Белый ангел — чёрный демон

Страница: 20 из 30

и уехал.

— А вы остались и начали грабить, — прогудел Кулл.

— Я ничего не трогал, — замахал руками парень, — Кто-то меня ударил по голове. Я больше ничего не помню. Потерял сознание.

— Значит, Кларо, — лицо негра стало багровым, — Я его на части разорву, этого урода!

— А что это изменит? — резонно заметил Горн, — Дело сделано. Граф ликует, Кларо получит награду. Может быть. А Ливия сгниет в подвалах замка или умрет от пыток. Мой братец не упустит возможности поиздеваться над беглой рабыней.

— Чей братец? — Кулл закрутил головой, будто за ним гонялась оса.

— Это долгая история, — отмахнулся Горн, — Ми, посмотри, что осталось из еды, а ты сходи в подвал. Там, кажется, еще остался бочонок с пивом. За ужином и поговорим.

Ми оказалась превосходной стряпухой, и через пол часа дом наполнился ароматом жареного мяса и всевозможных приправ, которые смогла отыскать в чулане маленькая смуглянка. Трое мужчин уписывали приготовленную ею еду с таким азартом, что ни у кого не возникало желания отвлечься на что-то постороннее.

Насытившись и залив прекрасный ужин доброй порцией эля, мужчины расселись у огня. Ми устроилась на коленях Кулла, и он, счастливый от того, что они вновь были вместе, нежно прижимал девушку к своей груди, будто боялся, что она вновь исчезнет. Горн раскурил свою трубку и обстоятельно, опуская, однако, те подробности, которые не имели отношения к делу, поведал благодарным слушателям своё жизнеописание,

Дино слушал, молча, не встревая с вопросами, а Ми, наоборот, при каждом неприятном эпизоде зажмуривала глаза и вскидывала руки, взывая к Богам. Кулл тои дело морщил лоб и бурчал проклятья в адрес графа.

— Вот такой была моя жизнь, — заключил Горн, — И сейчас у меня есть большое желание поквитаться с братом. Но для этого мне нужны люди.

— А где их взять? — Кулл развел руками, — У Лазара целая армия. Дино может подтвердить.

— А что вы собираетесь делать со мной? — подал голос молодой стражник, — Убьете?

— Ты отправишься обратно к графу, — твердо заявил Горн, — И расскажешь ему то, о чем мы тебя попросим. Это и в твоих интересах.

— Что я должен рассказать хозяину? — насторожился Дино, — Мой господин хитер и совсем не глуп. Обмануть его будет очень трудно.

— Обманывать нехорошо, — поучительно произнес Горн, — Ты просто не расскажешь ему то, что здесь слышал. Скажешь, что тебе оказали помощь, перевязали, накормили. А потом ты тихо ушел, даже не попрощавшись. Вот и всё!

— А как я доберусь до замка? — парень был обескуражен.

— Как и все! — расхохотался Кулл, — Ногами!

— Уйдешь после полуночи, — Горн сделал долгую затяжку, — Городская стража проводит тебя до ворот. Дальше пойдешь сам. Осилишь?

— Я готов, — Дино быстро встал, но покачнулся и медленно осел на пол.

— Кулл, — позвал Горн, — Разыщи того сержанта, который схватил тебя на рынке.

— Понял, хозяин! — гигант вскочил на ноги и скрылся за дверью.

Вернулся он примерно через час в сопровождении сильно пьяного вояки. Горну пришлось хорошенько встряхнуть стражника, чтобы тот смог хоть что-то соображать. Растолковав ему задачу и сдобрив её солидной порцией вранья в духе высоких наград и Государственной тайны, молодой человек выпроводил обоих и еще долго наблюдал за двумя покачивающимися фигурами, пока ночная тьма не поглотила их силуэты.

— Хозяин, — Кулл покачал головой, — Одного не могу понять. Зачем ранили этого сосунка.

— Чтобы я знал, где искать Ливию, — разъяснил Горн.

— Но могли ведь и прибить его.

— Нет. Удар мастерский. Крови много. Опасности для жизни — почти никакой. К тому же, парень здоров и вынослив. Мой милый братец просчитал всё до мелочей. Но не учел, что теперь он меня разозлил очень сильно.

— Что будем делать, хозяин? — спросил негр, — Ведь теперь они знают, где мы живем.

— Снимаемся перед рассветом. Я знаю, где можно укрыться. Ми, собирай вещи.

СНОВА НА ЦЕПИ

Повозка остановилась перед ступенями главного входа. Кларо, кряхтя и отплевываясь от дорожной пыли, слез на землю и начал топать своими кривыми ногами, разминая их. Лицо его сияло от гордости, глаза горели от предвкушения большой награды, которую обещал ему хозяин.

Двери распахнулись, и на крыльцо вышел граф. Осмотрев своего слугу, сиявшего, как начищенный медяк, он брезгливо фыркнул.

— Долго будешь танцевать передо мной, мерзавец? — злобно спросил Себастьян, — Говори!

— Всё сделано, мой господин, — Кларо склонил голову, — Девчонка доставлена.

— А что с этим молокососом?

— Всё сделал, как велели, мой господин, — раззявив свой огромный рот, сказал уродец.

— Знаю я тебя, — отмахнулся Лазар, — Не убил?

— Не-ет, — Кларо замотал головой, — Только оглушил.

— Ладно, показывай, — граф подошел к повозке.

Кларо откинул рогожу и уже собирался развязать мешок, но Себастьян остановил его. Подозвав двух стражников, он велел им отнести рабыню в подвал.

— Отдыхай, чучело, — небрежно бросил он через плечо, — Я сам займусь девчонкой.

Граф последовал за стражниками, оставив своего верного слугу топтаться около крыльца. О вознаграждении он даже не обмолвился. Да и зачем? Сейчас голова Лазара была занята совсем другими мыслями.

Солдаты втащили мешок в небольшую комнату, одно упоминание о которой у всей челяди вызывало дрожь. Это была знаменитая камера пыток, в которой бесследно сгинул не один десяток рабов и пленников Себастьяна.

Попадали туда не только провинившиеся слуги или те, кто осмеливался восстать против тирана. Нередко, прогуливаясь по городским улицам или проезжая мимо деревни или селения, граф замечал очередную жертву, молодую красивую женщину или девушку. С этого момента дни несчастной были сочтены. Слуги, улучив удобный момент, похищали её и доставляли в казематы замка. Больше эту красавицу никто никогда не видел.

— Ну, вот! Ты опять дома, — произнес нараспев граф, когда слуги вытряхнули Ливию из мешка, — Набегалась?

Рабыня отвела в сторону глаза. Ей не хотелось, чтобы этот изверг видел её слезы. А они сами покатились из глаз, как ни старалась девушка их сдержать.

— Свободны! — рявкнул Лазар, и солдаты поспешно покинули страшный каземат.

Усевшись в своё любимое кресло, обтянутое черным бархатом, Себастьян несколько минут смотрел на лежавшую на полу обнаженную невольницу, крепко связанную и с огромной затычкой во рту. Потом ткнул её ногой в бок.

— Смотреть на меня, тварь, — прошипел граф, — Я — твой хозяин. Я, а не этот сопляк.

Его рука потянулась к девушке. Ливия отпрянула в сторону, но Себастьян оказался проворнее. Он схватил рабыню за волосы и подтянул к себе.

— Какая прелесть, — усмехнулся он, дернув за ошейник, — Этот недоносок сделал тебе царский подарок. А ключик, наверное, у него? Не беда. Мы сейчас откроем и без ключа.

Вооружившись проволокой, граф начал копаться в скважине, и вскоре раздался глухой щелчок, и ошейник слетел на каменный пол. Девушка вздрогнула и зажмурила глаза. Исчезла последняя ниточка, связывавшая её с Горном. Ливия, не в силах сдержаться, глухо застонала.

— Не вой, рабыня! — Лазар сильно хлестнул девушку плетью, — Я не позволял тебе выть! Молчать!

Лицо графа перекосилось от гнева, но он быстро взял себя в руки. Вскочив с кресла, он одним рывком поднял рабыню на руки и подтащил к большой раме, составленной из толстых бревен. Поставив девушку на ноги, он закрепил её шею широкой железной скобой, прижав к поперечному брусу. Развязав руки, Себастьян прижал запястья к краям того же бруса, растянув их в стороны.

Опустившись на корточки, Лазар, освободив ноги, развел их в стороны и закрепил такими же скобами. Ливия оказалась в неудобной позе, растянутая, как морская звезда. Ко всему прочему, ей приходилось стоять на кончиках пальцев, чтобы скоба, удерживавшая шею, не душила её.

Граф хмыкнул и немного опустил верхний брус. Ливия вздохнула с облегчением....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх