Белый ангел — чёрный демон

Страница: 21 из 30

А Себастьян, тем временем, надел на талию рабыне железное кольцо и пристегнул его к среднему брусу. Теперь пленница почти не могла шевелиться.

— А теперь немного поговорим, — граф рывком вытащил из её рта затычку, — Я позволяю тебе говорить, ничтожная рабыня.

— Что Вы хотите услышать от меня? — простонала Ливия.

— Ты забыла сказать «господин», рабыня, — Лазар хлестнул девушку плетью по животу, — При каждой ошибке ты будешь получать один удар плетью. Если не исправишься, я придумаю что-нибудь более действенное. Поняла, рабыня?

— Да, господин, — прошептала невольница.

— Прекрасно! — воскликнул граф и похлопал девушку по щеке, — Тогда начнем. Кто помог тебе бежать, рабыня? Отвечай. Но не лги мне.

— Кулл, господин, — произнесла Ливия сдавленным голосом.

— Ах, вот как? — Лазар нахмурил лоб, — Мудро с твоей стороны. Этот раб в бегах, и ты полагаешь, что ему ничего не грозит. Мудро. Тогда расскажи, как он устроил твой побег.

— Ночью Кулл выпустил меня из замка, господин, — рабыня в упор посмотрела на своего мучителя, — Открыл ворота и вытолкнул меня на улицу. Господин.

— Зачем? — Лазар стал расхаживать перед своей жертвой взад-вперед, — Вы с ним заранее договорились?

— Нет, господин, — усмехнулась Ливия.

— Тогда почему он это сделал?

— Я не знаю, господин, — девушка опустила глаза.

— Не знаешь? — Лазар хлестнул рабыню плетью, — Ты лжешь мне, ничтожная тварь! Знаешь, но не хочешь говорить. Но мне это не интересно. Этот болван всё равно скоро попадет в мои руки. А что ты скажешь о моём братце?

— О ком? — Ливия захлопала глазами, — Простите, господин. Я никогда не видела Вашего брата.

— Его зовут Горн, дура, — огрызнулся Себастьян, — Он никогда тебе ничего не рассказывал?

— Никогда, господин, — замотала головой Ливия, — Я — рабыня. Зачем кому-то посвящать меня в свои семейные тайны?

— Тут я тебе верю, рабыня, — Лазар снова уселся в своё кресло, — А что ему рассказала ты?

— Я ему солгала, господин, — вздохнула девушка, — Сказала, что я — дочь торговца.

— И он поверил? — рассмеялся граф.

— Мне показалось, что поверил. Господин, — рабыня отвернулась, чтобы не видеть довольного лица тирана.

— Но он захочет тебя спасти, — Себастьян почесал подбородок, — Захочет, и для этого придет ко мне. А я его встречу.

Граф медленно поднялся с кресла и вышел из камеры. Вскоре он вернулся в сопровождении Кларо и двух солдат. Ливию сняли с рамы и потащили в другой каземат. Это была маленькая комнатка без окон. Освещалась она одной единственной маленькой свечкой. Толстые каменные стены были покрыты плесенью.

Стражники подтащили рабыню к стене и начали надевать на её ноги кандалы. Руки сковали за спиной жестким обручем, надели ошейник, тяжелая цепь от которого тянулась к кольцу, ввинченному в каменный пол. Кларо, облизываясь, как собака, которой показали кость, давал советы, ехидно хихикая и норовя ущипнуть девушку за грудь.

— Теперь ты будешь сидеть здесь до конца дней своих, — скрипел уродец, — А я буду тебя навещать. Будь со мною ласкова, милашка.

А о своём милом можешь забыть. Я сам перережу ему глотку, если он заявится сюда.

— Эй, урод! — позвал его граф, — Я обещал тебе награду. Девчонка твоя. Только не умори её раньше времени.

— О, мой господин! — Кларо бросился в ноги хозяину, — Мог ли я мечтать о таком подарке! О, благодарю!

— Пользуйся, — Лазар сделал широкий жест рукой и быстро вышел из камеры.

Солдаты последовали за ним, боясь обернуться на пленницу. Кларо маленькими шажками подкрался к Ливии и вдруг схватил её грудь своей огромной влажной лапой. Толстыми узловатыми пальцами, похожими на когти зверя, он принялся, облизываясь и громко сопя, тискать нежное тело рабыни.

Ливия застонала, но не от боли, а от отвращения к этому чудовищу. Её тело покрылось гусиной кожей, к горлу подступила рвота. Девушка закатила глаза и, лишившись чувств, упала на холодный пол. Уродец с удивлением посмотрел на неё, силясь понять, что произошло.

Опустившись перед ней на колени, он уставился на неподвижное тело своими бесцветными глазками. Похлопав девушку по щекам, Кларо увидел, что Ливия открыла глаза.

— Ну, вот и славно, — обрадовавшись, что она пришла в себя, пропел уродец, — Отдыхай, милая, а я приду позже.

Наклонившись, он приник к её лбу и лизнул его, как собака лижет руку хозяина. Кряхтя, как старый дед, он медленно поднялся на ноги и заковылял к двери, переваливаясь с боку на бок. Ливия отвернулась к стене, чтобы не видеть этого человека.

Дождавшись, когда завизжал замок, она встала на колени и подняла глаза к потолку. Слова молитвы сами срывались с её уст. Они становились всё громче и отрывистее. Рабыня молила Богов не об избавлении, не о смерти. Она просила их дать ей силы, чтобы дождаться своего любимого, не дать превратить себя в тряпку, в грязь, не лишиться рассудка. Ливия верила, что Горн найдет способ вытащить её из лап этого зверя. Ведь теперь он был не один. С ним был Кулл.

— Вдвоем они горы свернут, — думала рабыня, — Только бы дождаться этого! Только бы дожить! О, Боги! Ничтожная рабыня молит Вас о помощи!

Ответом ей была тишина. Лишь капли мерно стучали, падая на камни темницы. Свеча погасла, и узилище погрузилось в непроглядный мрак.

В ЛОГОВЕ БАНДИТОВ

Горн вел своих спутников по узкой грязной улочке, застроенной бараками и развалившимися домами. Городские трущобы, по мнению юноши, были идеальным местом, чтобы скрыться от посторонних глаз. Любопытных зевак здесь не было. Стража тоже не совала нос в эти развалины, опасаясь получить удар ножа в спину или удавку на горло.

Они выехали за два часа до рассвета. Моросил мелкий дождь, небо было затянуто сплошной серой пеленой, и солнечным лучам еще долго не пробиться, чтобы осветить землю. Лишь звонкий цокот копыт выдавал их, но Горн сейчас об этом не думал. Ему нужно было найти надежное пристанище, пускай плохонькое, но тихое и безопасное.

Из развалин старого каменного дома выскочили два оборванца с пиками наперевес. Друзья остановились.

— Эге, кто к нам пожаловал! — воскликнул один, что поменьше, — Ну, господа! Кошельки-то отдайте. И девку тоже.

— Я тебе сейчас кишки выпущу! — загремел Кулл, но Горн схватил его за рукав.

— Мой приятель шутит, — с улыбкой произнес он, — Мы ищем Ганта. Ты не знаешь, где он?

— Кто такой? — фальшиво удивляясь, сказал второй, — Не знаю такого. Кошельки и бабу!

— Девчонку мы не отдадим, — твердо сказал юноша, — Гант велел привезти её к нему. И деньги тоже ему предназначаются. Так что зря стараетесь.

Услышав эти слова, Ми вся сжалась от страха и сильнее обхватила шею Кулла. Негр тоже изменился в лице, но что-то ему подсказывало, что его хозяин просто заговаривает грабителям зубы. Одной рукой он прижал к себе девушку, а другой взялся за рукоять ятагана, готовый в любую секунду снести голову тому, кто осмелится протянуть руки к его любимой.

— А-ну, осади! — из развалин вышла группа бандитов во главе с одноглазым верзилой, тем самым, которого недавно Горн поколотил в таверне Флина.

Грабители с пиками исчезли в трущобах. «Циклоп» прошелся вразвалочку перед Горном и его спутниками.

— Кого ищете? — спросил он хриплым голосом.

— Ганта, — ответил юноша.

— Его здесь нет, — верзила сдвинул шляпу на затылок.

— А где он? — Горн ловко соскочил на землю.

— Не знаю. И проваливай, пока цел.

— Мне нужен Гант, — повысил голос молодой человек, — Мы с ним условились встретиться, но он на встречу не пришел. Как это понимать?

— Как хочешь, так и понимай, — отмахнулся «Циклоп», — Я за него не в ответе.

— Послушай, приятель, — Горн сделал шаг в сторону бандита, — У меня нет времени для шуток, или ты опять хочешь получить по морде?

— Эй, вы! — послышался знакомый голос, — Кто тут меня хотел видеть?

Из расщелины в стене,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх