Перед рассветом

Страница: 13 из 27

в рот, натянул на Дану тесную уродливую кожаную маску с прорезями для глаз и зашнурованной дыркой на месте рта. Приладив шею несчастной к наковальне, он затянул её толстым железным обручем и несколькими сильными ударами скрепил концы парой заклепок. Ошейник так туго стянул горло, что девушка чуть не задохнулась, но Ринг, видимо, хорошо знал своё дело. Обстучав деревянным молоточком обруч со всех сторон, он придал ему форму тела. Дышать стало легче.

— Переворачивайте, — распорядился он.

Сквозь прорези маски Дана с ужасом увидела, как кузнец достал из ящика огромную толстую иглу с деревянной ручкой и сунул её в жаровню. Металлический стержень быстро покраснел. Зажав одной рукой сосок, Ринг, примерившись, быстро проткнул его иглой.

Страшная боль пронзила всё тело девушки. Она дернулась и издала долгий протяжный стон. Но никто не обратил на неё внимания. Выдернув иглу, кузнец вставил в образовавшееся отверстие небольшое кольцо и сжал его ручными тисками. Та же участь постигла и второй сосок. Но Дана уже ничего не видела.

Очнулась она, когда её тело окатили холодной водой. Кузнец, вытерев со лба пот, развязал рабыне ноги и сразу же надел на них тяжелые кандалы с широкими браслетами, надежно заклепав их. После этого и руки пленницы были скованы цепями.

— В клетку её! — приказала госпожа, — И пришлите к ней Гизеллу. Пусть начинает. Эй, кок! Завтрак готов?

— О. да, моя госпожа, — послышался уже привычный ответ.

***

Шел уже второй месяц, как капитан Норт уехал с экспедицонной проверкой. Дома жизнь текла размеренно и спокойно. Крис поднимался рано. Осторожно, стараясь не разбудить спавшую рядом Зизи, он выскальзывал из комнаты и бежал во двор, где его уже ждал Сабуро. Девушка, конечно, не спала, а наблюдала из окна, спрятавшись за портьеру, за диковинными и смешными упражнениями своего господина.

Насмотревшись и насмеявшись вволю, она быстро приводила себя в порядок и мчалась на кухню готовить завтрак. Когда все трое рассаживались за столом, мулатка с обожанием смотрела на своего любовника и старалась незаметно подложить на его тарелку что-нибудь вкусненькое так, чтобы не заметил Сабуро.

Наставник молодого господина, хоть и делал вид, что увлечен едой, всё видел, но только снисходительно улыбался, сощурив и без того узкие хитрые глазки. А девушка, подперев щеку ладошкой, смотрела, как Крис уплетает за обе щеки приготовленный ею завтрак.

Потом сын Страны Восходящего Солнца, как он сам называл свою Родину, исчезал из дома до полудня, а юноша закрывался в кабинете отца и штудировал старые лоции, книги по морской навигации, астрономии, физике и математике, основам кораблестроения и судовождению, готовясь к испытаниям на звание курсанта Военно-Морского корпуса.

Зизи не мешала ему, а принималась за работу по дому. Любовь любовью, но надо исполнять свои обязанности тоже: постирать, прибраться и приготовить ужин. Но с каждым новым днем девушка чувствовала, что в её сознании что-то изменилось. Прежние корыстные цели отошли на второй план. Она всё чаще и острее понимала, что по-настоящему любит Криса, как только может любить женщина. Всё чаще она задумывалась над этим и тайком утирала слезы краем передника, понимая, что мечта всю жизнь быть рядом с её молодым хозяином может оказаться невыполнимой. Ведь она — обычная рабыня, мнение которой никому не интересно.

Однажды Крис заглянул на кухню в поисках воды и увидел сидевшую в уголке Зизи, грустно смотревшую в окно.

— Ты чего? — испуганно спросил парень.

— Простите меня, господин, — прошептала девушка.

— Что случилось? — юноша подошел к мулатке и обнял её за плечи.

Его руки сами собой скользнули вниз и ощутили под тонкой материей платья напрягшиеся холмы грудей. Девушка тихо застонала, закрыв глаза и откинув голову назад. Маленькие капельки слез потекли по щекам. Рабыня хотела вытереть их платочком, но не хотела мешать наслаждению.

Крис сел перед ней на корточки и стал нежно целовать смуглые руки рабыни.

— Что с тобой? — тихо спросил, — Я тебя чем-то обидел? Прости меня.

— О, нет-нет, господин, — глотая слезы, зашептала Зизи, — Вы не сделали мне ничего плохого.

— Тогда что же? — не отступал юноша.

Девушка с минуту молчала, потом, собравшись с силами, выдавила из себя:

— Я любдю Вас, мой господин!

— И я тебя люблю, — улыбнулся Крис.

— Нет, — рабыня опустила голову, — Я для Вас всего лишь красивая игрушка. Скоро Вы уедете учиться и забудете меня. А я...

Тут Зизи не смогла себя сдержать. Она бросилась Крису на шею и начала целовать его лицо, шею, волосы. Слезы рекой лились из её прекрасных черных глаз, и девушка даже не пыталась их унять.

— Я люблю Вас не как рабыня, — сквозь плач говорила она, — Я люблю Вас, как женщина. Я — глупая девчонка. Я мечтала, что всю жизнь буду с Вами. Но ведь это невозможно. Ваш отец никогда не отпустит меня с Вами, когда Вы получите должность. Быть может, я Вас больше никогда не увижу. Я умру без Вас!

Последние слова Зизи прокричала и залилась горьким надрывным плачем, уткнувшись в плечо юноши. А Крис так и сидел на корточках, не шевелясь, и гладил по волосам плачущую мулатку.

— А если я уговорю отца отпустить тебя? — внезапно спросил он.

Зизи подняла глаза.

— И возьмете меня с собой? — хлюпая носом, спросила она.

— Не сейчас. Придется подождать года три-четыре, — вздохнул юноша, — Но, как только я получу чин лейтенанта и назначение на службу, то сразу заберу тебя, и мы уедем.

— И мы будем жить вместе? — рабыня посмотрела на молодого господина преданными, как у собаки, глазами.

— Да. Будем жить вместе, — пообещал Крис, — Я дам тебе свободу, и ты нарожаешь мне детей, таких же красивых, как ты.

— Нет, господин, — вздохнула девушка.

— Нет? Почему? — удивился парень.

— Простите меня, господин, — Зизи снова заплакала, — Я не могу об этом сказать. Сейчас не могу.

— Ну, и ладно, — Крис поцеловал рабыню в губы, — А знаешь, что? Сабуро мне сказал, что сегодня вернется поздно. Давай поедем к морю. Ведь тебе тоже нужен отдых!

— Ой, я не могу, господин, — засуетилась рабыня, — У меня много работы. Надо дом прибрать, приготовить...

— Ты — девушка старательная, — перебил её хозяин, — Сделаешь, когда вернемся. Поехали!

— Да, господин, — Зизи опустила голову, — Только передник сниму.

— А ты мне в нем больше нравишься, — почему-то сказал Крис, — Но ты сними, а то он потом грязным будет.

Тихая бухта, к которой они подъехали, была скрыта от людских глаз острыми скалами и густым кустарником. Крис сидел на траве и любовался, как его возлюбленная, приподняв юбку платья, бегает по мелкой гальке босыми ногами. Мелкие волны набегали на берег, и девушка с веселым и звонким смехом отскакивала в сторону, а они с шипением лениво отползали обратно. Юноша откровенно любовался мулаткой, её грациозными движениями, её бесхитростной открытой улыбкой.

— Эх, придумали бы люди такое зелье, — думал он, — Чтобы такие красивые девушки всегда оставались молодыми и веселыми. А еще придумали бы такие законы, которые отменили бы рабство.

Рабыня подошла к юноше и опустилась на траву рядом с ним. Глаза её светились счастьем, грудь вздымалась при каждом вздохе.

— О чем Вы думаете, господин? — склонив голову на бок, спросила она.

— О том, как сделать всех людей счастливыми, — ответил Крис, — Вот ты хотела бы быть счастливой?

— А я уже счастливая, — рассмеялась Зизи, — А Вы, господин?

— Не совсем, — юноша хотел рассказать девушке о своих мечтах, но передумал, — А почему ты сказала, что не хочешь нарожать мне детей?

— Я не могу, — мулатка вдруг помрачнела, — У меня никогда не будет детей.

— Почему? — не отставал Крис.

— Это давняя история, — рабыня легла на спину и уставилась в небо, — Мне тогда было четырнадцать. Уже появилась грудь, раздались бедра. Мой хозяин уже тогда засматривался ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх