Перед рассветом

Страница: 10 из 27

с Вами, госпожа, — пискнула Дана, высовывая голову из-под одеяла.

— Жди меня здесь, — отмахнулась Элен.

— Я с Вами! — рабыня откинула одеяло в сторону, — Я Вас не отпущу одну!

Голос негритянки был так настойчив, что Элен, не долго думая, кинула ей какую-то одежду и велела поторопиться. Через пять минут обе они выбежали на улицу и прыгнули в седла стоявших у порога лошадей и после двадцати минут бешеной скачки влетели на пристань.

Там уже собралась большая толпа зевак, каких немало в любом городе. Элен спрыгнула с лошади и, расталкивая любопытных локтями, пробралась к пирсу. За ней неотступно следовала Дана, изо всех сил стараясь не потерять в этом муравейнике свою госпожу.

— Боцман! — крикнула Элен, наконец пробравшись к швартовым столбам.

— Я здесь, госпожа Элен, — из группы матросов вынырнул коренастый рыжеволосый детина, перепачканный сажей.

— Где мой брат, Кирк? — резко спросила женщина.

— О, не беспокойтесь, госпожа Элен, — боцман криво улыбнулся, — С капитаном Броссом всё в порядке. Сейчас он появится. Да вот он!

Из недр еще дымящегося корабля появился Алан. Его белая рубаха в нескольких местах была разорвана и испачкана кровью и копотью, волосы на голове взлохмачены. Он медленно шел к сходням, неся на руках девушку. Это была Мара. Её кудрявая голова откинулась назад, руки безвольно свисали вниз.

У Даны замерло сердце от страха.

Бросс сошел на пирс и положил девушку на камни пристани. Элен вскрикнула, увидев на виске девушки огромную кровавую дыру. Дана рванулась к сестре и упала перед ней на колени. Она не могла поверить, что с ней теперь нет самого близкого человека, единственного, кто уцелел после нападения пиратов на их деревню.

Девушка провела рукой по сбившимся в колтун волосам Мары и, запрокинув голову, завыла, как смертельно раненая медведица. Позже, Элен призналась, что у неё по спине пробежали такие мурашки, каких не было со смерти родителей.

Схватив голову сестры, Дана склонилась над ней и тихо начала шептать какие-то непонятные слова, при этом раскачиваясь из стороны в сторону.

— Как она погибла? — спросила брата Элен.

— Лучше спроси, как я остался жив, — буркнул Алан.

— Вот именно, — женщина бросила суровый взгляд на капитана, — Ты жив, а она...

— Мара спасла мою жизнь ценой своей, — с горечью в голосе ответил Алан, — Я стоял у штурвала и разговаривал с рулевым. Вдруг раздался сильный взрыв. Меня кот-то сильно толкнул. Когда я сообразил, в чем дело, то увидел её, лежавшую на палубе с дыркой в голове, а рядом валялся огромный обломок реи. Я оттащил девушку в сторону в надежде, что она жива, и хотел перевязать ей рану, но вскоре понял, что это бесполезно. Мара была мертва. Я оставил её рядом с штурвалом, прикрыв куском парусины, а сам бросился тушить пожар вместе с другими матросами.

— А где Тина? — вдруг спросила Элен, завертев головой.

— Не знаю, — пожал плечами Бросс, — Я её не видел с момента взрыва. Может, испугалась и спряталась где-нибудь?

— Боцман! — опять крикнула женщина, — Возьмите трех человек и ищите рабыню Тину!

— Слушаюсь, госпожа Элен, — рявкнул Кирк, — Эй, вы, трое, медуза вам в глотку! Искать девчонку! Живо, разорви вас черти!

— Она в пороховом погребе! — крикнул кто-то из команды, — Ксли бы не эта девчонка, от шхуны и щепок бы не осталось! Я видел, как она легла на горящий бачонок с порохом и своим телом погасила взрыв.

Кирк, оттолкнув матросов, сам кинулся в чрево корабля и вскоре вынес оттуда изуродованное тело девушки, опознать которую можно было лишь по маленькому клочку красной ленточки, вплетенному в волосы. Пережить эту потерю Дана уже не смогла и упала на землю, потеряв сознание.

— Как ты, милая? — над рабыней склонилась Элен, вытирая платком выступившую на лбу испарину.

— Госпожа, — еле шевеля губами, произнесла девушка, — Это Вы, госпожа?

— Конечно, я, — хозяйка присела на край кровати, на которой лежала Дана, и погладила её по щеке, — Не бойся. Ничего не бойся. Я тебя...

— Не надо, госпожа, — на глаза рабыни навернулись слезы, — Я теперь осталась совсем одна. Я тоже хочу умереть.

— Ты не одна, моя девочка, — ласково сказала Элен, — Я всегда буду рядом с тобой.

— Вы — моя хозяйка, — сквозь слезы пролепетала негритянка.

— Нет, — уверенно возразила женщина, — Ты — теперь свободный человек. Мы с братом оформили все бумаги. Теперь ты сама можешь выбирать, где жить и что делать. Но мне бы хотелось, чтобы ты осталась со мной.

— Как ваша служанка? — Дана недоуменно посмотрела на госпожу.

— Как дочь, — поправила её Элен, — А теперь успокойся и поспи. Если хочешь, я посижу рядом с тобой.

— Госпожа! — позвала девушка.

— Я здесь, — тихо отозвалась женщина.

— Я долго была без сознания?

— Несколько дней. Но теперь доктор сказал, что всё будет хорошо. Поспи, а я посижу тут.

Девушка, глотая слезы, кивнула в ответ. Элен улыбнулась и устроилась на стуле, приставленном к спинке кровати. Дана закрыла глаза и почувствовала, как успокаивается. Глаза сами собой начали слипаться, дыхание стало ровным, постепенно исчезла тревога.

— Может быть, эта женщина дарит мне такое успокоение? — подумала она.

Но вскоре мысли стали бессвязными, и Дана провалилась в спокойный безмятежный сон.

Прошел месяц с того ужасного дня. Элен не обманула девушку. Когда та поправилась и окрепла, женщина показала ей бумагу, в которой говорилось:

«Дана, дочь вождя Момато отныне признана свободной и находится под покровительством маркизы Элен Стефании Бросс и является её приёмной дочерью».

По случаю выздоровления в усадьбе Броссов был устроен небольшой прием, на который приехали только близкие друзья. За два дня портной принес великолепное кружевное платье, и девушка долго вертелась перед зеркалом, рассматривая себя в его отражении под ласковым взглядом Элен.

— Нравится? — спросила женщина, видя счастливое лицо своей любимицы.

— О, да, матушка, — Дана бросилась на шею маркизе, — Но...

— Что, милая? — женщина насторожилась.

— Смею ли я просить, матушка, — робко произнесла негритянка, стыдливо опустив глаза.

— Смеешь, — заверила её Элен, надевая на тонкую загорелую шейку девушки жемчужное ожерелье.

— Огромное спасибо за заботу, но мне бы хотелось иметь на каждый день одежду более простую.

— Какую же? — женщина приподняла бровь.

— Я помню нашу первую с Вами встречу, — начала издалека Дана, — Помните, когда Вы с братом выкупили нас у того пирата?

— Помню, — кивнула головой Элен.

— Я тогда была поражена Вами, матушка, — с воодушевлением воскликнула девушка, — Вы были так красивы в том костюме! Так стройны и грациозны!

— Ты хочешь такой же? — уточнила маркиза.

— Я бы хотела иметь мужской костюм, в котором смогла бы ездить верхом, — выпалила Дана, — Я же воин и должна быть всегда готова вступить в битву с врагами.

— Хорошо, хорошо! — рассмеявшись, замахала руками Элен, — Будет тебе такая одежда, но и женские платья тоже.

Бал был великолепен. Все гости с интересом рассматривали темнокожую чужеземку, удивляясь, как эта «дикарка» свободно держится и говорит. Элен весь вечер неотступно следовала за Даной, чтобы избавить её от нежелательных волнений, которые могли доставить девушке чопорные матроны или их важные кавалеры. Она зорко следила, чтобы не обидели её приемную дочь насмешками и ненужными разговорами. Когда кто-нибудь из гостей пытался предложить юной воспитаннице бокал вина, Элен тот час появлялась рядом и унимала любителя ненужных шуток.

Когда гости разъехались, Дана, сидя в кресле возле камина, спросила:

— Матушка, почему все эти господа такие жестокие? Чем я помешала им?

— Девочка моя, — тяжело вздохнув, ответила женщина, — Это моя ошибка. Я не должна была приглашать их. Для этих надутых индюков, кичащихся своей родовитостью ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх