Перед рассветом

Страница: 3 из 27

матросов. Все они были сильно пьяны. Осмотрев девушек, капитан, пошептавшись с товарищами, указал на двух невольниц, которые, по его мнению, еще были на что-то годны. Бандиты, схватив их за волосы, поволокли из трюма. Когда люк за ними захлопнулся, с палубы донеслись радостные вопли.

Всю ночь Дана прислушивалась к звукам, доносившимся из кубрика матросов, но разобрать ничего не могла. А утром следующего дня в трюм слетела одна из девушек. От её вида у девушки вырвался глухой стон. Всё тело пленницы было изрисовано полосами от хлыста, промежность вывернута, и из неё сочилась бледно розовая сукровица. Большие слегка отвисшие груди её были испещрены страшными следами от порезов и ожогов. Сосков не было вовсе, а вместо них чернели два уродливых пятна.

Девушку даже не стали приковывать к переборке. Она лежала, безучастно глядя в потолок и не отвечала на вопросы. В её глазах даже не было слез. Когда Мара спросила о второй девушке, та закрыла глаза и шепотом ответила:

— Её больше нет.

Расспросы о том, что там произошло, и от чего умерла эта девушка, остались без ответа. Ночью Дана слышала, как тяжело дышит эта бедняжка, но помочь ни чем не могла. К утру и эта пленница тихо умерла. Теперь в темном вонючем трюме осталось только три невольницы.

Как-то ранним утром, когда над водной гладью стелился туман, в трюм спустились несколько матросов и принялись отстегивать девушек от стены. Сверху то и дело слышались окрики капитана, и пираты, вооружившись хлыстами, вытолкнули несчастных и измученных пленниц на палубу.

Первые глотки свежего воздуха одурманили девушек. У Даны закружилась голова, стали подкашиваться ноги. Но чьи-то сильные руки схватили её за исхудавшие плечи и резко встряхнули.

— Стоять, черномазая! — раздался грубый окрик, — Или исполосую плетью!

Бедная пленница съежилась от страха и замерла, боясь пошевелиться. Сопротивляться толпе крепких грубых мужчин не имело смысла. Девушка понимала, что эти головорезы не остановятся ни перед чем.

Сквозь пелену утреннего тумана, пропитанного соленой морской водой, она сумела разглядеть, что к борту корабля, на котором их везли, пришвартовался другой, еще больший, на палубе которого стояли несколько человек, вооруженных длинными саблями, и внимательно следили за происходящим.

— Эй, Бросс! — крикнул атаман, — Рад буду видеть тебя на своей палубе!

— Не думай, что я так наивен, — раздался бодрый голос с противоположной палубы, — Я хорошо знаю, на что ты способен, Гулл.

— А что ты предлагаешь? — расхохотался капитан пиратов.

— Подведи этих девок ближе к борту, — предложил Бросс, — Потом поговорим.

Трое бандитов подтолкнули девушек к самому краю палубы. Человек, которого называли Броссом, тоже приблизился и стал внимательно рассматривать невольниц. Глаз его Дана не видела из-за широкополой шляпы, но почувствовала, что этот рослый моряк не причинит ей вреда.

— Что скажешь, Алан? — к нему подошла стройная женщина, одетая в мужскую одежду.

Дана вдруг увидела, как хорошо сложена эта дама. Мужское обтягивающее платье подчеркивала её природную стройность. Длинные русые волосы, достававшие до пояса, слегка колыхались на легком ветру, слегка вытянутое лицо и большие глаза, смотрели внимательно и нежно. Узкий камзол, застегнутый на все пуговицы, обозначил тонкую талию, а высокие сапоги, закрывавшие колени, подчеркивали стройность и красоту ног. Движения дамы были изящны и легки, как у профессиональной танцовщицы, привыкшей больше к языку жестов, чем к обычной речи. Через плечо была перекинута красивая богато украшенная перевязь, к которой была подвешена изящная шпага с блестящим эфесом.

— Кто из этих замарашек тебе понравился? — мягким голосом спросила женщина, нежно склонив голову на плечо Бросса, — Я бы взяла всех.

— Хорошо, дорогая, — ответил Алан, — Берем всех.

— Эй, Бросс! — снова крикнул пират, — А денег у тебя хватит? За этих обезьян я запрошу хорошую цену!

— Сколько? — в ответ крикнула женщина, — Только учти, Гулл, что за твою поганую голову обещана солидная награда.

— Угрожаешь мне, девка? — взревел атаман, — Вспомни лучше, кем сама была совсем недавно! Давно ли сама из дерьма вылезла?

— Я-то не забыла! — дама положила руку на эфес своей шпаги, — А ты, верно забыл, что сам совсем недавно ковырял камни на каторге! Могу тебя обратно отправить!

— Хватит скалить зубы! — крикнул Бросс, — Назови цену!

— Хе-хе! — усмехнулся бандит, — Скажем, по сотне за каждую! Идет?

— Черт с тобой! — немного подумав, ответил Алан, — Беру!

Были переброшены сходни, и девушек перевели на борт соседнего корабля. Женщина, подбросив на руке увесистый кошелек, швырнула его Гулу. Пират, как кошка, метнулся к деньгам. Его подручные даже не попытались помешать своему капитану. Кошель с глухим стуком брякнулся на палубу.

— Эй, Гулл! — рассмеялась дама, — А ты стал неуклюж!

— Медуза тебе в глотку! — огрызнулся пират, — Чтоб тебя черти сожрали!

— Поскули у меня! — глаза женщины сверкнули недобрым блеском, — Еще встретимся! Плечо не болит? А то наша с тобой дуэль еще не закончилась!

Корабли стали отдаляться друг от друга, и скоро пиратский фрегат исчез в тумане. Девушки стояли на палубе и не понимали, что с ними произошло. Их продали другим людям, значит, теперь они — рабыни. А может, им хотят подарить свободу? Тогда почему не снимают кандалы и ошейники? Что с ними хотят сделать?

Пока Дана терялась в догадках, на палубу вышла русая женщина в сопровождении двух матросов. Девушка заметила, что вся команда в отличие от той, которую она видела на пиратском корабле, была опрятно одета, хоть и в разнобой, не гоготала и не тянула к ним свои руки.

— Меня зовут Элен, — представилась женщина, — Я здесь старший помощник капитана. Но вы должны будете называть меня госпожой, как и всех остальных членов команды. От того, как вы будете себя вести, зависит очень многое. Если будете послушны и старательны, вас никто не обидит, будете сыты и довольны. Если же вздумаете лениться и грубить, я накажу вас. Всем ясно?

Девушки в нерешительности затоптались на месте, позвякивая оковами.

— Я не слышу ответа, — голос женщины стал тверже, — Или вы меня не понимаете?

— Понимаем, — тихо ответила Мара.

— Повтори, — приказала дама, подняв руку с короткой плетью.

— Понимаем, госпожа, — повторила Мара уже громче.

— То-то же, — ухмыльнулась женщина, — Не забывайтесь впредь.

— Да, госпожа, — с дрожью в голосе произнесла Мара, опустив голову.

— Картер! — крикнула женщина, — Сними с этих милашек железо и отведи к Линде. Только аккуратнее, не порань.

— Будет исполнено, госпожа, — ответил высокий матрос в просторной белой рубахе и широком поясе, за который был заткнут кривой кинжал.

Женщина, тряхнув своими великолепными волосами, развернулась на каблуках и ушла. На палубе появилась небольшая наковальня и деревянный ящик с инструментами. Матрос, которого женщина назвала Картером, внимательно осмотрел браслеты на запястьях и лодыжках невольниц и, почесав заросший щетиной подбородок, задумчиво сказал:

— Я много раз говорил, и сейчас повторяю вновь: не умеешь — не берись.

— О чем ты? — воскликнул загорелый парень с косым шрамом на щеке.

— Помоги, Стив, — Картер указал на Мару, — Подержи её. Только аккуратно. Не сломай ей руку. А я попробую срубить заклепки.

***

— Вставайте, господин, — Крис открыл глаза и поморщился.

Рядом с его кроватью стоял человек невысокого роста в белой рубахе, подвязанной черным узким поясом, и широких, похожих на длинную женскую юбку, штанах. Черные волосы его были собраны на затылке и скреплены замысловатой прищепкой, вырезанной из кости. Узкие глаза, похожие на щелочки, придавали вытянутому лицу комичный вид, словно человека тянут за уши назад.

— Я хочу спать, Сабуро, — закапризничал мальчик, — Не встану.

— Тогда я накажу молодого ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх