Перед рассветом

Страница: 14 из 27

на меня, но его жена, чьей служанкой я была, зорко за мной следила. Даже иногда била, считая, что я во всем виновата. А однажды она уехала к родственникам на два дня, а меня с собой не взяла. А вечером хозяин с приятелем набросились на меня и всю ночь насиловали, пока не порвали у меня между ног. Было много крови. Но я выжила. Хозяйка привела лекаря. Он осмотрел меня там, а потом сказал, что жить я буду, а детей никогда не рожу. Вот и вся история, хозяин. Теперь вы меня выгоните?

— Не говори глупостей! — юноша даже подскочил на месте, — Я тебя буду любить, как прежде. Обещаю.

Он склонился над девушкой и поцеловал её в губы.

Домой ехали молча. А ночь была такой бурной и страстной, что Крис даже проспал утром, и Сабуро пришлось его вытаскивать из кровати силой.

Двор усадьбы наполнился топотом копыт и окриками людей. Крис выглянул в окно.

— Отец приехал! — радостно закричал он, выскакивая на крыльцо.

Капитан Норт, кряхтя, вылез из кареты и подошел к сыну. Внимательно осмотрев его с ног до головы, Бенджамен хлопнул юношу по плечам и прижал к груди.

— Тебя не узнать, сынок! — сказал он довольным голосом, — Прошло всего два месяца, а ты возмужал и даже немного вырос. Надеюсь, в доме всё в порядке?

— Да, отец, — счастливый от похвалы, ответил Крис, — У нас всё, как прежде. Только...

Юноша замолчал. Его лицо стало серьезным. Капитан Норт своим отцовским чутьем почувствовал, что с сыном происходит что-то непонятное, но не стал требовать объяснений, а решил немного выждать. Рано или поздно Крис сам заговорит, и тогда всё выяснится.

Бенджамен ушел в свою комнату, позвав к себе Зизи, чтобы рабыня помогла ему разобрать багаж. Девушка, бросив тревожный взгляд на Криса, засеменила за хозяином, а парень остался стоять на крыльце.

— Вечером я обязательно должен поговорить с отцом, — решил он, — И убедить его, что без этой темнокожей девушки не могу жить. Пусть ищет себе другую рабыню, а Зизи останется со мной. Я должен это сделать!

Вечером, когда все собрались за праздничным столом, и рабыня подала роскошный ужин, приготовленный специально по случаю благополучного возвращения капитана, Крис подозвал к себе девушку. Обняв её за тонкую талию, он посмотрел на отца и только хотел открыть рот, но капитан, сдержанно улыбнувшись, поднял свой бокал и сказал:

— Дорогой сын! Зизи мне всё уже рассказала. Вы любите друг друга. Это хорошо. Но рассуди сам. Тебе предстоит учеба в Корпусе. Порядки там строгие, ты сам это знаешь.

— Да, отец, — Крис кивнул в ответ.

— Но поверь моему опыту, — продолжал Норт, — Это — самый лучший способ проверить вашу любовь. Через четыре года ты получишь лейтенантские шевроны и назначение для прохождения службы. Вот тогда и заберешь с собой Зизи. А я к этому времени оформлю все документы, и девушка получит свободу. Тогда и решайте, что делать. Или она останется твоей служанкой, или...

— Я понял, отец! — радостно воскликнул Крис, — Я согласен.

— А что скажешь ты? — Бенджамен взглянул на мулатку.

— И я согласна, — грустно ответила рабыня, и, помолчав, добавила, — Но ведь молодой хозяин будет приезжать.

— Не часто, но будет, — заверил её капитан, — Хотя, я, как помню, за всё время не приехал ни разу.

Зизи старалась не думать о скорой и долгой разлуке с любимым. Они так же весело проводили вместе время, уезжая к морю на их любимое место в ту маленькую, затерявшуюся среди скал бухточку. Так же страстно предавались любовным играм по ночам, когда капитан оставался в гарнизоне. Но Крис замечал, что девушка взволнована. Он был совсем не глуп, чтобы понять причины этого волнения, но старался не замечать случайных слез или рассеянного поведения рабыни.

Но этот день, всё же, наступил. С утра дом наполнился суетой и нервозностью по поводу отъезда молодого господина. Отец, как и подобает старому вояке, был сдержан. После завтрака он пригласил Криса к себе в кабинет и целый час давал ему наставления, как следует себя вести вдали от родного дома. Зизи, забившись в угол своей комнатушки, тихо всхлипывала, утирая носик обрывком манжета, когда-то оторвавшегося от рубашки парня и хранившейся у неё, как ценная реликвия.

После разговора с отцом Крис долго искал Зизи по всему дому. Только, когда случайно заглянул в кладовку под лестницей, он обнаружил девушку, сидящую на старом ящике с заплаканными глазами и лоскутом рубашки, который она прижимала к груди.

— Я договорился с отцом, — сообщил юноша прямо с порога, — Теперь ты будешь жить в моей комнате.

— Спасибо, господин, — сквозь слезы прошептала Зизи, — Я каждый день буду убирать там и вспоминать Вас.

— Не называй меня больше господином, — попросил парень, — Пройдет очень мало времени, и ты получишь свободу. Отец мне дал слово, что уже завтра он отошлет в магистрат прошение.

— О, благодарю, господин! — девушка бросилась в объятия юноши.

— Просто Крис, — поправил её парень, — А какое имя хочешь ты? Как тебя назвали при рождении? Скажи, и это имя занесут в документ.

— Замира, — прошептала мулатка, — Очень древнее имя. Замира Родригес. Мой отец был испанцем.

— Вот и прекрасно, — обрадовался Крис, — Пойдем отсюда. Надо собираться.

Девушка упала перед ним на колени, обхватила ноги руками и зарыдала во весь голос, уткнувшись лицом. Юноша немного опешил, не зная, что делать. Мягко подняв её на ноги, он обнял Зизи и стал нашептывать ей на ушко нежные слова о своей любви, о том, что через год приедет, что будет писать часто.

Рабыня понемногу успокоилась, и они вместе вышли из немного душной кладовки. У крыльца уже гарцевала лошадь Криса. Получив последние наставления и обнявшись с отцом, юноша быстро чмокнул Зизи в губы и вспрыгнул в седло. Хлестнув коня, он умчался по пыльной дороге в порт, где должен был сесть на корабль, отбывавший в одну из отдаленных колоний, а девушка еще долго стояла и смотрела ему в след.

Бенджамен сдержал слово, данное сыну. Через три месяца курсант Норт получил письмо из дома, в котором отец сообщал, что Зизи, ныне госпожа Замира Родригес, живет в его комнате и ведет хозяйство. В помощь ей была куплена другая рабыня, с которой Зизи быстро подружилась. Часто вечерами после ужина госпожа Замира выходит на крыльцо и подолгу смотрит на пустую дорогу. Несколько раз приходил Сабуро. Где живет и чем занимается, он не рассказывал, но много расспрашивал и очень радовался успехам своего бывшего ученика.

Крис написал длинное ответное письмо, в котором говорил о своей любви, о благодарности к отцу за выполненные обещания. Отправив его с ближайшим кораблем, он снова погрузился в учебу.

Учеба давалась молодому Норту легко, и очень скоро он стал одним из лучших. Не отказывался помочь своим товарищам, не устраивал истерик, если командиры приказывали выполнить какое-нибудь поручение за других. Некоторые курсанты этим пользовались, но Крис на них не обижался, считая, что когда-нибудь они осознают свои ошибки и встанут на праведный путь.

Год пролетел незаметно, и однажды курсанта вызвал к себе полковник и сообщил, что ему, как отличнику, предоставлен короткий отпуск. Крис собрался за десять минут и уже к полудню стоял на пристани, ожидая посадки на корабль.

Это был большой сорока восьми пушечный фрегат, входивший в состав эскадры, патрулировавшей воды вокруг островов, недавно присоединенных к колониям Её Величества. Сейчас этот корабль направлялся на материк, груженый тростником и пряностями. Кто-то из губернаторов посчитал, что отправлять торговое судно под прикрытием военного корабля нецелесообразно. Это новшество поддержали и другие наместники Королевы. Да и сами военные дали согласие, увидев в этом путешествии личную для себя выгоду, а именно, лишний раз побывать в Старом Свете.

Путешествие началось удачно. Дул хороший попутный ветер, волнение на море не беспокоило, горизонт был чист от пиратов. Но на пятый день впередсмотрящий крикнул, что прямо по курсу на них ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх