Белый ангел — чёрный демон

Страница: 17 из 30

прост и вполне логичен. Справиться с юношей и Куллом было очень трудно, к тому же, поднимется шум, а граф этого не любит. Поэтому, надо было каким-то образом разделить их и захватить по отдельности. Кларо знал, что Кулл каждое утро отправляется на рынок. Если его попытаться схватить там, гигант может покалечить нескольких человек и скрыться в толпе. А потом ищи всю эту троицу.

Надо было изолировать гиганта, потом напасть на жилище Горна и захватить его и девчонку. Для этого много сил не понадобится, и шума никакого не будет, если всё сделать быстро.

Дождавшись, когда на рынке появится Кулл, Кларо указал на него долговязому, а сам, на всякий случай, спрятался за телегами. Парень начал болтать, и негр клюнул. Постояв рядом с группой бездельников, он, вооруженный «хорошими» новостями, отправился на поиски работорговца. Уродец еле поспевал за ним.

Но, разглядев среди рабынь, предназначенных для продажи, свою Ми, гигант отправился не домой, а вернулся на рынок. Потом была неудачная попытка кражи, и Кларо уже ликовал, когда солдаты волокли негра к дому его хозяина. Но тут план дал осечку. Горн быстро разрядил ситуацию, и Кулл был отпущен. Надо было всё начинать сначала.

Но Кларо узнал для себя полезную новость, которой решил воспользоваться. Оставленный около дома Горна наблюдатель, сказал, что слышал разговор юноши с негром. В день аукциона они вдвоем пойдут на торги, а рабыня останется дома одна.

— Какие торги? — взвился Кларо, — Это я всё придумал!

— Не знаю, господин, — улыбнулся тот, — Но через три дня на рынке состоится большая распродажа рабов.

Злорадно улыбнувшись, уродец кинул своему осведомителю медяк и припустил в замок Лазара. Теперь нужно было убедить графа действовать по только что родившемуся плану. А эта задача была трудной и опасной. Но игра стоила свеч.

Кларо, запыхавшись, вбежал во двор и помчался прямиком к кабинету своего хозяина.

— Где мои рабы? — не дав раскрыть Кларо рот, заорал Лазар.

— Мой господин, — уродец согнулся пополам, — Прошу, выслушайте меня.

— Что ты можешь мне сказать, мерзавец? — рассмеялся Себастьян.

Выждав, когда господин успокоится, Кларо изложил свой план. Граф долго смотрел на несуразное тело своего слуги, потом подошел к окну и, не оборачиваясь, проговорил:

— Самое смешное, что ты прав, негодяй. Но не думай, что оказался умнее меня. Ладно, я дам тебе людей, и ты приведешь рабыню. А я тем временем подготовлюсь к встрече.

— Позвольте мне немного отдохнуть, — заискивающе глядя на хозяина, прохныкал Кларо.

Ничего не ответив, а только махнув рукой, Лазар отпустил уродца. Тот опрометью бросился в свою конуру и с наслаждением развалился на топчане. Теперь ему оставалось только немного подождать. Если уж сам граф согласился с его планом, значит он на верном пути.

Вызвав к себе рабыню, он приказал ей принести вино и еду.

— И сама приготовься, курочка, — добавил Кларо, — Мне нужен отдых, и ты в этом поможешь.

МАЛЫЙ РЫНОК ПЕРЛАТА

— Просыпайся, — Дорна настойчиво трясла Ми за плечо, — Уже рассвет. Скоро принесут завтрак.

Ми потянулась и поднялась со своей подстилки. Осмотревшись, она заметила двух охранников и управляющего с небольшим свитком. Они ходили между рядами, и управляющий делал пометки на пергаменте. Иногда он указывал на рабыню, и та покорно вставала и закидывала руки за голову.

— Готовят к продаже, — пояснила Дорна, — Эти девки предназначены для черной работы. За них много не дадут, так что, на рынок тащить не обязательно. Покупатели придут сюда.

В это время распорядитель подошел к Ми, но, заглянув в свиток, покачал головой и отошел в сторону.

— Эта пойдет на помост, — проскрипел он, — Так приказал хозяин.

— Можешь сесть, — сказал солдат и ткнул Ми в плечо.

— Позвольте, господин, — вмешалась Дорна, — Эта рабыня будет мне помогать.

— Пусть, — отмахнулся управляющий и вышел из барака.

Принесли завтрак, и Дорна начала раздавать плошки. Рабыни ели молча, стараясь не смотреть по сторонам. Многих из них сегодня продадут, и уже завтра невольницы приступят к тяжелой работе. Кое-кто проживет не больше месяца и умрет от истощения, кому-то повезет больше.

Ми смотрела на грустные лица девушек, и её маленькое сердечко сжималось от боли. Она уже не помнила обид, не желала зла этим грубым чумазым рабыням. Она смотрела на них с сожалением.

Снова вошли солдаты и начали пинками выгонять рабынь из барака во двор. Там их приковывали цепями к столбам, врытым в землю. Невольницам предстояло простоять так весь день до захода солнца. Охранники, вооружившись плетьми, заняли свои места по краям площадки.

Появились первые покупатели. Это были люди не богатые, и их интересовали не красота и привлекательность товара, а крепкие мышцы. Они переходили от одного столба к другому, придирчиво осматривая каждую рабыню, ощупывали плечи, бедра, залезали в рот, проверяя зубы.

Управляющий уселся на табурет в тени под навесом и разложил на маленьком столе свитки с записями о каждой невольнице и ценой, за которую можно было её продать.

— Эй, любезный, — то и дело окликал его покупатель, — За сколько отдаешь вот эту?

— Пять монет серебром, — театрально потрясая перечнем, отвечал управитель.

— Смеешься? — возмущался клиент, — Эта девка и недели не выдержит! У меня плантация, мне нужна сильная рабыня.

— А Вы, господин, кормите её лучше, — с усмешкой давал советы управляющий.

— Даю две, — покупатель называл свою цену.

Начинался торг. Но уже с самого начала было ясно, что девушка будет продана.

Ближе к полудню Дорна подозвала Ми и надела на неё кожаный фартук и дала в руки кувшин с водой и кружку. Негритянка медленно обходила столбы с прикованными к ним рабынями и каждой давала напиться. Заметив, что на них никто не смотрит, она шептала рабыне нежные слова утешения, гладила по голове и улыбалась.

Этот день для работорговца был удачным. Купили больше половины товара, и купец дал знак загнать оставшихся рабынь обратно в барак. Солдаты сняли цепи, и девушки, еле волоча ноги, поплелись к своим циновкам, не обращая внимания на окрики охранников. Ми помогала им, как могла: кому скажет пару ласковых слов, кому разотрет затекшие руки, с кем-то просто посидит пару минут.

— Добрая ты душа, — вздыхала Дорна, глядя, как её помощница переходит от одной рабыне к другой.

— Им, я думаю, никто никогда не говорил ласковых слов, госпожа, — отзывалась Ми, — Вот они и ведут себя так. Каждый человек нуждается в ласке. От неё он сам становится добрее.

— Ты им это скажи, — усмехнулась женщина, — Когда они очухаются. Уж они тебя отблагодарят!

Дверь с грохотом распахнулась. На пороге стоял хозяин, а из-за его плеча выглядывал управляющий, сверля глазами рабынь. Купец прошелся по бараку, прикрывая нос шелковым платочком, потом повернулся к Дорне и приказал следовать за ним.

— Что-то случилось, хозяин? — поднимаясь со своего места, спросила женщина.

— Молчать! — заорал управляющий, — Мерзкая тварь! Как ты смеешь говорить с господином без разрешения!

— Всё? — купец посмотрел на слугу, — Успокоился? А теперь пошел вон! Я сам разберусь с рабыней.

Управляющий, закусив губу, поспешно ретировался, боясь даже оглянуться. Работорговец пробурчал что-то невнятное и вышел из сарая. Дорна последовала за ним.

Когда их шаги стихли, из дальнего угла поднялась стройная блондинка с большой упругой грудью и направилась к Ми. Подсев к девушке, она уставилась на неё своими синими, как небо глазами. Негритянка, выдержав этот недобрый взгляд, уселась, обхватив колени руками.

— Ну, что, черномазая? — блондинка ткнула её пальцем в бок, — Тоже надеешься попасть в постель к хозяину?

— Нет, не надеюсь, — Ми хотела отвернуться, но пышногрудая рабыня задержала её.

— Ты не отворачивай морду! — сказала она, — Ты должна мне пятки лизать, мелюзга!

— Почему это?...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх