на своего жеребца, которого оставил неподалеку.

Ливия сначала даже не узнала негра, но когда тот снял шляпу, девушка забилась в угол и выставила вперед руки со скрюченными пальцами. Увидев эту неблаговидную картину, Горн хлопнул Кулла по здоровому плечу и, улыбаясь, сказал:

— Не бойся, девочка. Он больше не кусается. Приготовь-ка нам что-нибудь поесть.

Рабыня отправилась на кухню. Кулл вызвался ей помочь. Как известно, совместный труд сближает, и уже через несколько минут они оба смеялись, вспоминая самые разные случаи из их жизни. Молодой человек, сидя в кресле и потягивая свою трубку, довольно улыбался, слушая веселое щебетание невольницы и густой бас негра. Он понимал, что теперь этот громила не пожалеет жизни, чтобы защитить не только его, но и Ливию, он выполнит любой приказ, каким бы сложным и опасным он не был.

За ужином Кулл во всех подробностях поведал своему новому хозяину и Ливии, как вернулся к графу, как его лечила маленькая Ми, как они полюбили друг друга, и как она, подвергая себя нешуточной опасности, помогла негру бежать. Не забыл он упомянуть о своей клятве, данной маленькой негритянке.

— И я это сделаю! — громовым голосом заключил Кулл.

— А мы тебе поможем, — подхватила Ливия, — Ведь поможем, господин?

— Безусловно, — улыбаясь, ответил Горн.

МИ

Граф Себастьян Лазар уже целый час беседовал с перекупщиком рабов, запершись в своём кабинете. Старый работорговец никак не хотел соглашаться, приводя в оправдание самые немыслимые доводы.

— Девчонка слишком мала, — говорил он, — Кто позарится на неё? Ну, может быть, какой-нибудь старикашка захочет с ней позабавиться на старости лет. Сейчас покупатели предпочитают товар добротный, качественный.

— Но у тебя же есть на примете клиенты, которые могут заинтересоваться такой игрушкой, — настаивал граф, — Распиши им девку, как ты это умеешь делать.

— И наживу себе новых врагов, — буркнул торговец, — Нет уж, избавьте меня.

— Но посмотреть ты её можешь? — Лазар начинал терять терпение.

— Ну, хорошо, — со вздохом сожаления согласился купец, — Только из уважения к Вашей светлости.

Обрадовавшись, что дело сдвинулось с мертвой точки, граф быстро подошел к двери, уверенно отпер её и приказал стоявшему на часах стражнику привести рабыню. Солдат, моргая глазами, в немом вопросе уставился на хозяина.

— Что стоишь, как истукан? — вскипел граф.

— П-простите, г-господ-дин, — начал заикаться стражник, — Я не понял, кого надо позвать. Я недавно служу и еще не всех знаю.

— Чернокожая пигалица, — заорал Лазар, — Работает на кухне, на голове клетчатый платок! Теперь понял, болван? Волоки её сюда! Будет упираться — бей нещадно.

Парень, побледнев от страха, бросился исполнять приказание и через несколько минул уже тащил за шиворот дрожавшую от страха Ми. Девушка не вырывалась, но всё время бормотала что-то и плакала. А солдат, вкусив на несколько мгновений власть, пинал её ногами и выкрикивал самые непристойные оскорбления, какие только мог придумать его воспаленный разум.

Дотащив рабыню до двери, стражник втолкнул Ми в комнату, наградив девушку напоследок сильным пинком. Негритянка, запутавшись в кандалах, упала на пол. Дрожа от страха, она медленно подняла голову и увидела перед собой улыбающееся лицо своего хозяина. По её худенькому тельцу побежали огромные мурашки. Рабыня сжалась в комок и уставилась на мужчину, сидевшего в кресле.

Повинуясь рабскому инстинкту, который старательно вбивался невольницам, Ми подобрала юбку и встала на колени, склонив голову к самому полу и вытянув руки вперед.

— Встань, дитя моё, — распевно произнес незнакомец, — Я хочу рассмотреть тебя.

Ми поднялась на ноги. Граф окатил её холодным взглядом и тоже сел в кресло. Работорговец тяжело вздохнул и поманил девушку пальцем.

— Разденься, крошка, — так же слащаво проговорил он.

Округлившимися от удивления глазами рабыня посмотрела на хозяина, потом на торговца и в недоумении вытянула вперед скованные руки. Купец хмыкнул и уставился на Лазара.

— Почему у неё на руках цепи? — осведомился он.

— Эта дрянь путалась с одним из моих рабов, — невозмутимо ответил граф, — Раб сбежал. Но я не думаю, чтобы девчонка помогла ему. А заковал я её просто так.

— Я должен осмотреть её тело, — настаивал торговец.

Себястьян вскочил со своего кресла и, зайдя рабыне за спину, сначала развязал тесемки передника, а потом одним рывком стащил оставшееся одеяние. Ми хотела прикрыться, но незнакомец выбросил вперед руку и громко скомандовал:

— Руки на затылок! Голову поднять! Ногу отставить назад! Стоять прямо!

Минут двадцать он ходил вокруг девушки, ощупывая её своими короткими, похожими на сардельки, пальцами, залезал в рот, дергал стоявшие торчком коричневые соски, мял ягодицы. Сняв с её головы платок, он долго копался в волосах, видимо, искал насекомых.

Окончив осмотр, купец повернулся к графу.

— Ну, что я могу сказать, — медленно, растягивая слова, начал работорговец, — Товар не первосортный, как я и предполагал с самого начала. Тем более, если эта девчонка крутила любовь с одним из Ваших рабов, о её девственности не может быть и речи.

— Твоя цена, — прервал его Лазар.

— Ну, — покупатель замялся, — Скажем, десять золотых. Большего эта черномазая обезьянка не стоит.

— Послушай! — лицо графа стало багровым, — Я позову другого, и он выложит мне много больше.

— Не думаю, Ваша светлость, — рассмеялся купец, — За эту маленькую шлюжку Вы сможете получить не больше пяти. Я набросил цену только потому, что мы давно знакомы. Вот, если бы Вы захотели продать мне ту рабыню, с каштановыми волосами, я бы не пожалел денег, уверяю Вас, господин граф.

— Ладно, купец! — Лазар резко оборвал спор, — Пятнадцать, и можешь забирать её хоть сейчас.

Торг продолжался еще некоторое время, а Ми стояла посреди комнаты, держа руки за головой. Её тело ныло от усталости, ноги подкашивались, шея затекла. Но никто не станет обращать внимания на страдания ничтожной рабыни. Даже, когда купец выложил из кошелька окончательную сумму, девушку не отпустили. Ей показалось, что эти люди вообще забыли о её существовании.

— Прекрасное у Вас вино, господин граф! — купец облизал пухлые губы.

— Еще бокал? — предложил Себастьян.

— О, нет! Благодарю. Мне пора. Дорога дальняя, а я хочу добраться до дома засветло. Прикажите снять с рабыни цепи.

Ми отвели на конюшню, и кузнец легко сбил браслеты и ошейник. Торговец достал из своей сумки тонкий кожаный шнурок и крепко связал запястья девушки за спиной. Схватив рабыню за волосы, он оттянул голову назад. Ми застонала от боли. Это и было нужно. В следующее мгновение большой кожаный кляп запечатал рот, а тонкий шнурок запер его. Следом на голову рабыне натянули плотный кожаный мешок, а шею затянули тугим ошейником. Чьи-то сильные руки подхватили девушку и грубо бросили в повозку, связали ноги и пристегнули ошейник к цепи.

Вскоре возок вздрогнул и покатил, поскрипывая и подпрыгивая на ухабах. Ми закрыла ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх