Белый ангел — чёрный демон

Страница: 15 из 30

за своим чадом и шелковым платочком утирала его сопливый нос. Но уже тогда у этого хилого болезненного мальчика начал проявляться ужасный отвратительный характер. Сначала это были безобидные на первый взгляд шалости, которыми грешит любой ребенок. Но с возрастом проявление жестокости и хитрости стали проявляться всё более отчетливо.

Родители не замечали выходок маленького Себи, но однажды вечером, вернувшись домой, перед глазами отца открылась омерзительная картина. На полу гостиной в луже еще не запекшейся крови лежала одна из служанок. Её одежда была изорвана в клочья, тело было испещрено глубокими ранами, из которых сочилась кровь, еще недавно миловидное личико девушки было обезображено до такой степени, что его невозможно было узнать. А рядом с несчастной стоял Себи и громко хохотал, глядя на предсмертные муки бедной рабыни.

Отец бросился к сыну и стал трясти его за плечи, пытаясь унять смех, сочтя, что это от нервного потрясения. Но каково же было его удивление, когда мальчик вынул из-за пояса кинжал и бросился на отца с отчаянным криком. Глаза его горели зловещим огнем, рот был перекошен дьявольской улыбкой, волосы всклокочены. Старый граф даже не успел сообразить, что происходит, когда клинок с лязгом ударился о панцирь, который он не успел с себя снять. Это его и спасло от неминуемой гибели.

Себастьяна заперли в чулане, а уже испустившую дух рабыню завернули в рогожу и вынесли на задний двор. Графиня в это время была у себя и занималась вечерним туалетом. Себи был её любимчиком, чего нельзя было сказать о Горне, и мать предпочитала не мешать сыну развлекаться.

Услышав шум и крики, она, скорее, из любопытства вышла из своих покоев, чтобы узнать, что произошло.

— Где наш сын? — церберским тоном спросила она у мужа.

Старый граф, запинаясь и трясясь от волнения, рассказал супруге о случившемся. Женщина слушала, уперев руки в крутые полные бедра, потом невозмутимо развернулась и удалилась в свою спальню, чтобы продолжить любимое занятие — расчесывание волос.

— Но, дорогая! — багровея от ярости, в комнату ворвался граф, — Наш сын убил служанку! Жестоко убил, а потом бросился на меня! И я хочу Вас спросить, откуда у него кинжал? Себастьян еще слишком мал, чтобы играться с оружием.

— Хорошо, дорогой, — невозмутимо ответила графиня, прикладывая к голове очередное украшение, — Я поговорю с Себи. Но, я полагаю, у него были причины это сделать.

— Но, дорогая! — у графа стали подкашиваться ноги, — Вы соображаете, что говорите?

— Прошу Вас, успокойтесь и извольте покинуть мою комнату! — крикнула графиня и метнула на супруга такой злобный взгляд, что тому оставалось лишь подчиниться.

Вскоре шалуна выпустили из заключения, и мать, напустив на себя строгий вид, который, впрочем, ничуть не испугал сына, спросила о причинах такого жестокого обращения с подневольной девушкой.

— Она вела себя неучтиво по отношению ко мне, — не моргнув глазом, заявил Себвстьян, — Я решил наказать её. Вот жаль, что другие рабы этого не видели.

— Впредь, — немного смягчившись, сказала мать, — Сначала скажи мне, а потом наказывай. Договорились?

Семи кивнул головой и выбежал из комнаты. С этих пор в домеЛазаров участились избиения слуг, и самое живое участие в этом принимал Себастьян. Он придумывал самые изощренные пытки, особенно это касалось молодых миловидных девушек-рабынь, которых время от времени мать покупала на рынке специально для таких развлечений сына.

Сердце старого графа не выдержало, и он благополучно скончался. А вместе с его смертью и прекратились поступления денег на воспитание Горна. Мальчик попросту оказался на улице, и неизвестно, чем бы для него это окончилось, если бы не разразилась Великая война за новые территории.

Но старый граф, чувствуя, что его дни сочтены, тайком вызвал к себе человека, которому рассказал про младшего сына и попросил позаботиться о нем. Этим человеком и был Гант. Клятвенно пообещав графу, что отыщет мальчика, Гант пустился в путь, но перешедшие в наступление войска спутали его карты и заставили отклониться от маршрута.

Гант долго кружил, уходя от мест сражений, и вот одним дождливым осенним вечером увидел в развалинах давно заброшенного замка изможденного юношу, в котором, однако, без труда узнал Горна. Они долго скитались по разоренным землям, терпели голод и нужду, страдали от холода, но, в конце концов, примкнули к армейскому обозу, который направлялся на юг. Там собиралась многотысячная армия, командовал которой очень решительный и опытный, не смотря на свою молодость, генерал.

Благодаря его поддержке Гант вступил в ряды воинов, а Горн остался при Главнокомандующем. Парнишка оказался смышлеными в свои пятнадцать лет с легкостью постигал военную науку. Младшие офицеры, адъютанты генерала с большой охотой в свободное от поручений время учили Горна премудростям фехтования и рукопашных схваток, стрельбе из лука и арбалета и конным атакам.

А тем временем Себастьян предавался своему любимому занятию. Когда ему опостылела опека матери, молодой отпрыск графского рода, не моргнув глазом, отправил свою родительницу на тот свет. Став обладателем немалого наследства, этот дьявол в человеческом облике продал родовой замок и пустился в странствия вслед за успешно наступавшей армией. Но вскоре и эти приключения ему наскучили, и Себастьян, облюбовав себе небольшой участок земли на берегу моря, выстроил замок и заявил, что с этого дня он является единственным властителем этой местности. А кто с ним не согласен, может оспорить решение в суде.

Соседи бросились искать правды, но очень скоро поняли, что Лазар купил чиновников с потрохами. Постепенно близлежащие деревни перешли в его владение, а жители из свободных крестьян превратились в самых настоящих рабов, полностью зависевших от прихотей графа. Не забыл Лазар и ремесленников и купцов, обложив их данью и повинностями. Недовольные пытались жаловаться, но постепенно пыл сопротивления ослаб, а зачинщики сгинули в каменоломнях и на земляных работах. Городские власти попросту закрывали глаза на вероломство графа, за что получали немалые суммы, большей частью украденные из казны их благодетелем.

Но Себастьян не захотел останавливаться на достигнутом. Он жаждал абсолютной и безраздельной власти. Собрав внушительное войско, он мечом и кровью подчинил себе всю приморскую область, в которую входило до трех сотен деревень и селений и с десяток крупных городов, являвшихся так же и перекрестками торговых путей.

В хаосе Великой войны никто не заметил этого, а когда страсти утихли, нужно было налаживать мирную жизнь. И опять до деяний свирепого графа никак не доходили руку.

— Потом с ним разберемся, — отмахивались правители, — Нам сейчас не до этого.

Но, по странному стечению обстоятельств, сразу после войны в городе появился человек, который стал очень раздражать графа. Этот бандит опустошал лавки торговцев, грабил амбары с продовольствием, совершал налеты на сборщиков налогов. А однажды Лазар получил странное письмо, в котором говорилось, что скоро придет и его очередь. Вместо подписи на листе пергамента стоял странный знак: голова курицы с воткнутым в макушку кинжалом. И подпись — Гант.

С этих пор такие письма к графу стали приходить часто. Себастьян, будучи человеком самоуверенным и не любящим делиться властью ни с кем, несколько раз отдавал приказ выследить и схватить мерзавца. Но Ганту всегда удавалось уйти от преследователей, затерявшись в городских трущебах, куда ищейки графа боялись сунуть нос. Городская стража тоже не горела желанием схлестнуться с бандой, по слухам весьма многочисленной и хорошо вооруженной.

Потерпев неудачу, Лазар попросту махнул на бандита рукой.

— Угрозы в мой адрес сыпались всегда, — рассуждал он, — Но пока еще никому не удалось воплотить их в жизнь.

Себастьяна теперь волновали совсем другие проблемы. А именно — появление из небытия его родного брата. Горна он совершенно не знал, и понятия ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх