Перед рассветом

Страница: 20 из 27

Бени и госпожу Лилиану.

— А она зачем Вам понадобилась? — удивился Вуд.

— Госпожа Лилиана, — спокойно ответил Крис, — Моя давняя подруга и непревзойденный лекарь. Её опыт может быть бесценен в нашем деле.

— Согласен, — Джеймс поднял вверх обе руки, — А дальше?

— Команда корабля была выведена на палубу, а сержант со своими людьми быстро нашел то, что требуется. А именно, клетки и ящики с «животными», которые были уже подготовлены к выгрузке. Мадам Брюссо в данный момент заперта в своей каюте. Теперь остается только разыграть последний акт нашей гениальной пьесы, но с соблюдением всех законов и правил. Для этого-то мне и нужен судья Бени. Этот крючкотвор...

— Понятно, Крис, — перебил его полицейский, — Но почему Вы мне не сказали об этом раньше?

— Профессиональная тайна, — улыбнулся Норт, — Не обижайтесь.

В это время карета начальника полиции уже въехала на пристань. Командор и Вуд поднялись на борт большого корабля, где уже находилась полурота гвардейцев, охранявших матросов, сидевших прямо на палубе. Немного в стороне, опершись о бортик, стоял человек в судейской мантии, и с ним, усевшись на изящный стул, вела непринужденный разговор молодая женщина в зеленом платье. Это и были судья городского магистрата Тристан Бени и госпожа Лилиана.

На кормовой надстройке недалеко от штурвала зловеще чернело массивное кресло, обтянутое черной кожей и испещренное блестящими заклепками.

Сержант, лихо козырнув, доложил, что всё готово. Командор кивнул в знак согласия. Двое рослых солдат вывели на палубу высокую женщину, закутанную в лиловый плащ. Глаза её нервно вращались, обводя свирепым взглядом непрошенных гостей.

— По каком праву! — заорала она, едва подойдя к командору, — Это мой корабль, и я не допущу...

— Успокойтесь, баронесса, — осадил её Вуд, — Сейчас всё узнаете.

— Я этого так не оставлю! — мадам Брюссо направилась к своему креслу, но гвардейцы преградили ей дорогу.

— Я бы на Вашем месте вел себя тише, — посоветовал женщине Крис, — Не усугубляйте того, что уже натворили.

— Я — на своём месте, — огрызнулась дама, нахально улыбаясь.

Пропустив последнюю реплику мимо ушей, командор дал знак начинать. Судья Бени уселся за заранее принесенный с пристани стол и раскрыл папку с бумагами. Сержант Норвуд откинул в сторону парусину, под которой стояли клетки.

— Итак! — судья обратился к мадам Брюссо, — Попрошу отвечать на мои вопросы. Отказ будет расценен, как неподчинение, что только усугубит Вашу вину.

— Мою вину? — снова взорвалась дама, — О какой вине...

— Этот корабль принадлежит Вам? — проигнорировав возмущение баронессы, спросил Бени.

— Мой! — мадам приняла надменный вид, — И что?

— Значит, всё, что находится на борту, принадлежит Вам?

— Здесь всё моё, — проревела женщина.

— И это тоже? — судья указал на клетки с «животными».

— Это — мой зверинец! — баронесса уже хрипела от злости.

— Начинайте! — скомандовал Норт.

Солдаты выкатили на середину палубы длинный узкий ящик.

— Что здесь? — спросил Бени.

— Очковая кобра, — нагло улыбаясь, ответила женщина.

Когда открыли крышку, из ящика показалась голова, потом плечи и, наконец, всё туловище. У судьи от изумления парик съехал на бок. Госпожа Лидиана с двумя девушками-помощницами, одетыми в длинные черные платья и белые фартуки, подошли к «змее». Быстро орудуя длинными ножницами, они освободили девушку от обмоток и положили её на настил, сделанный из трех досок, покрытых белой материей.

Лилиана аккуратно срезала ремни, на которых была закреплена маска, и медленно вытащила изо рта рабыни затычку. Проведя осмотр, молодая женщина обратилась к судье.

— Итак! — громко сказала Лилиана, — Девушка, изображавшая змею. Белой расы. Волосяной покров на голове отсутствует. Возможно, он удален при помощи какого-то средства, препятствующего дальнейшему росту волос. Глаза серые, мутные. Взгляд рассеянный, что свидетельствует о неполноценной мозговой деятельности. Кожа на лице дряблая из-за недостаточного проветривания, которому препятствовала кожаная маска. В некоторых местах видны следы отторжения кожного покрова.

— Простите, что? — не понял судья.

— Отмирание кожи, — пояснила женщина, — Далее. Носовая перегородка искривлена по той же причине. Зубы полностью отсутствуют. Слюнные железы воспалены. Наблюдается воспаление десен. На шее отчетливо видна широкая красная полоса, вызванная долгим ношением ошейника. В двух местах рана нагноилась по той же причине.

— Рабыня должна быть закована в ошейник! — крикнула мадам Брюссо, но под жестким взглядом Вуда замолчала.

— Костный скелет сильно деформирован, — продолжала Лилиана, — Из-за тугих стяжек, которые не ослабляли и, тем более, не снимали в течение долгого времени. Так же искривлены тазовые кости. Мышечные ткани на конечностях атрофированы. Половые органы удалены путем выжигания. Отсутствуют молочные железы.

— Я не понял, — снова воскликнул Бени.

— Видите ли, господин судья, — Лилиана начала терпеливо объяснять, — У любой женщины есть молочные железы, которые в народе называют грудью. Надеюсь, не нужно говорить, зачем они нужны?

По палубе прокатился легкий смешок, но судья призвал к тишине, и все притихли.

— Я понял, — сказал он, снова поправив мантию, — Продолжайте.

— На теле имеется искусственный рисунок, или татуировка в виде змеиной кожи.

— Вывод, — попросил Бени.

— Девушка искалечена умышленно и проведет остаток жизни калекой, — грустно сказала Лилиана, — Большинство повреждений излечить не удастся, как и не удастся восстановить деятельность мышц.

— Спасибо, госпожа Лилиана, — судья повернулся к баронессе, которая демонстративно встала к нему спиной, — Что скажете, госпожа Брюссо?

— Мадам! — поправила его дама.

— Это не имеет значения, как Вас теперь называть, — усмехнулся Вуд, — Хотя, я бы назвал Вас садисткой и людоедом.

В это время двое солдат переложили девушку-змею на носилки и отнесли в повозку, стоявшую у сходен.

— Я жду объяснений! — продолжал настаивать судья.

— Да пошли Вы... , — баронесса снова отвернулась.

— Дело Ваше, — Бени махнул рукой и сел на своё место.

— Следующая! — объявил сержант.

На палубу вытащили высокую металлическую клетку, внутри которой на цепях была распята девушка в маске обезьяны. Кузнец, приглашенный из города, долго возился с браслетами и ошейником. Наконец, оковы были сняты, и Лилиана сама срезала, как и в первом случае, маску и вынула кляп.

Тщательно осмотрев рабыню, она довольно улыбнулась.

— Всё не так уж и плохо! — весело воскликнула женщина.

— Мы Вас слушаем, — судья положил перед собой чистый лист бумаги.

— Девушка, изображающая обезьяну, — начала Лилиана, — темной расы. Волосяной покров на голове присутствует, хоть и коротко острижен. Глаза черные большие, взгляд прозрачный, осмысленный. Кожа на лице немного дряблая из-за плохой вентиляции, но быстро восстановится. Зубы на месте, слюнные железы немного воспалены, но десны спокойные. Язык на месте, но желтоватого цвета. Я думаю, это вследствие недоброкачественной пищи. Живот немного вздут.

Тут женщина замешкалась. Потом повернулась к одной из помощниц и крикнула:

— Быстро судно!

Рабыню подняли с настила и отвели в угол, где усадили на горшок. Девушка испуганно уставилась на мадам Брюссо.

— Не смотри на неё, — сказала Лилиана, — Опорожняйся. Я разрешаю.

В воздухе появился резкий неприятный запах гнили и тухлых яиц. Когда рабыню снова уложили на настил, предварительно обтерев, Лилиана удовлетворенно произнесла:

— Ну, вот! Я была права. Теперь всё в порядке.

— Вы можете подвести итог? — спросил судья.

— Извольте, — женщина мягко улыбнулась, — Девушка не искалечена, хотя, еще немного, и было бы поздно. Грудь на месте. Правда, кто-то пытался её сильно оттянуть, но природа ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх