Ильма — королева рабынь

Страница: 24 из 31

однажды, дождавшись, когда рабыня пошла в сарай, набросился на неё и попытался изнасиловать. На счастье Ирм всё видел и хорошенько отходил брата кнутом, а вечером нажаловался отцу. За свою выходку Лим был лишен права сидеть за одним столом со всей семьей и целое полнолуние подъедал то, что оставалось от трапезы.

Со старшей дочерью Аммой Фейра сдружилась быстро. Они вместе уходили в лес собирать ягоды и грибы, вместе ухаживали за домашней скотиной. Амма старалась помочь девушке, чем могла.

Когда окончилась зимовка, всё семейство Бродо перебралось поближе к Голубому водопаду, где задержалось надолго. Мужчины срубили хороший дом, девушки поселились в одной комнате. Часто по ночам рабыня рассказывала Амме о своей далекой родине, где никогда не бывает зимы, где у людей темная кожа, и они носят красивые одежды, где в лесах водятся диковинные птицы и звери.

Молодая хозяйка слушала невольницу с открытым ртом, а однажды пообещала, что упросит отца и братьев отпустить её в родные места.

— Не надо туда, — грустно ответила Фейра, — Никто меня там не ждет.

— Почему? — не поняла девушка.

— Там, на моей родине на меня впервые надели рабский ошейник, — сказала та, — Когда умерли родители, сестра продала меня одному богатому купцу. Он увез меня с собой, а потом продал мельнику за то, что я не доставляла ему удовольствие в постели.

— А этот мельник тоже заставлял тебя спать с ним?

— Фасто женщины не интересовали, — заявила рабыня, — Он раздел меня догола и приковал к валу, который вращает жернова. Я с утра и до вечера крутила этот вал. А иногда и ночью, если много зерна было. А Фасто стоял рядом и бил меня кнутом. Несколько раз я падала без сил, но он поднимал меня и бил вновь.

— А как тебе удалось сбежать? — спросила Амма, — Ведь ты была прикована.

— Как-то Фасто получил много денег, — Фейра смущенно улыбнулась, — И устроил дома пирушку с друзьями. Они сильно напились, и мельник похвастался, что у него есть кое-что для них, если те заплатят ему по золотому. Всю ночь его гости насиловали меня, заставляли делать всякие мерзкие вещи. А под утро они заснули. Мой хозяин давно уже спал, поэтому, некому меня было сажать на цепь. Я быстро оделась и убежала, но в лесу заблудилась. Было очень холодно и много снега. Я провалилась в какую-то нору, где и нашел меня твой брат Ирм. Да хранят его Боги от невзгод!

В котле весело булькала похлебка, разнося по округе запахи вареного мяса и овощей. Семейство уселось вокруг костра и с аппетитом уписывало приготовленную Фейрой снедь.

Покончив с едой, девушки собрали посуду и понесли её к протекавшему неподалеку ручью, чтобы помыть. Амма, засмотревшись на красивый цветок, отстала. Вдруг у самого ручья раздался громкий крик рабыни. Девушка и мужчины бросились туда, побросав свои кружки с шиповниковым чаем.

Фейра стояла около ствола большой сосны, обхватив её руками, и ошалелыми глазами смотрела на большой куст орешника, шепча молитвы.

— Что случилось? — Бродо оторвал рабыню от ствола и встряхнул.

— Т-т-ам, — бледная от страха Фейра ткнула пальцем в заросли.

— Что там? — Ирм раздвинул ветки и замер, будто проглотил кол.

— Ну, что там? — крикнул Бродо.

— Отец, — поникшим голосом сообщил парень, — Там мертвец. Баба. Вся оборванная, с ошейником, но на поясе у неё меч.

— Что ты мелешь! — рявкнул старик.

Отпустив рабыню, он смело шагнул в чащу. Раздвинув ветви, он замер, схватившись за голову. Помянув Богов, попросив у них прощения и выразив надежду на защиту, Бродо присел на корточки и уставился в землю.

Протянув свою огромную шершавую руку, он приложил её к шее лежавшей в траве девушки.

— Жива еще, — заявил старик, — Ну, что делать будем?

— Всё равно сдохнет, — гаденько улыбаясь, выпалил Лим, — Чего с ней возиться?

— Закрой рот! — прикрикнул на него отец, — Или опять хочешь объедки со стола подбирать? А-ну, принеси старое одеяло! И живо, сопляк!

Аккуратно уложив девушку на расстеленное сукно, братья под руководством Бродо отнесли её в свой лагерь и уложили на телегу. Амма и Фейра стащили с неё грязную рваную одежду и тщательно вытерли тело мокрым полотенцем. Ирм осмотрел ошейник и оттащил отца в сторону.

— Я, кажется, знаю, кто эта девушка, — шепотом сказал он.

— Ну, и кто же? — усмехнулся старик.

— Помнишь, весной у нас гостил один человек? — начал парень, — Ну, в форме гвардейца с косым шрамом на лбу?

— А, помню, — обрадовался Бродо, — И что?

— Он рассказывал, что принцесса с Севера собирает войско, чтобы сражаться с каким-то человеком, который захватил наши земли. Помнишь?

— Наши земли никто не захватывал, — обрубил сына отец.

— Ну, не наши, — отмахнулся Ирм, — Какая разница? Так вот, он описал ту принцессу и про ошейник сказал. И еще сказал, что эта принцесса сама была рабыней этого человека. Потом сбежала и поклялась, что не снимет с шеи этот обруч до тех пор, пока на земле не останется ни одного невольника. За это рабыни провозгласили её своей Королевой.

— А я еще посмеялся над ним, — хихикнул Бродо, — Сказал, что тогда этой сумасшедшей носить хомут до самой смерти.

— Верно! — парень похлопал отца по плечу, — Так вот, это она и есть!

— Хозяин! — к мужчинам подбежала Фейра, — Хозяин! Идите скорее! Она пришла в себя. Мы её шиповником напоили.

Все опрометью бросились к телеге. Девушка лежала с широко открытыми глазами и беззвучно шевелила губами. Бродо, склонившись над ней, попытался разобрать хоть слово, но ничего не смог понять. Подоткнув одеяло, он ласково, на сколько мог, погладил её по голове и отошел в сторону.

— Отец, — дернула старика за рукав Амма, — Разреши нам взять её с собой! Не по-человечески получится, если мы её бросим. Мы с Фейрой выходим её. Принцесса она или простая рабыня, сейчас не так важно. Она нуждается в нашей помощи. Ты же сам говорил, что людям помогать нужно. Боги зачтут это.

— А если её ищут? — влез Лим, — Нам всем тогда не поздоровится.

— Сказано тебе, замолчи! — Ирм отвесил брату крепкий подзатыльник, — Как отец решит, так и будет!

Зима, как и говорил Ирм, наступила рано. Всё чаще утром были видны замерзшие лужицы, а с деревьев облетела уже вся листва, и голые скелеты покрывались тонкой ледяной корочкой. Озеро еще не заковал лед, и братья торопились наловить как можно больше рыбы, которую Амма с Фейрой чистили, разделывали и вялили.

Ильма проболела три полнолуния, но её сильное тело и воля к жизни помогли одолеть все невзгоды. Когда выпал первый снег, она уже поднималась с постели, а вскоре присоединилась к девушкам и с большой охотой включилась в домашние заботы. Принцесса быстро научилась нехитрым женским обязанностям и помогала девушкам по хозяйству.

Бродо радовался своей новой помощнице, а Ирм даже стал меньше думать о Мааре и больше времени уделял Ильме. Только Лим ходил мрачнее тучи и всё время ворчал. А когда Отец со старшим сыном отправились в лес за пушным зверем, ни с того, ни с сего вдруг налетел на Фейру и ударил её.

Девушка свалилась в сугроб, уронив кувшин с молоком, который несла в дом из хлева. Юноша побагровел от злости и начал орать, грозясь отстегать неуклюжую рабыню хлыстом.

— Дрянь! — вопил он, — Когда отца и брата нет дома, я здесь хозяин и волен наказывать, как и за что мне заблагорассудится!

— Оставь её в покое! — вдруг раздался голос.

Лим обернулся. Перед ним с хлыстом в руке стояла Ильма. Позади, прячась за её спину, стояла Амма, дрожа от страха.

— Ты кто такая? — взвился парень, — Сейчас я разберусь с рабыней, а потом и за тебя примусь!

— Только тронь Фейру! — грозно сказала принцесса, помахивая хлыстом, — Я с тебя всю твою поганую шкуру спущу!

Лим, не совладав с собой, бросился на девушку, но хлыст свистнул в воздухе, и молодой человек закатался по земле, схватившись за лицо. Ильма наносила удары по спине и ногам несостоявшегося хозяина, заставляя ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх