Перед рассветом

Страница: 4 из 27

хозяина палочкой, — пригрозил узкоглазый слуга.

— Только и знаешь, что палкой колотить, — Крис вылез из-под одеяла.

Не было на всем белом свете человека счастливее, чем Бенджамен Норт. Сегодня он узнал, что его молодая красавица-жена Луиза разрешилась от бремени чудным младенцем.

— Сын! Господин Норт, у Вас родился сын! — захлебываясь от счастья, кричала Молли, соседка Нортов, — У Вас теперь есть наследник!

Капитан Норт летел домой, как на крыльях, пустив галопом своего коня. Он уже представлял, как возьмет ребенка на руки, как прижмет его к сердцу. Как долго они ждали этого дня! Целых пять лет! К каким только лекарям не обращались, но те только бессильно разводили руками и смущенно отводили глаза в сторону. Сколько слез пролила Луиза, моля мужа о прощении. Но что она могла поделать против Матери-природы?

И вот этот день настал! Капитан, бросив поводья конюху, пулей влетел в дом и растерянно остановился. Его насторожила непонятная суета в доме. Но вдруг дверь спальни открылась, и появился старый человек в помятом сюртуке, поверх которого был надет длинный белый фартук. Это был доктор Самюэль Шор, один из известнейших лекарей города и сосед Нортов.

— Крепитесь, мой друг, — грустно произнес он, взяв Бенджамена за локоть, — Роды были тяжелыми. Ваша жена измучена. К тому же открылось внутреннее кровотечение. Но будем надеяться на лучшее. Луиза — сильная женщина. Нужно время.

— О чем это вы, доктор? — не понял Норт, — А что с ребенком? Он жив?

— О, не волнуйтесь, — Самюэль растянул губы в вымученной улыбке, — С мальчиком всё хорошо.

Но, не смотря на все старания врачей, Луизе не становилось лучше, и через несколько дней молодая женщина скончалась. Стоя на коленях перед бездыханным телом, Норт поклялся, что больше никогда не женится, а останется верен своей первой и единственной любви.

Крис рос болезненным слабым ребенком, чем доставлял отцу немало огорчений. Как-то однажды, сидя в одном из припортовых кабаков со своим боевым другом за бутылкой рома, капитан горько вздохнул, осушая очередной стакан.

— Что стряслось, капитан? — насторожился сержант Селен, — Опять дома неприятности?

— Не знаю, что и делать, — вздохнул Норт, — Крис опять болеет. Доктор Шор не отходит от него ни на минуту, но улучшение не наступает. Если и он...

— Ну-ну, старина, — похлопал его по плечу Элоиз, — С Божьей помощью всё обойдется. Давай-ка выпьем.

После того, как они опустошили свои стаканы, Селен, набив свою огромную трубку, медленно начал:

— Ты ведь знаком с дочерью нашего полковника, не так ли?

— С Сэйрой? — встрепенулся капитан, — Нет-нет! Я дал слово Луизе, что больше...

— Знаю, — успокоил его Элоиз, — Я имел в виду совсем другое.

— Что именно?

— Сэйра тоже родилась слабенькой и неказистой девочкой. А в какую красавицу превратилась? И это еще не всё.

— Ты это к чему? — не понял Норт.

— Сейчас всё поймешь, — обнадежил его Селен, — Дело в том, что полковник нанял к себе в дом одного странного малого. Этот парень владеет секретами врачевания и укрепления тела лучше всех наших эскулапов, вместе взятых. За очень короткое время он из несуразной и слабенькой девчонки, коей и была Сэйра, сделал из неё не только здоровую и красивую девушку, но и научил её кое-каким штучкам, что теперь все мерзавцы города обходят её стороной, а те, кто не успел спрятаться, снимают шляпу и раскланиваются, как перед королевой.

— И что с того? — Бенджамен наморщил лоб.

— А вот с чего, — Селен плеснул себе в стакан рому, — Я завтра вечером тебе его приведу. Но только с одним условием — не зарывайся и не лезь в бутылку. Парень он странный, но дело своё знает.

Крис, одетый во что-то, отдаленно напоминавшее пижаму, шел по коридору на задний двор, где под присмотром Сабуро он ежедневно занимался гимнастикой с очень смешным названием У-Шу. Когда мальчик впервые увидел, что учитель вытворяет во дворе, его разобрал откровенный смех. Мог ли тогда парнишка представить, что уже на следующий день, он сам будет заниматься этой гимнастикой, которая на протяжение многих лет будет сопровождать его повсюду, куда бы не забросывала судьба.

Час занятий пролетел, как одно мгновение. Сегодня Сабуро был особенно требователен к своему воспитаннику. После умывания холодной колодезной водой и растирания особыми полотенцами, наставник объявил, что после завтрака они займутся самообороной. Крис всегда ждал эти занятия с нетерпением и был готов к ним.

Молодая рабыня-мулатка, одетая в длинное платье и белоснежный передник, поставила перед юношей миску с овсяной кашей и стакан подогретого козьего молока. Эту диету порекомендовал Сабуро, как-то витиевато объяснив полезность и действенность этих нехитрых продуктов на молодой растущий организм.

— Спасибо, Зизи, — улыбнулся Крис, нежно тронув смуглую руку девушки.

— На здоровье, молодой господин, — рабыня присела в красивом реверансе, — Кушайте, а то остынет, господин.

Юноша уловил на себе одобрительный взгляд воспитателя и улыбнулся. Он вдруг вспомнил один случай, который произошел некоторое время назад.

Как-то, когда отца не было дома, Крис, проходя мимо кухни, увидел, что Зизи стоит над тазом с водой и моет посуду. Неслышно подкравшись к ней сзади, он сильно дернул рабыню за локон волос. Девушка от неожиданности и боли громко вскрикнула и выронила тарелку. Та, ударившись о край таза, разлетелась на маленькие кусочки. Зизи заскулила и уткнулась в передник лицом. Юноша расхохотался, но услышал голос Сабуро у себя за спиной:

— Ай-ай-ай, молодой господин! Не стыдно обижать беззащитную девушку?

— Это же всего-навсего рабыня, — равнодушно ответил Крис.

— Ну, да, — Сабуро поманил мальчика к себе пальцем, — Пойдем со мной.

Выведя его из кухни, воспитатель усадил парнишку на стул, а сам встал перед ним.

— Ты поступил, как последний трус, — грустно произнес Сабуро, — Ты обидел девушку, которая не может тебе ответить. Так настоящие самураи не поступают.

— Мы не у тебя на родине, — огрызнулся Крис.

— Для самурая нет родины, — назидательно проговорил учитель, — Самурай служит своему господину. Но он никогда не обижает слабых. Потому что самурай — мужчина. А ты никогда не станешь мужчиной. Ты вырастешь трусом и предателем. Потому что все предатели начинали с того, что обижали слабых.

— Нет, я не буду предателем, — воскликнул юноша.

— Будешь, — уверенно ответил Сабуро, — Ты уже ступил на этот путь. Поверь мне.

Крис несколько минут, молча, сидел и смотрел в угол. Из кухни доносился тихий плач Зизи. Мотнув головой, он встал со стула и подошел к учителю.

— Сабуро-сан, — почти шепотом произнес мальчик, — Что же мне теперь делать?

— Ну, я бы на твоём месте пошел и извинился перед Зизи, — задумчиво сказал Сабуро.

— Как извиниться? — глаза Криса расширились.

— Это уж твоё дело, — учитель незаметно улыбнулся, — Ведь, когда ты хотел дернуть рабыню за волосы, ты же не спрашивал, как это делается? За свои поступки надо отвечать. Думай. И подумай, что сказать отцу про разбитую тарелку. Ведь девушку накажут за неё.

Мальчик почесал подбородок совсем, как отец, и решительным шагом направился на кухню. Подойдя к девушке, он положил ей на плечо руку и тихо сказал:

— Зизи. Я, это... Ну, я... Ты прости меня. Я обещаю тебе, что никогда больше не буду тебя обижать. Даю слово самурая, то есть, мужчины. А про тарелку не думай. Я сам вечером всё расскажу отцу, и он тебя не накажет.

Мулатка развернулась к молодому хозяину лицом, и Крис обомлел. Большие черные глаза рабыни заблестели от слез. Она обняла парнишку за шею и нежно поцеловала его в щеку. Он, повинуясь природному инстинкту, погладил девушку по волосам и сам не удержался и чмокнул её в лоб.

— Я не сержусь, молодой господин, — шепнула она Крису на ухо, — Только Вы уж больше так не делайте. А то я всю посуду переколочу.

Они ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх